Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Окрестности Минас-Тирит


Окрестности Минас-Тирит

Сообщений 31 страница 60 из 1000

31

- Что с тобой?
- Со мной? Ничего, любимая... со мной все в порядке. Просто устал... не больше, чем все... И наверняка не больше, чем ты. Мне показалось, что ты хотела что-то сказать?
Берен может быть и хотел бы поделиться с любимой своими мыслями, только... Неправильно это было. Он - мужчина, воин, не хватало еще вешать на ее плечи свои проблемы и ныть, как ему плохо. После этого он бы сам себя перестал бы уважать.
- Так же, как ты мне?
- Ну уж нет... думаю, что гораздо больше.
Он потерся щекой о ее руку... И подумал, что неплохо было бы вымыться и побриться. Только вряд ли он сможет сейчас дойти до речки без риска свалиться в нее.
- Ты всегда - сам... Хорошо, как знаешь, mell, я не настаиваю. Просто... отдохни.
- А я отдыхаю... когда ты рядом - это лучший отдых.
Всегда сам... если бы. Что бы он сделал - сам? Попался бы в плен и погиб, вот и все.
- Поначалу они, как видно, испугались, что вам придет помощь,  а после... Берен, ты только не гневайся, хорошо? Лорд Келегорм... кажется, вообразил, что сыну Феанора дозволено все. Он... он говорил, что любит меня, однако он... хотел, по-видимому, силой принудить меня к браку. И об этом узнал отец - вот и приехал...
Берен замер, широко открытыми глазами глядя на девушку. И по мере того, как он осознавал сказанное, в них появлялся гнев.
- Келегорм?  Силой? Тебя, mell? Да... как он посмел...?! Хотя после того, что они с братцем учинили в Нарготронде, понятно, что он способен на любую подлость.
Голос адана звенел от ярости.
- Лорда Ородрэта я не виню, он и не знал о том, что я в городе... И очень помог мне.
- Как же так получилось, что он не знал о том,что в его городе находится дочь Тингола? Впрочем, эти предатели могли нарочно все скрывать...
Берен помолчал, пытаясь совладать с гневом и ненавистью.
- И что же твой отец? Он... знает,что ты пошла...сюда?

0

32

- Со мной? Ничего, любимая... со мной все в порядке. Просто устал... не больше, чем все... И наверняка не больше, чем ты. Мне показалось, что ты хотела что-то сказать?
Лутиэн видела, что Берен скрывает что-то, но не хотела настаивать. Пока что - не хотела. Что-то совсем нехорошее произошло за стенами Тол-ин-Гаурхот...
- Мне многое хочется сказать тебе, Берен, но это все потом, когда мы оба отдохнем и оправимся, - девушка улыбнулась. Трудно им будет. Очень трудно, но они справятся.
- Ну уж нет... думаю, что гораздо больше.
- А вот я в этом сомневаюсь! - таким легким поддразниваниям Лутиэн у Берена и научилась, и только с ним одним могла так говорить.
Она легко гладила лицо любимого, не замечая ни грязи, ни уже изрядно колючей щетины. Впрочем, эльфы уже грели на кострах воду, скоро можно будет и вымыться тоже.
- А я отдыхаю... когда ты рядом - это лучший отдых.
- Я рядом, - подтвердила Лутиэн, обнимая его. - И теперь уже никуда не денусь...
Это решение девушка приняла давно, и менять не стала бы. Никуда она теперь от него не уйдет.
Ее рассказ произвел вполне ожидаемое впечатление. Лутиэн чуть отстранилась и крепко сжала руки Берена, точно боясь, что он прямо сейчас кинется мстить.
- Келегорм?  Силой? Тебя, mell? Да... как он посмел...?! Хотя после того, что они с братцем учинили в Нарготронде, понятно, что он способен на любую подлость.
- Берен, Берен, - девушка успокаивающе погладила его по руке. - Успокойся же... Да, я слышала о происшедшем в Нарготронде, к сожалению, слишком поздно. Это было подло, - голос прозвучал неожиданно решительно, что было редкостью для Лутиэн. - Все уже позади. Думаю, он... он считал, что я потеряла рассудок или опутана чарами.
Так считали многие. Отец, Даэрон... все, кроме нее самой. И матери.
- Как же так получилось, что он не знал о том,что в его городе находится дочь Тингола? Впрочем, эти предатели могли нарочно все скрывать...
- Я не знаю, Берен. Скорее всего, скрывали, причем умело.
Судя по тому, что ее из комнаты-то не выпускали - могло быть именно так.
- И что же твой отец? Он... знает,что ты пошла...сюда?
- Знает, - тихо, но твердо ответила Лутиэн. - И не стал удерживать меня.
Поглядела в глаза Берену и решилась.
- Он... сказал, что готов взять назад свои слова.

0

33

НПС Таларин

Эльф умылся - наскоро, но от этого стало намного легче. Потом принес в их маленький лагерь котелок воды. Кто-то дал ему куртку. Это было... Словно он только сейчас почувствовал, что плен, на самом деле, закончился. Словно натянутая струна лопнула.  Он чувствовал, что нужно просто сесть и отдохнуть хоть немного, но знал, что усидеть не сможет, поэтому побрел обратно к друзьям.
Лекарь присел возле мальчика.
- Здравствуй. Позволишь посмотреть, что с тобой?
Он видел, что у мальчишки обожжены ноги, но могли быть и другие раны, а эти - нужно было обработать и перевязать.

0

34

- Расскажу. Покажу, если захочешь...
- Хорошо. Хочу.
Не совсем то слово, конечно. Но надо было знать.
- Знаешь, давай сейчас лучше...
Ородрэт молча кивнул. Пусть сейчас... чем скорей, тем лучше. Он чувствовал, что брата очень волнует это. И наверняка не зря.
- Ничего вы не потеряли...  Рэсто... Вы, вообще, как узнали-то? Амариэ? Нет. Нельзя было. Ты... молодец.. Спасибо..
- Нельзя было, конечно... Я бы не смог отговорить ее.... а Мелиннаро вот смог... Как узнали? Мелиан... она сказала, увидела... Ах да, ты же не знаешь... Они с Тинголом приезжали в Нарготронд.
Финдарато вообще не знал, не мог знать, что происходило после его ухода.. А если начать сейчас рассказывать - это надолго. Лучше бы ему пока отдохнуть после перевязки.
- Не нужно. Я терплю.
- Знаю... Я немного сниму боль... полегче будет.
С перевязкой было закончено, и Ородрэт действительно начал творить снимающие боль чары. Конечно, сразу все не пройдет, да и нельзя было лечить быстро - слишком тяжело для раненого.

0

35

- Ничего вы не потеряли...  Рэсто... Вы, вообще, как узнали-то? Амариэ? Нет. Нельзя было. Ты... молодец.. Спасибо..
- Нельзя было, конечно... Я бы не смог отговорить ее.... а Мелиннаро вот смог... Как узнали? Мелиан... она сказала, увидела... Ах да, ты же не знаешь... Они с Тинголом приезжали в Нарготронд.
- Да я... просто нельзя было ей так рисковать! И сестренка... она бы что, одна осталась?
Мелиннаро наверное, не смог бы допустить такого... Да и Амариэ ведь все понимала, иначе бы не осталась ни за что.
Ородрэт закончил с перевязкой... Наконец-то. Потому что видно было, как отцу больно и трудно терпеть, хотя он и молчал.
- Мелиннаро... Сесть помоги...
- Сейчас...
Юноша осторожно помог отцу сесть, устроившись так, чтобы тот мог опираться на него.

0

36

Все эти дни Амариэ не находила себе места, почти не спала, не могла есть. Страх за мужа, за сына, стыд, что не отважилась пойти с ним, а пуще всего - неизвестность, истерзали ваниэ. Только с дочерью она немного успокаивалась и брала себя в руки.
Услышав зов Мелиннаро, Амариэ встрепенулась.
"Что там? Yondo, что с тобой, как отец? Что... что происходит?"

0

37

- Хорошо. Хочу.
Финрод закрыл глаза, восстанавливая в амяти появление в камере мальчика и их короткий разговор. Хруст крысиных костей... Затравленный, какой-то потерянный взгляд. Его замутило. Тогда - нет, тогда  он... почти не замечал этого. Наверное, разум защищался. А сейчас мутило.
- Смотри.
- Нельзя было, конечно... Я бы не смог отговорить ее.... а Мелиннаро вот смог... Как узнали? Мелиан... она сказала, увидела... Ах да, ты же не знаешь... Они с Тинголом приезжали в Нарготронд.
- Да я... просто нельзя было ей так рисковать! И сестренка... она бы что, одна осталась?

- Угу... А вам - можно? Их оставлять...  Народ...
Ну вот как с ними спорить-то? В чем-то они были правы. Но... Рисковать так, все равно, нельзя было.
Рэсто закончил - и, кажется, попытался чарами снять боль. А сын помог  приподняться. Финрод прислонился к его плечу. Так, и правда, было легче.
- А остальные как? Эдрахиль?
Он посмотрел на друга.
Ты что  не отдыхаешь?

0

38

- Мне? Потом. Меня ведь почти не тронули.
- Угу... видел я, как тебя не тронули... Надо все равно целителя...
Ведь тоже больно, и тоже устал... Тьелпелоссэ с легкой укоризной посмотрел на друга.
- На здоровье, Тьелпелоссе. Я? Эм... нет,  Вернусь - напьюсь.
- А сейчас почему не хочешь?
Но Энвинион уже ушел. Тьелпелоссэ только вздохнул и снова закрыл глаза.
- Здравствуй. Позволишь посмотреть, что с тобой?
Юноша вздрогнул и посмотрел на подошедшего.
- Здравствуй.... Да, конечно...
Наверное, надо было сесть или лечь так, чтобы лекарю было удобней.. Но сил на это у Тьелпелоссэ не было. ему казалось, что если он пошевелится, то сразу потеряет сознание.

0

39

- Угу... видел я, как тебя не тронули... Надо все равно целителя...
Энвинион покачал головой.
- Потом. Другим помощь нужнее.
Подумаешь, пара шрамов. Бывало и похуже в жизни воина-пограничника...
Эдрахиль заговорил, как всегда, мягко и дружелюбно.
- За что? Все будет хорошо, Энвинион. И... знаешь... ты... мне кажется, можешь забыть о своих сомнениях. Помнишь наш разговор в дороге? Ты выдержал все испытания. С честью выдержал, nilmo...
Слушая нолдо, юноша залился краской. Разговор он помнил, помнил свои страхи и сомнения...
- Ты... правда так считаешь, кано? Спасибо, - тихо и твердо ответил Энвинион. Все-таки он смог выдержать, командир прав был. - Спасибо, что верил.
Может быть, он в самом деле может теперь считать себя эльфом? Забыть о прошлом, наконец?
- Остальные как? Лирилин? Тьелелоссэ? Целители обещали к ним прийти....
- Тьелпе лечат... А с Лирилином - не знаю.
В этот момент Энвинион услышал осанвэ менестреля.
"Энвинион, если не трудно, можешь принести пару стрел, кинжал и кусок полотна?"
"Э... хорошо, ладно, сейчас," - озадаченно ответил юноша.
- Он просит кинжал, пару стрел и кусок полотна, - сообщил Энвинион. - Зачем?
Но просьбу-то надо было выполнить, поэтому юноша отправился искать просимое.

0

40

- Мне многое хочется сказать тебе, Берен, но это все потом, когда мы оба отдохнем и оправимся
- Хорошо... тогда пока не буду ни о чем тебя спрашивать.
Правда.. что это он? Зачем мучает ее, и так уставшую, вопросами?
- А вот я в этом сомневаюсь!
- А вот и зря... Я грязный и колючий...
Он блаженно улыбнулся, прикрыв глаза.
- Я рядом,  И теперь уже никуда не денусь...
- А я тебя никуда и не отпущу... Ни за что.
Берен тоже обнял любимую. Не отпустит... Пока не придет пора уходить. Потому что не будет он вправе быть с ней, пока не сделает то, что должен.
- Берен, Берен,  Успокойся же... Да, я слышала о происшедшем в Нарготронде, к сожалению, слишком поздно. Это было подло,  Все уже позади. Думаю, он... он считал, что я потеряла рассудок или опутана чарами.
- Пусть подавится... своим мнением. -Брови Берена сдвинулись, он никак не мог заставить себя перестать злиться. - И где сейчас этот... это недоразумение? Продолжает портить воздух в Нарготронде?
Наверное, не надо было так говорить. Но адан не мог ни простить, ни принять то, что сделали феаноринги. И не ненавидеть их не мог. По крайней мере сейчас, глядя на Финрода и других эльфов.
- Я не знаю, Берен. Скорее всего, скрывали, причем умело.
- Вполне в их духе. Предатели и лжецы...
Все внутри кипело. Даже понимая, что это неправильно, Берен не мог успокоиться.
- Знает,  И не стал удерживать меня. Он... сказал, что готов взять назад свои слова.
- Он... что? -глаза Берена округлились от удивления, - вот так... просто? И... почему это?

0

41

- Ты... правда так считаешь, кано? Спасибо,  Спасибо, что верил.
- А как я мог не верить? Зная тебя? Это ты зря не верил сам себе... Ты... эльф, Энвинион. И, пожалуйста, больше не сомневайся в этом.
Эдрахиль улыбнулся.
- И... знаешь... я уже не могу считать себя твоим командиром... Мы- друзья. А все остальное - просто формальности.
После всего, что произошло, что было пережито... иначе быть просто не могло.
- Тьелпе лечат... А с Лирилином - не знаю.
- К нему обещали прийти. Я бы сам попробовал... но сейчас вряд ли смогу.
Даже если последние силы отдать - не хватит этого. Может быть, чуть позже... когда он отдохнет.
- Он просит кинжал, пару стрел и кусок полотна,  Зачем?
- Хм... Кажется, я понимаю. Такой набор подходит для наложения шины... Но сам он вряд ли сможет, оной-то рукой.
А вообще мысль здравая, только надо, чтобы целитель рядом был.
- А остальные как? Эдрахиль? Ты что  не отдыхаешь?
- Как это не отдыхаю? А чем я занимаюсь, по-твоему? Остальным помогают целители.
Эдрахиль улыбнулся другу.

0

42

- Хорошо... тогда пока не буду ни о чем тебя спрашивать.
В самом деле, не время сейчас для серьезных разговоров... Хотя, кажется, их все равно не избежать. Берен был не из тех, кто умеет откладывать важные вещи.
- А вот и зря... Я грязный и колючий...
- Настоящий ежик... - ласково и нежно. Куда больше похожий на себя, чем был в их первую встречу...
- А я тебя никуда и не отпущу... Ни за что.
Лутиэн прильнула к любимому, наконец-то снова чувствуя себя защищенной - возле него, в его объятиях полумайэ, чародейка становилась слабой нис.
А от горечи воспоминаний было никуда не уйти. Даже сейчас.
- Пусть подавится... своим мнением. И где сейчас этот... это недоразумение? Продолжает портить воздух в Нарготронде?
- Не знаю, где. Берен... Не надо, гнев и ненависть никому не приносят добра, - Лутиэн сжала его пальцы, стремясь помочь немного овладеть собой. Во многом она разделяла чувства Берена, но гнев в душе давно угас.
- Вполне в их духе. Предатели и лжецы...
Девушка ничего отвечать не стала - она понимала Берена и знала, что со временем его ненависть перегорит.
- Он... что? вот так... просто? И... почему это?
Лутиэн следила за любимым, напрягшись внутренне. Она была очень обижена на отца, но прощальные его слова тронули девушку, к тому же она отлично понимала, чего они стоили Тинголу.
- Думаю, по многим причинам. Потому что зла эти слова принесли немало. Потому что я не вернусь в Дориат. Потому что я люблю тебя, и отец понял это. Потому что... Берен, ты и сам знаешь - почему.

0

43

"Э... хорошо, ладно, сейчас,"
"Спасибо..."
Похоже его просьба весьма озадачила Энвиниона. Видать, никогда пальцы не ломал... Ну а Лиру вот доводилось уже. Не так, правда, серьёзно повреждать кисть, но всёже. Было это хоть и давно, но принцип менестрель помнил хорошо. И стрелы даже лучше в этом случае чем простые ветки. Понадёжнее по крайней мере... Нужно только правильно и хорошо закрепить. Впрочем эта задача должна была оказаться куда как проще, поскольку как раз в этот момент подошёл целитель. Ну вот, вдвоём точно всё верно сделают.

0

44

- Смотри.
Ородрэт многое видел в своей жизни... и смерть, и страшные мучения раненых и умирающих, и горе тех, кто потерял близких... Но... такого он не видел никогда. Даже вообразить себе не мог, что такое может быть. Что можно.... вот так играть жизнью эрухини... да любого живого существа... и так, играючи, ее оборвать.
Арафинвион с трудом вернулся в действительности, когда брат закончил показывать... В горле стоял тугой, колючий комок. Он положил ладонь на руку Финрода, слегка сжав ее.
- Угу... А вам - можно? Их оставлять...  Народ...
- В городе все хорошо будет. Амариэ... она справится. Финдуилас ей поможет, если что. Феаноринги уехали... думаю, что вряд ли они вернутся.
Им в городе сейчас ловить нечего. Скорее они попытаются все же перехватить по дороге его и Лютиэн.
- А остальные как? Эдрахиль?
- К остальным должны целители прийти... к тем, кто сильней пострадал в первую очередь. Если хочешь, я схожу узнаю про каждого.

0

45

Мелиннаро не видел того, что отец показывал Ородрэту. Но по лицу дяди понял, что что-то... страшное. Наверное, про того мальчика... Юноша опустил голову. Его переполняла жгучая, невыносимая ненависть. Жаль, что Саурону дали уйти... хотя ведь он же майа, его все равно не убьешь.
- Угу... А вам - можно? Их оставлять...  Народ...
- В городе все хорошо будет. Амариэ... она справится. Финдуилас ей поможет, если что. Феаноринги уехали... думаю, что вряд ли они вернутся.

- Мы же... не навсегда уехали. И мама правда справится, он сильная...
Хотя, конечно, ей сейчас очень тяжело.
"Что там? Yondo, что с тобой, как отец? Что... что происходит?"
"Отец тут, рядом со мной... он жив. Ранен, но все будет хорошо. Мы... то есть Лютиэн и Хуан... они победили Саурона. а что в городе? все спокойно?"
В голосе Мелиннаро была почти мальчишеская гордость.

0

46

- Настоящий ежик...
- Угу... очень грязный ежик.
Берен рассмеялся. И крепче прижал ее к себе. Сейчас она была такой хрупкой, нежной, беззащитной...
- Не знаю, где. Берен... Не надо, гнев и ненависть никому не приносят добра, -
- Я знаю, любимая. И постараюсь избавиться от этого...
Это было трудно. Столько лет гнев и ненависть были основными его спутниками, друзьями и советчиками. Он и выжил-то во многом благодаря им... Или, все же, нет? Ведь не ненависть к оркам и Саурону вела его по большом счету, а любовь к испоганенной ими родной земле. Берен даже удивился тому, что эта мысль раньше не приходила ему в голову. Как и другая, тоже появившаяся лишь сейчас. Не могла Лютиэн полюбить того, что жил одной ненавистью. Он с благодарностью посмотрел на девушку. Рядом с ней он становился... лучше. Чище, честнее сам с собой.
- Думаю, по многим причинам. Потому что зла эти слова принесли немало. Потому что я не вернусь в Дориат. Потому что я люблю тебя, и отец понял это. Потому что... Берен, ты и сам знаешь - почему.
Берен виновато улыбнулся.
- Прости... я не хотел обидеть твоего отца. Просто...
Он надолго замолчал, перебирая ее волосы и глядя на развалины крепости на той стороне реки.
- Просто... ничего уже не изменишь, mell... То, что было начато... должно закончить.

0

47

- Угу... очень грязный ежик.
- Очень грязный и очень колючий...
Лутиэн коснулась губами щеки Берена. Ужасно колючий и бесконечно дорогой ей. Ее адан. А она - его, навсегда, что бы ни случилось.
- Я знаю, любимая. И постараюсь избавиться от этого...
- Спасибо, - без улыбки ответила девушка. Это было очень важно - не позволить ненависти взять верх над собой, не позволить гневу замутить душу. Лутиэн знала, как Берен умеет ненавидеть - и знала, как он умеет любить. Глубже, отчаяннее, безумнее, чем эльфы...
- Прости... я не хотел обидеть твоего отца. Просто... Просто... ничего уже не изменишь, mell... То, что было начато... должно закончить.
Лутиэн терпеливо ждала его ответа.
- Упрямец... Любимый мой упрямец... О, Берен, но почему? Ты можешь вернуться теперь! Ты свободен от своей клятвы... Или, если ты не можешь вернуться в Дориат - уйдем, уйдем в леса, куда угодно. Мне все равно. Не губи себя...
Но она знала, что Берен откажется. Он был слишком горд для того, чтобы взять свое слово назад, а кроме того... а кроме того, был лорд Финрод.

0

48

Придя в себя, Орикон первое время не мог понять, что происходит. Кажется, они были уже не в подвале... во всяком случае, цепей на ноющих рассаженных руках он не ощутил. медленно открыв глаза. юноша повернул голову. чтобы увидеть, где он находится... И решил, что спит. Пленники оказались почему-то всободны. более того, их стало больше. И откуда здесь лорд Ородрэт?
Орикон попытался приподняться, но не смог - тело почти не повиновалось, резкой болью отозвались ссадины на руках, когда он попытался наних опереться. Нолдо с трудом сдержал стон и, переждав. когда боль немного утихнет, слабым полушепотом спросил, ни к кому конкретно не обращаясь:
- Что случилось? Где мы?

0

49

- Очень грязный и очень колючий...
Губы Лютиэн коснулись его щеки, и Берен подумал, что, казавшиеся ему всегда чересчур сентиментальными песни о любви, где говорится о желании вечно продлить какой-то миг, - вовсе не такая уж и выдумка.
- Спасибо
Берен кивнул. По сразу ставшем серьезным лицу Лютиэн он понял, насколько это для нее важно. Сам он пока не был в силах освободиться от этой ненависти. Может быть, он, как любой человек настолько слаб, что и не сможет этого никогда? Нет... должен. Ради нее, ради себя самого - должен.
- Упрямец... Любимый мой упрямец... О, Берен, но почему? Ты можешь вернуться теперь! Ты свободен от своей клятвы... Или, если ты не можешь вернуться в Дориат - уйдем, уйдем в леса, куда угодно. Мне все равно. Не губи себя...
В какой-то момент искушений было очень сильным. И правда - что ему мешает сейчас просто жить с Лютиэн, воспользовавшись предложением Тингола? Плюнуь на все... на сильмариллы, на Моргота, не феанорингов... И... на Финрода? На эльфов, которые без колебаний пошли с ним? "Простите, государь, дальше я не пойду, Тингол передумал..."Берен тряхнул головой. Нет.
- Любимая... Скажи мне... только честно, положа руку на сердце... Если бы я поступил так, если бы отказался от своей клятвы, смогла бы ты меня любить? Нет, не любить даже... уважать?
Да и сам он - кем бы он был, поступи так? После всего, что произошло, просто так взять и признать, что все было напрасно?

0

50

- Любимая... Скажи мне... только честно, положа руку на сердце... Если бы я поступил так, если бы отказался от своей клятвы, смогла бы ты меня любить? Нет, не любить даже... уважать?
Лутиэн знала, что он откажется. Она бы и рада была бы уговорить Берена вернуться и не рисковать больше собой, не искушать судьбу, не искать злой смерти, не сокращать и без того немногие дни, которые им подарены...
Помолчав, девушка ответила:
- Смогла бы. Потому что я хочу именно этого - быть с тобой, быть рядом столько времени, сколько у нас есть. Но это был бы не ты, и... прости меня, Берен. Я не должна была уговаривать тебя.
Ей ничего не нужно было - ни Сильмарилл, ни мирная жизнь в Дориате даже. Лутиэн ушла бы за ним куда угодно, не задумываясь - и считала это наилучшим выходом. Но... Берен не был бы тогда собой, если бы отказался, если бы отступил.

0

51

- Вот так...
Финрод оборвал осанвэ. Показывать... А что было еще показывать?  Про рудники он больше ничего и не знал.
- Нужно найти это место. Саурон не стал бы далеко его везти, да и не успел бы - ради нас.
Наверное... Все же, эльф был уверен, что так и  было. Значит - все эти рудники - где-то в окрестных горах. Значит - совсем рядом - сотни пленников.
Рука брата накрыла его.
- Не надо, Рэсто. Не переживай... Знаешь, меня ведь они не трогали...
Наверное, такую пытку придумали. Чтобы он смотрел на смерть остальных.
- В городе все хорошо будет. Амариэ... она справится. Финдуилас ей поможет, если что. Феаноринги уехали... думаю, что вряд ли они вернутся.
- Мы же... не навсегда уехали. И мама правда справится, он сильная...

- Что у вас там происходило?
И почему про феанорингов брат говорит с таким чувством? Что они еще успели натворить и почему не вернуться?
- К остальным должны целители прийти... к тем, кто сильней пострадал в первую очередь. Если хочешь, я схожу узнаю про каждого.
- Да нет, не нужно... Что ты бегать будешь. Я верю, что все хорошо будет и им помогут.
Это он просто беспокоился, и ничего не мог с этим сделать. Но - привыкнет...
- Как это не отдыхаю? А чем я занимаюсь, по-твоему? Остальным помогают целители.
- Вот  не знаю, чем. Сидишь...

- Здравствуй.... Да, конечно...
Лекарь  присел рядом с мальчишкой и начал осматривать ожоги на ногах. Они были глубокие и болезненные. Он начал промывать их, стараясь смыть кровь и грязь, потом потянулся за мазью.
- Больно? Потерпи,  сейчас должно стать легче.
Он закончил перевязывать ноги.
- Еще что болит?
Он был уверен, что да. Мальчишка, кажется, едва ли сознание не терял.

0

52

"Отец тут, рядом со мной... он жив. Ранен, но все будет хорошо. Мы... то есть Лютиэн и Хуан... они победили Саурона. а что в городе? все спокойно?"
"Жив..." - в осанвэ прозвучало невероятное облегчение, тут же сменившееся новой тревогой. - "Ранен? Что? Как? Вы... Ты цел, yondo?" - на юношу обрушился град вопросов. - "Победили... В городе все спокойно, не волнуйся за нас."
Амариэ вцепилась в ручки кресла. А потом потянулась мыслью к мужу, стараясь найти его.
"Финдарато..."
Ей было страшно и бесконечно стыдно перед мужем за то, что она поддалась уговорам, осталась в Нарготронде... Но ведь - дочь нельзя было оставить одну, и город нельзя было оставить...

Отредактировано Амариэ (2013-03-28 19:38:38)

0

53

- Смогла бы. Потому что я хочу именно этого - быть с тобой, быть рядом столько времени, сколько у нас есть. Но это был бы не ты, и... прости меня, Берен. Я не должна была уговаривать тебя.
- Да. Это был бы не я... Знаешь, мне ведь тоже больше всего на свете хочется просто быть рядом с тобой. Только отступить я уже не смогу. Это ты прости меня...
Адан грустно усмехнулся. Видно, судьба у него такая - причинять боль тем, кто ему дорог. Что бы ему сейчас не обрадоваться такому неожиданному повороту - ведь не нужны ему этот проклятый камень, да и Тинголу он не нужен на самом деле. Просто плюнуть на все и начать жить. Вместе с Лютиэн. Может быть, судьба подарит им немного счастья, может быть у них родятся дети... Но тогда... тогда он и правда будет не собой. И это будет предательство - пусть тихое, почти незаметное, которое может и не осудит никто. Ни Финрод, ни остальные эльфы... они все поймут. Но сам себя он точно простить не сможет. И Лютиэн, что бы она сейчас не говорила, полюбила именно его, а не то, чем он станет, если отступится.
Он коснулся губами волос любимой. И сказал тихо:
- А знаешь... все еще будет хорошо.
Почему-то в этот момент он был уверен в этом.

0

54

- Да. Это был бы не я... Знаешь, мне ведь тоже больше всего на свете хочется просто быть рядом с тобой. Только отступить я уже не смогу. Это ты прости меня...
- Мне нечего прощать тебе, Берен. Не можешь...
Может быть, она еще вернется к этому разговору, но не сейчас, когда он так устал, когда боль так свежа, а горечь разлуки и страх за него так памятны. Лутиэн опустила голову на плечо любимому, сдаваясь и не желая больше спорить или уговаривать.
- А знаешь... все еще будет хорошо.
Девушка удивленно посмотрела в глаза Берену.
- Конечно, - как о чем-то само собой разумеющемся сказала Лутиэн. - Обязательно, mell.
Все будет хорошо. Они вместе, и все будет хорошо. Когда-нибудь им никто не будет угрожать... Но сколько же времени у них осталось? Полумайэ-полуэльдэ научилась ценить каждый миг жизни так, как ценят его лишь люди - жадно, зная, что слишком скоро все закончится навсегда.

0

55

- А как я мог не верить? Зная тебя? Это ты зря не верил сам себе... Ты... эльф, Энвинион. И, пожалуйста, больше не сомневайся в этом.
Энвинион несмело улыбнулся в ответ на улыбку Эдрахиля, не замечая, что шрам на щеке разошелся и снова показались капельки крови.
- И... знаешь... я уже не могу считать себя твоим командиром... Мы- друзья. А все остальное - просто формальности.
Теперь уже юноша удивился.
- Друзья? Да, конечно, я... Но ведь ты все равно - командир.
Просто потому, что иначе быть не могло. Эдрахиль был старше, мудрее, благороднее, выше... он был - кано, не именем, а сутью.
- Все равно - спасибо, - тихо, но горячо сказал Энвинион.
За эту, такую нужную дружбу.
- К нему обещали прийти. Я бы сам попробовал... но сейчас вряд ли смогу.
- Ты отдыхай, - испуганно запротестовал юноша. - Целителей ведь хватит теперь всем, тебе самому помощь нужна!
Вот куда он пойдет?
- Хм... Кажется, я понимаю. Такой набор подходит для наложения шины... Но сам он вряд ли сможет, оной-то рукой.
- Ему уже помогают, - сообщил Энвинион, приглядевшись.

В самом деле, к Лирилину подошел целитель - нолдо, присел рядом, глядя на эльфа с глубоким состраданием.
- Сейчас я вам помогу, - пообещал он, вглядываясь в бывшего пленника и решая, чем заняться в первую очередь. Наверное, переломанной рукой, а потом обработать раны на спине.
- Давайте я взгляну на руку? - нолдо достал все необходимое для обработки.

0

56

Целитель принялся осматривать раны на ногах... Тьелпелоссэ стиснул зубы, сдерживая стон. А когда тот стал промывать ожоги и обрабатывать их, прикусил остатки рукава своей рубашки.
u]- Больно? Потерпи,  сейчас должно стать легче. [/u]
Юноша только кивнул - на слова сил не оставалось. Запахло травами - целитель помазал ожоги какой-то мазью. Стало и правда чуть полегче.
- Еще что болит?
Тьелпелоссэ подождал, когда восстановится дыхание и перед глазами станет не так темно, а потом ответил:
- Нет.. не знаю... внутри что-то, кажется...
Наверное, это после той гадости, что в него влили. Юноша закашлялся, уже не в первый раз чувствуя во рту металлический привкус крови.

0

57

- Вот так...
- Нужно найти это место. Саурон не стал бы далеко его везти, да и не успел бы - ради нас.

- Найдем. Обязательно. Я могу разведчиков послать, хоть сейчас.
Кстати, здравая мысль. Может быть, они и узнают что-то. Все равно тут им всем предстоит провести не один день, так почему бы не использовать это время?
- Не надо, Рэсто. Не переживай... Знаешь, меня ведь они не трогали...
- И все равно ты ранен...
И мог погибнуть... А еще ругает их за то, что они уехали из города. Да они и так едва не опоздали.
- Что у вас там происходило?
- Ох, Инголдо... это долгий разговор. Очень. Если хочешь - я расскажу сейчас. Или потом, когда ты немного отдохнешь...  решай это сам.
Лучше бы, наверное, потом.... Хотя какая разница? Все равно рассказ причинит боль брату... А не рассказать нельзя.
- Да нет, не нужно... Что ты бегать будешь. Я верю, что все хорошо будет и им помогут.
- Да мне ведь это не трудно. Да и бежать недалеко. Я так понял, что больше всех пострадали Лирилин и двое младших?

0

58

"Жив...Ранен? Что? Как? Вы... Ты цел, yondo? Победили... В городе все спокойно, не волнуйся за нас."
"Ранен... но сейчас его жизнь вне опасности. Его лечила Лютиэн... и Ородрэт, он сейчас рядом. А я цел. И дядя... да все целы, только пленники... их много... и раненых тоже много... Мы тут, видимо, пробудем какое-то время..."
Мелиннаро посмотрел на отца.
- Atto... я дозвался до мамы... В городе все спокойно.
Хотя, может быть, Амариэ уже и сама позвала мужа?
- Не надо, Рэсто. Не переживай... Знаешь, меня ведь они не трогали...
- И все равно ты ранен... [/u
Мелиннаро нахмурился. Не трогали... только мучили друзей на его глазах. И убивали... Скоты.
[u]- Что у вас там происходило?
- Ох, Инголдо... это долгий разговор. Очень. Если хочешь - я расскажу сейчас. Или потом, когда ты немного отдохнешь...  решай это сам.

Юноша представил себе, каково будет отцу узнать все... Хотя уже и так было ясно, что из себя представляют феаноринги.

0

59

Эдрахиль заметил кровь на лице юноши. И покачал головой.
- Тебе тоже надо к целителям. Тут для них работы немного, а тебе будет легче.
Жаль, он сам сейчас не может ничего. Сил не хватит просто...
- Друзья? Да, конечно, я... Но ведь ты все равно - командир.
- Не знаю... мне кажется, мы все уравнялись там, в крепости... Да и какая разница?
Эдрахиль улыбнулся и пожал плечами.
- Все равно - спасибо,
- И тебе.
За то, что Энвинион был - вот таким. Искренним, честным...  в благородстве и отваге не уступающим любому из эльдар.
- Ты отдыхай,  Целителей ведь хватит теперь всем, тебе самому помощь нужна!
- Не так уж их и много... я же к ним подходил. А раненых... ты видел, в каком состоянии пленники? Им всем помощь нужна, даже тем, кто вроде бы и не сильно пострадал.
Сколько времени они провели в темницах? Сколько голодали, не видели света... Эдрахиль заметил, что большинство из них едва может открыть глаза - даже неяркое солнце слепило их. Нет, для себя он твердо решил, что отдохнет пару часов и все же присоединится к целителям. Им хотя бы лишние руки нужны.
- Ему уже помогают,
- Да, я вижу... А Орикон? Где он, как?
Юноша хоть и не был ранен, но в помощи нуждался очень сильно.
- Вот  не знаю, чем. Сидишь...
- Именно что ничем... сижу и отдыхаю. И ты тоже должен отдыхать....- улыбнулся Эдрахиль.

0

60

- Мне нечего прощать тебе, Берен. Не можешь...
- Если бы так... - вздохнул Берен.
Голова Лютиэн легла на его плечо. Берен улыбнулся, проложая думать  о сказанном только что. Надо же.. Тингол... почему он принял такое решение? Понял, что дочь не отступит? Смирился с таким зятем, как он? Или его привлекательность резко повысилась после появления на сцене Келегорма? Случилось еще что-то? И знает ли сам король Дориата, что его предложение принято быть не может?
- Конечно,  Обязательно, mell.
Берен лишь кинул, прижав к себе любимую. Усталость давала о себе знать все сильней. Он знал, что если закроет глаза, то обязательно провалится в сон. Только очень не хотелось отпускать от себя Лютиэн, или засыпать и не видеть ее. И хорошо бы ей тоже отдохнуть.
- Может быть, ты поспишь?
Он с улыбкой посмотрел ей в глаза.

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Окрестности Минас-Тирит