Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Дорога


Дорога

Сообщений 61 страница 90 из 250

61

- Таково устройство Арды, жизнь нашего народа течет размеренно и долго, подобно реке. Ваша жизнь подобна пламени – яркая, полная страсти и быстротечная. Что из этого лучше… кто знает. Интереснее другое. Доселе все полагали, что вода и огонь лишь убьют друг друга, если соединить их. Но ты… ты заставляешь поверить в невозможное… Даже меня,
- Ты и правда так думаешь? -Берен с живым интересом взглянул на эльфа, - что я смогу сделать невозможное, разорвав нить судьбы, что, говорят, уже сплетена давно и не нами? Или это и есть моя судьба - стремиться к тому, что выше моих сил? Да.. ты прав. Наша жизнь быстротечна. Не знаю, лучше это или хуже... и есть вообще смысл сравнивать. Знаю одно... я живу надеждой на то, что все, что я делаю - не напрасно. Хотя, будь моя воля, я бы делал все один... не потому, -он усмехнулся, - что я против вашей компании, а потому что не хочу, да и не имею права губить вас, эльдар...
Берен вновь почувствовал, как в сердце шевельнулось чувство вины... Это было как глубоко засевшая заноза - вытащить не вытащишь и больно... Ладно он сгорит в этом огне - в конце концов никто не тянул его за язык обещать Тинголу вернуться с камнем. Но ведь и эльфы... они тоже могут погибнуть из-за него.
- Верно сказано! Вам, аданам, должно быть проще уничтожать нечисть Моргота. Но каждый эльда, убивая орков, ощущает гнетущую пустоту. Со временем ее учишься не замечать, однако, все равно помнишь, что каждый убитый – это искалеченный Врагом собрат. Когда-то я сам был воином и хорошо знаю это.
- Знаешь... а ведь я никогда не думал об этом... Да, нам, должно быть, проще. И я порой думаю... неужели Моргот настолько одержим жаждой власти над Ардой, что готов ради нее вот так искажать ее детей? Ведь все, что он делает - надругательство над жизнью... Ведь когда-то он был творцом, как и другие Валар, а сейчас умеет только разрушать или переиначивать уже созданное в угоду себе... как же низко надо пасть, чтобы стать таким, как он?
Берен слышал о том, что орки когда-то были эльфами, взятыми в плен Врагом... Он невольно содрогнулся. Как же должно быть страшно убивать того, в ком когда-то был твой собрат... Да. это было давно,  тех пор орки множились и в них уже не осталось ничего от тех несчастных, что послужили материалом для их создания... Но разве можно изжить в себе эту мысль, этот страх?

0

62

- Ты и правда так думаешь? Что я смогу сделать невозможное, разорвав нить судьбы, что, говорят, уже сплетена давно и не нами? Или это и есть моя судьба - стремиться к тому, что выше моих сил? Да.. ты прав. Наша жизнь быстротечна. Не знаю, лучше это или хуже... и есть вообще смысл сравнивать. Знаю одно... я живу надеждой на то, что все, что я делаю - не напрасно. Хотя, будь моя воля, я бы делал все один... не потому, что я против вашей компании, а потому что не хочу, да и не имею права губить вас, эльдар...
- Я верю, - Нимриль почти изумился собственным словам. – Я и в самом деле верю, что тебе под силу совершить нечто…  невероятное, исключительное. Думаю, каждый из нас – одиннадцати эльдар, сопровождающих тебя, верит в это, раз уж мы согласились отправиться в долину мрака...
Можно было убеждать себя в том, что совершаешь благородный жест во имя чести и преданности своему государю. Однако уж Лоссэ-то ведал наверняка, без надежды, даже робкой, призрачной и невозможной, всем им приходилось бы куда хуже. Поэтому его спутники так тревожно и вопросительно переглядывались между собой, словно что-то искали в глазах и помыслах друг у друга – они искали именно эту надежду, уверенность в том, что их поход все же может увенчаться успехом.
Поэт поднял глаза, встретив явно заинтересованный взгляд адана. 
- Но ты не думай об этом, и не кори себя, - мягко проговорил он. - В конце концов, не стоит забывать, что судьба Старшего народа была пропета Айнур в начале мира. Если мы все отправились с тобой – значит, так уж определено , и не может оказаться случайностью.
- Знаешь... а ведь я никогда не думал об этом... Да, нам, должно быть, проще. И я порой думаю... неужели Моргот настолько одержим жаждой власти над Ардой, что готов ради нее вот так искажать ее детей? Ведь все, что он делает - надругательство над жизнью... Ведь когда-то он был творцом, как и другие Валар, а сейчас умеет только разрушать или переиначивать уже созданное в угоду себе... как же низко надо пасть, чтобы стать таким, как он?
- Да, я тоже задумывался над этим, - кивнул Лоссэ. – По мне, так все дело в гордыне того, кто называет себя Владыкой Севера. Он мыслит себя равным Единому, полагая, что способен творить, как и он. Гордыня застилает его взор, не позволяя увидеть, что все его деяния есть не Творение, а Искажение.

0

63

Орикон чуть вздрогнул, услышав имя Темного Владыки. Это имя с детства вызывало у юноши страх. И сейчас он по-новому взглянул на своих спутников - они явно не боялись произносить это имя...
Нолдо молча слушал разговор человека и менестреля. То. что орки когда-то были эльфами, он знал, но вот детали из прошлого Темного Валы оказались для юноши новостью. Несмотря на свой страх, Орикон с любопытством поглядывал на Нимриля.

0

64

- Угу, никуда не денется... Проще, конечно, но ведь мы все равно думаем, почему вода мокрая, правда? Не все время, но иногда все же пытаемся это понять. То есть понять суть чего-то... да всего, что нас окружает. И это хорошо, до тех пор, пока не начинает причинять боль. Да, выбираем. А иначе какой смысл вообще жить, делать что-то? Если все уже и так предопределено. Страх выбора... да. И тут бывает проще из боязни выбрать не тот, просто поплыть по течению. Судьбоносное... тем, что ведь мы выбрали свою судьбу, а они - свою. Конечно, не выиграем, это нам не под силу... но ведь кроме общей, большой войны есть маленькие войны - внутри нас. И выиграть их ничуть не менее важно... Не знаю, все и правда сложно. Да, Ородрэту будет тяжело... но разве был другой выход?
- Конечно, не все, - Финрод улыбнулся, представив себе такую картину.- Иначе, это было бы очень скучно. Думать только об одном. А еще... Наверное, для любых мыслей есть свое время, то, которое должно быть им отдано. Тебе так не кажется? Сейчас вот - о том, что произошло в городе, потом, может, время и для ручья придет... Думаешь, думать о том, что причиняет боль, не нужно? Вряд ли...  Мне кажется, об этом, наоборот, стоит думать. И решить для себя, как к этому относиться, почему все так произошло. Проще так... А они... Они ведь думали, что так война их не коснется. И уже проиграли ее... Может, и не не было другого выбора. Только вот... Почему мне кажется, что это обернется бедой - не для нас, для города? Я не могу не думать об этом.
О том, что он оставил брату не корону, как бывало раньше, когда он уезжал куда-то, а кучу вопросов и... проблем. Которые тот должен будет решать. Но которые решить не в силах уже никто. А брат будет пытаться... И еще и за них переживать. И ведь кузены не успокоятся.
- Наверное, нам пора уже.
Он посмотрел на котелок с водой. Наверняка в лагере уже развели костер и теперь ждут их.
- Я поправился на "когда", Инголдо. Лучше думать так. А вот тут предоставь решать каждому из нас. Да, буду спорить, потому что не мог не пойти. И любой скажет то же самое. Это - наша война и наш выбор. А случится или нет... не надо бояться того, что еще не произошло.
- Я слышал... Может быть, и лучше, только ведь, каждый из нас понимает, что это на самом деле "если". Да и то не для всех. Я и не спорю... Хотя стоило бы. Спорить или приказать вам остаться. Но я понимаю, что вы... так решили. и не хочу отнимать права выбора. Ни у вас, ни у кого-то еще...

0

65

- Конечно, не все,  Иначе, это было бы очень скучно. Думать только об одном. А еще... Наверное, для любых мыслей есть свое время, то, которое должно быть им отдано. Тебе так не кажется? Сейчас вот - о том, что произошло в городе, потом, может, время и для ручья придет... Думаешь, думать о том, что причиняет боль, не нужно? Вряд ли...  Мне кажется, об этом, наоборот, стоит думать. И решить для себя, как к этому относиться, почему все так произошло. Проще так... А они... Они ведь думали, что так война их не коснется. И уже проиграли ее... Может, и не не было другого выбора. Только вот... Почему мне кажется, что это обернется бедой - не для нас, для города? Я не могу не думать об этом.
- Скучно, наверное... И да, должно быть время для любых мыслей. Еще бы научиться думать о том, о чем хочешь или считаешь нужным в данный момент... так не, вечно в голову что-то другое лезет, -Эдрахиль улыбнулся, - Нет. Думать о том, что причиняет боль - нужно. Просто, естественно, что такие мысли радости не приносят. И, знаешь, иногда кажется таким простым выходом - не думать ни о чем плохом, спрятаться, внушить себе, что все в порядке... Только потом от этого только хуже. Мне тоже не дают покоя мысли о городе. Но они там... сделали свой выбор...
Они хоть поняли, что совершили предательство? Причем не только по отношению к ним? Он ведь еще себя предали... Эдрахиль осадил сам себя. Не стоит, даже мысленно, кидаться такими словами. Каждый выбирает сам. А время и Намо судят, верен ли был выбор.
- Наверное, нам пора уже.
- Да... нас заждались наверняка.
Эдрахиль посмотрел на весело бегущий по камням ручей. Ему не было никакого дела до их выбора, до их сомнений и мучений. Эльф печально улыбнулся и, взяв котелок, пошел к лагерю.
- Я слышал... Может быть, и лучше, только ведь, каждый из нас понимает, что это на самом деле "если". Да и то не для всех. Я и не спорю... Хотя стоило бы. Спорить или приказать вам остаться. Но я понимаю, что вы... так решили. и не хочу отнимать права выбора. Ни у вас, ни у кого-то еще...
- Да, мы все это понимаем, -Эдрахиль остановился и повернулся к другу, - Но... Инголдо, неужели ты всерьез думаешь, что если бы ты приказал нам остаться, мы послушались бы? Все равно пошли бы. Просто... нагнали бы тебя по дороге, тайно уйдя из города. Да, это наш выбор, которого никто не может нас лишить.
Да даже если бы остальные послушались и остались, - в чем Эдрахиль сильно сомневался, - он точно ушел бы за другом.

0

66

- Я верю,  Я и в самом деле верю, что тебе под силу совершить нечто…  невероятное, исключительное. Думаю, каждый из нас – одиннадцати эльдар, сопровождающих тебя, верит в это, раз уж мы согласились отправиться в долину мрака...
- Вот уж никогда не думал, что когда-нибудь услышу такое в свой адрес... - Берен рассмеялся, хотя глаза его при этом оставались серьезными, - Я думал, что вы пошли за своим королем, а не за мной. Исключительное... Я ведь обычный человек. Разве только лезу туда, куда другой не стал бы даже кончик носа совать, и был бы, наверное, прав.
Мысль о том, что эльфы верили в него, - именно в него, - почти испугала Берена. Теперь он тем более чувствовал на себе ответственность за все, что происходит.
- Но ты не думай об этом, и не кори себя, В конце концов, не стоит забывать, что судьба Старшего народа была пропета Айнур в начале мира. Если мы все отправились с тобой – значит, так уж определено , и не может оказаться случайностью.
- К сожалению, Нимириль, я не наделен вашей мудростью и способностью принимать судьбу, какой бы они ни была... Потому мне сложно будет не думать о том, что я не только сам оправился в логово Врага, но еще и вас с собой тащу.
Берен задумчиво посмотрел на лагерь. Кто-то собрал еще дров и принялся укладывать их возле костра в аккуратную поленницу, кто-то, как Орикон, возился с добытой дичью, кто-то просто отдыхал, устроившись на расстеленном на траву плаще... Так спокойно... как будто это простая передышка в простом походе.
- Да, я тоже задумывался над этим,  По мне, так все дело в гордыне того, кто называет себя Владыкой Севера. Он мыслит себя равным Единому, полагая, что способен творить, как и он. Гордыня застилает его взор, не позволяя увидеть, что все его деяния есть не Творение, а Искажение.
- А знаешь... это ведь не только Моргота касается. Любой, кто слишком уж сильно хочет чего-то превышающего его возможности, начинает искажать в угоду этому. Просто - силы разные и цели. Думающий лишь о своей славе, о власти теряет возможность творить... сам того не осознавая. Легко, наверное, перешагнуть ту грань, за которой все это начинается, за которой теряешь самого себя. А дальше все катится по накатанной дорожке - ты идешь напролом, не думая о цене, лишь бы достичь своей цели... -Берен на какое-то время задумался, глядя в пляшущий огонь. Может быть, и он сейчас так же идет напролом, не считаясь ни с чем?
Сидящий рядом с ними Орикон слушал их разговор с любопытством и страхом в глазах. Берен улыбнулся ему. Совсем мальчишка, даже человеку видно это... о чем он думает? чего ждет от их похода?

0

67

- Вот уж никогда не думал, что когда-нибудь услышу такое в свой адрес... Я думал, что вы пошли за своим королем, а не за мной. Исключительное... Я ведь обычный человек. Разве только лезу туда, куда другой не стал бы даже кончик носа совать, и был бы, наверное, прав.
Нимриль серьезно посмотрел на адана.
- Верно, - кивнул он, - ты – обычный человек. А мы простые эльфы, даже Финдарато, хоть он и король, но ничем не отличается от прочих перед ликом Единого. Все мы – самые обыкновенные, именно поэтому-то, когда мы превосходим себя, то совершаем поступки неординарные, заслуживающие внимания. К несчастью, мало кто из эрухини действительно способен предпринять то, что никто другой не совершал доселе. Но тебе это по плечу. Я чувствую это…
И не нужно было глядеть с высоты помыслов поэта, чтобы это понять.
- К сожалению, Нимириль, я не наделен вашей мудростью и способностью принимать судьбу, какой бы они ни была... Потому мне сложно будет не думать о том, что я не только сам оправился в логово Врага, но еще и вас с собой тащу.
- Ты и в самом деле думаешь, что это ты так распорядился нашими судьбами? – Лоссэ усмехнулся. – Нет, сын Барахира. И сам владыка, и каждый из десяти его спутников выбирали сами. У каждого имелись свои причины отправиться в этот поход, однако… - Эльф помолчал немного, - однако все мы, похоже, едины в главном – ты породил в наших сердцах надежду, глупую надежду, невероятную, дерзкую, но все-таки… каждый из нас верит, что мы способны победить. И я говорю сейчас не только об успехе нашего похода, не о том, чтобы добыть один из светоносных Камней для короля Дориата. Я говорю о победе нашего народа над силами Врага. 
Если их отряду и вправду будет сопутствовать удача, и они с победой возвратятся назад, для них и для всех прочих обитателей Эндорэ это будет добрый, счастливый знак – знак того, что даже Моргот не всесилен, и что одолеть его, даже теперь, на пике его мощи, вполне возможно. 
- А знаешь... это ведь не только Моргота касается. Любой, кто слишком уж сильно хочет чего-то превышающего его возможности, начинает искажать в угоду этому. Просто - силы разные и цели. Думающий лишь о своей славе, о власти теряет возможность творить... сам того не осознавая. Легко, наверное, перешагнуть ту грань, за которой все это начинается, за которой теряешь самого себя. А дальше все катится по накатанной дорожке - ты идешь напролом, не думая о цене, лишь бы достичь своей цели...
- Ты прав, очень легко. И среди эльдар встречались те, кто ради достижения своей цели не останавливались перед самыми страшными преступлениями, даже перед убийством своей родни…
Лоссэ тяжело вздохнул, окинув беглым взглядом их лагерь. Интересно, отчего долго нет государя и Эдрахиля?
- Но знаешь… быть может, такие существа… искаженные собственной гордыней тоже нужны для чего-то. Хотя бы для того, чтобы прочие научились понимать подлинные ценности.

0

68

Поймав взгляд и улыбку человека, Орикон коротко улыбнулся в ответ. Он впитывал их разговор, как губка воду, лишь иногда отвлекаясь на костер. Многое из услышанного заставило его по-новому взглянуть на уже известные истины...
- Ты прав, очень легко. И среди эльдар встречались те, кто ради достижения своей цели не останавливались перед самыми страшными преступлениями, даже перед убийством своей родни…
Орикон вздрогнул и помрачнел. Он не был в Альквалондэ, но в Нарготронде эту историю знали все подростки. Трудно было поверить, что эльфы способны на такое...

0

69

- Скучно, наверное... И да, должно быть время для любых мыслей. Еще бы научиться думать о том, о чем хочешь или считаешь нужным в данный момент... так не, вечно в голову что-то другое лезет.  Нет. Думать о том, что причиняет боль - нужно. Просто, естественно, что такие мысли радости не приносят. И, знаешь, иногда кажется таким простым выходом - не думать ни о чем плохом, спрятаться, внушить себе, что все в порядке... Только потом от этого только хуже. Мне тоже не дают покоя мысли о городе. Но они там... сделали свой выбор...
- А, может, наше мнение не имеет такого значения, и эти мысли приходят в голову именно тогда, когда это на самом деле нужно, а не когда кажется, что это так и есть? Мы ведь и ошибаться можем... Или просто не захотеть думать о чем-то неприятном. И ошибиться в том, что что-то для себя вовремя не решишь.
А ведь в голову, чаще всего, приходили мысли о том, что было для них важно и волновало, а не просто какие угодно. Чтож удивительного было в том, что сейчас они думали о недавних событиях. А еще... Он думал о том, что стал бы делать, если бы тогда его поддержали. Вероятно, то же самое... Только вот с другим чувством. И так тоскливо не было бы.
- Сделали. Теперь вот надо думать нам, о том, что делать дальше. Знаю, ты сейчас скажешь, что нужно просто следовать своим путем. Только вот... Я бы поговорил о чем-то более приземленном. Например о том, что надо бы кого-то отправить на охоту, или о том, где сделать следующий привал. До границ наших земель еще не один день ехать.
Он засмеялся, подхватывая котелок и направляясь к месту стоянки.
- Да, мы все это понимаем.  Но... Инголдо, неужели ты всерьез думаешь, что если бы ты приказал нам остаться, мы послушались бы? Все равно пошли бы. Просто... нагнали бы тебя по дороге, тайно уйдя из города. Да, это наш выбор, которого никто не может нас лишить.
- Я не знаю... У меня есть надежда, что послушались бы... И что мое мнение для вас что-то бы значило. Я бы ведь не просто так сказал это... Но, Эдрахиль, я, все равно, не понимаю, почему ты думаешь, что должен был поступить так... Что, так и ушли бы?  Ведь... У кого-то там родители, семья осталась... Посмотри на того же Орикона - он ведь почти ребенок...
Вот уж кого не стоило бы пускать в такое путешествие. Он ведь, наверное, даже не понимает, чем это все может закончиться. Разумом, может, и говорит, что это опасно, но не понимает по-настоящему.
Они дошли до полянки к тому времени, когда все уже расселись у костра и от котелка шел густой аромат похлебки. Финрод повесил над огнем свой котелок и присел рядом с остальными.
- Вижу, у вас нашлось о чем поговорить?..

0

70

- А, может, наше мнение не имеет такого значения, и эти мысли приходят в голову именно тогда, когда это на самом деле нужно, а не когда кажется, что это так и есть? Мы ведь и ошибаться можем... Или просто не захотеть думать о чем-то неприятном. И ошибиться в том, что что-то для себя вовремя не решишь.
- Знаешь... я сильно подозреваю, что наше мнение вообще никакого значения не имеет. Вот вспомни, как часто тебе удавалось не думать о том, что для тебя важно? Конечно, можно волевым усилием направить мысли в другую сторону, но все равно вернешься к тому, от чего пытаешься уйти. Да, ошибаться мы можем... и ошибаемся... Но вот сейчас я уверен, что мы не ошиблись. А они... я не знаю... может быть, тоже - для себя...
Эдрахиль не знал, что было бы, если бы город поддержал своего короля. Не представлял, что бы делали дргуие, как бы они сами действовали в таком случае. Наверное, было бы как-то проще  не так тошно на душе... Он знал одно - в любом случае он был бы рядом с другом.
- Я не знаю... У меня есть надежда, что послушались бы... И что мое мнение для вас что-то бы значило. Я бы ведь не просто так сказал это... Но, Эдрахиль, я, все равно, не понимаю, почему ты думаешь, что должен был поступить так... Что, так и ушли бы?  Ведь... У кого-то там родители, семья осталась... Посмотри на того же Орикона - он ведь почти ребенок...
- Прости, Инголдо... я могу говорить лишь за себя, конечно, но... я бы не послушал. Можешь, -он улыбнулся, - можешь осудить меня за неповиновение. Твое мнение очень много значит для нас. А еще больше значишь - ты сам. И отпустить тебя одного - или даже вдвоем в Береном, - мы просто не смогли бы. Я не знаю, почему должен был так поступить... точнее, не могу объяснить это словами. А другие.. да, я бы тоже предпочел, что бы тот же Орикон остался дома.Но разве ты сможешь сказать ему об этом? И разве он согласится повернуть назад?
Они вышли обратно на поляну. Эдрахиль тоже подвесил котелок над уже вовсю горевшим костром... Похоже они и правда задержались.
Он сел у костра, все еще продолжая думать о том, о чем они говорили с другом...

0

71

- Верно,  ты – обычный человек. А мы простые эльфы, даже Финдарато, хоть он и король, но ничем не отличается от прочих перед ликом Единого. Все мы – самые обыкновенные, именно поэтому-то, когда мы превосходим себя, то совершаем поступки неординарные, заслуживающие внимания. К несчастью, мало кто из эрухини действительно способен предпринять то, что никто другой не совершал доселе. Но тебе это по плечу. Я чувствую это…
Берен какое-то время молча смотрел на эльфа... А затем рассмеялся.
- А знаешь, Нимриль, если бы все эрухини были способны предпринимать то, что не совершали другие, в мире воцарился бы хаос. Хватит и пары сумасшедших на тысячу.- он снова помолчал и продолжил уже серьезно, - Спасибо тебе за эту веру. Хотя, признаюсь, она накладывает на меня особую ответственность, хотя бы в моих собственных глазах. Ведь я должен оправдать ее.
Человек вздохнул, не отрывая глаз от пляшущих язычков пламени. Где, когда и кем была определена его судьба? Почему именно он должен был пройти завесу Мелиан и встретить Лютиэн? Кто сказал, что он тот, кто способен совершить невозможное? Порой Берен чувствовал себя героем сказки, которого злой царь послал за тем, чего нет на свете...
- Ты прав, очень легко. И среди эльдар встречались те, кто ради достижения своей цели не останавливались перед самыми страшными преступлениями, даже перед убийством своей родни…
- Да, я знаю об этом. Только, знаешь... все же среди вас, эльдар, такое все же встречается реже.
То же Альквалондэ... Каждый эльф помнит об этом, как о трагедии... А люди... сколько раз они убивали друг друга - ради славы, ради богатства, ради власти. И это не считалось чем-то ужасным.
- Но знаешь… быть может, такие существа… искаженные собственной гордыней тоже нужны для чего-то. Хотя бы для того, чтобы прочие научились понимать подлинные ценности.
- Может быть. Только не великовата ли цена? И ведь.. кто-то поймет, где истина, а кто-то... пойдет вслед за таким вот искаженным, если тот обладает достаточной силой, чтобы вести за собой.
Наконец-то вернулись Финрод и Эдрахиль. Похоже, они не очень торопились  - наверняка тоже обсуждали происходящее.
- Вижу, у вас нашлось о чем поговорить?..
Король Нарготронда сел рядом с ними. Берен с улыбкой кивнул.
- Да, государь.

0

72

- А знаешь, Нимриль, если бы все эрухини были способны предпринимать то, что не совершали другие, в мире воцарился бы хаос. Хватит и пары сумасшедших на тысячу. Спасибо тебе за эту веру. Хотя, признаюсь, она накладывает на меня особую ответственность, хотя бы в моих собственных глазах. Ведь я должен оправдать ее.
Лоссэ кивнул.
- Оттого мы и ценим столь высоко души, подобные твоей. Ты прав, наша вера ко многому тебя обязывает. Но не старайся, адан, прыгнуть выше собственной головы. Если Единому будет угодно, ты и без этого оправдаешь все надежды, возложенные на тебя.
Внезапно поэт поймал на себе взволнованный взгляд мальчишки. Конечно, для него Резня в Альквалондэ была лишь страшной сказкой, или притчей – абстрактным примером того, как поступать не стоит. Говорить об этом, как о реальном событии, было жутко даже самому полукровке, хотя и ему не довелось стать свидетелем легендарного кровопролития.
- Да, я знаю об этом. Только, знаешь... все же среди вас, эльдар, такое все же встречается реже. 
- И это радует, - улыбнулся эльда. – Все же, наш народ гораздо более малочислен в сравнении с вашим.
Что ж, такова природа аданов – на грани света и тьмы. Можно ли осуждать их за это?
- Может быть. Только не великовата ли цена? И ведь.. кто-то поймет, где истина, а кто-то... пойдет вслед за таким вот искаженным, если тот обладает достаточной силой, чтобы вести за собой.
Эльф только пожал плечами.
- У всякого существа есть свобода воли и свобода выбора. Гораздо хуже, если бы этого не было, и каждый шаг за нас продумывали Стихии.
Не от этого ли бежали нолдор из благословенного Амана? Стало быть, ими руководил не только гнев, но и некая особая, непостижимая мудрость – быть может. Стремление исполнить свое предназначение?..
Государь с Эдрахилем, наконец, возвратились. Повесив свои котелки над огнем, подсели к остальным.
- Вижу, у вас нашлось о чем поговорить?..
Нимриль разом умолк и уважительно склонил голову.

0

73

Мысли об Альквалондэ отвлекли юношу от разговора товарищей. Орикон силился понять, как такое вообще могло случиться. Ведь в кошмарном сне не привидится, чтобы эльфы подняли руку друг на друга...
- ...кто-то поймет, где истина, а кто-то... пойдет вслед за таким вот искаженным, если тот обладает достаточной силой, чтобы вести за собой.
Орикон покачал головой.
- За искаженным может пойти только тот, у кого душа замарана злом, - убежденно заявил он. Юноша был твердо уверен, что любой, кто борется против Тьмы, способен противостоять ее чарам.
- Вижу, у вас нашлось о чем поговорить?.. - к костру подошли Финрод и Эдрахиль. Орикон не сдержал улыбки, увидев Короля - в его присутствии смутные страхи, копошившиеся в душе, растаяли.

0

74

- Знаешь... я сильно подозреваю, что наше мнение вообще никакого значения не имеет. Вот вспомни, как часто тебе удавалось не думать о том, что для тебя важно? Конечно, можно волевым усилием направить мысли в другую сторону, но все равно вернешься к тому, от чего пытаешься уйти. Да, ошибаться мы можем... и ошибаемся... Но вот сейчас я уверен, что мы не ошиблись. А они... я не знаю... может быть, тоже - для себя...
- Не думаю, что прямо совсем уж не имеет. Но немного, тут ты прав. Нечасто... Только вот я думаю - а разве мы этого сами не хотим? Думать о том, что для нас важно... Оно ведь и важно-то поэтому.
Думать о том, что произошло... Нет, не надоело. Прости, действительно, стало как-то неважно. Это все осталось в прошлом... Думай или нет, но они вряд ли встретятся еще с теми, кто там остался. Так зачем все это? Чтобы понять? Это ведь... Просто не имело значения. Понять кого-то из них он вряд ли мог бы. Мог представить, что заставило их принять это решение, но не понять до конца.
- Прости, Инголдо... я могу говорить лишь за себя, конечно, но... я бы не послушал. Можешь,  можешь осудить меня за неповиновение. Твое мнение очень много значит для нас. А еще больше значишь - ты сам. И отпустить тебя одного - или даже вдвоем в Береном, - мы просто не смогли бы. Я не знаю, почему должен был так поступить... точнее, не могу объяснить это словами. А другие.. да, я бы тоже предпочел, что бы тот же Орикон остался дома.Но разве ты сможешь сказать ему об этом? И разве он согласится повернуть назад?
- Вот почему я был уверен, что ты именно так и скажешь?  Я не сержусь... Знаешь, я, наверное, так же бы поступил. Просто беспокоюсь за вас за всех. Не знаю... Не согласится... Но ведь там его дом, и его место рядом с родными. Это не его клятва.
... и не твоя...Финрод рад был, что друг рядом - но ведь это было только до тех пор, пока они не оказались в стане врагов. А что потом будет? Если что-то случится?
В лагере было тихо - все сидели у костра, кто-то ждал чай, кто-то просто рисовал палочкой завитки на земле... Кажется, только Берен и Нимриль о чем-то говорили.
- Да, государь.
Они помешали разговору, судя по тому, как резко все замолчали. О них говорили? Или... тоже о том, что произошло?
- О чем речь шла?

0

75

- Не думаю, что прямо совсем уж не имеет. Но немного, тут ты прав. Нечасто... Только вот я думаю - а разве мы этого сами не хотим? Думать о том, что для нас важно... Оно ведь и важно-то поэтому.
- Хотим. Или считаем нужным... разумеется. О чем нам еще думать, как не о важном для нас? Просто когда это важное приятно, мы рады, а когда нет -  недовольны тем, что приходится о нем думать.
А мыслям все равно уйти не прикажешь. Только думай ли не думай - изменить то, что уже произошло не под силу никому. Просто так уж они были устроены, что постоянно думали, вспоминали, пытались понять. Даже тогда, когда уже ничего нельзя сделать, а от мыслей только хуже становилось.
- Вот почему я был уверен, что ты именно так и скажешь?  Я не сержусь... Знаешь, я, наверное, так же бы поступил. Просто беспокоюсь за вас за всех. Не знаю... Не согласится... Но ведь там его дом, и его место рядом с родными. Это не его клятва.
- Может быть, потому что ты меня знаешь с детства?- Эдрахиль рассмеялся, - Вот именно, что поступил бы так же. Еще и поэтому знал мой ответ заранее. Беспокоишься, я знаю. - он немного помолчал, глядя куда-то перед собой, - Не его клятва? Да. Не его. Никто из нас не клялся тогда Барахиру. Только ты. Ну а мы клялись - тебе. Да и дело ведь не только в клятвах и обетах, Финдарато, ведь ты и сам это прекрасно знаешь. Иначе не пошел бы с Береном, оставив все, не встал бы рядом с ним против всех.
...Эдрахиль пристроился у костра, рассеянно слушая разговоры, почти не вникая в их смысл. Тоска, лежавшая на сердце с момента ухода из города, немного отпустила, стала как-то легче. У костра всегда так - уютно, тепло и тревоги отпускают... жаль, скоро нельзя будет жечь костры, места пойдут опасные.

0

76

- Оттого мы и ценим столь высоко души, подобные твоей. Ты прав, наша вера ко многому тебя обязывает. Но не старайся, адан, прыгнуть выше собственной головы. Если Единому будет угодно, ты и без этого оправдаешь все надежды, возложенные на тебя.
- А тебе на кажется, что я уже прыгнул выше головы, полюбив эльфийскую принцессу, Нимриль?- Берен усмехнулся. - Да еще и дав такую клятву ее отцу?
А ведь он постоянно этим и занимается - прыгает выше головы. С тех пор, как погиб отец. Странно, что Единый еще терпит его нахальство. А может быть, Ему просто нет дела до таких, как он? Пусть, мол, прыгают, все равно рано или поздно упадут и расшибутся... Нет, это не так, - в этом Берен был почему-то уверен. Только... сможет ли он оправдать надежды, которые возложили почему-то именно на него? Ведь сам адан толком так и не знал, что это за надежды...
- И это радует, Все же, наш народ гораздо более малочислен в сравнении с вашим.
- Я тебя не совсем понял... -в глазах человека было удивление, - по мне так именно то, что нас много, делает это особенно опасным. Для всех... не только для нас самих.
Слишком просто было для иных обращение ко злу... это они видел сам и не раз. Из страха, ради спокойствия родных, по множеству других причин, которые служили оправданием. Люди переходили на сторону Моргота, шли к нему на службу - и таких ведь было немало... А вот о подобном среди эльдар Берен не слышал никогда.
- У всякого существа есть свобода воли и свобода выбора. Гораздо хуже, если бы этого не было, и каждый шаг за нас продумывали Стихии.
- Да, и это для нас одновременно и благо и беда, Нимриль. Потому что ведь можно сделать шаг и в одну сторону и в другую. И порой выбрать то, что проще сейчас, в данный момент, кажется слишком привлекательным. А это выбор не всегда верный...
Многие ведь думали так - "нам и так отмерен короткий срок, так зачем же делать его еще короче, зачем делать и без того тяжелую жизнь еще тяжелей?" Можно ли было осуждать их?
- За искаженным может пойти только тот, у кого душа замарана злом,
- Значит, у человека душа замарана злом изначально... потому что иные из нас так и поступали.
Может быть, и прав был юный эльф, хотя и судил слишком категорично? И в этом главное отличие между эльдар и людьми?
- О чем речь шла?
Видя, что остальные молчат, Берен ответил первым.
- О многом, государь. А вкратце - о добре и зле... И о различии между нашими народами.

0

77

- А тебе на кажется, что я уже прыгнул выше головы, полюбив эльфийскую принцессу, Нимриль? Да еще и дав такую клятву ее отцу?
Увидав усмешку адана, Нимриль тоже улыбнулся в ответ.
- А почему ты думаешь, что эта судьба не по тебе, Берен? – спросил он. – Быть может, как раз тебе и удастся совершить то, что доселе казалось невозможным.
Поэт оглянулся на пламя костра и снова проговорил:
- Не нам спорить с теми силами, которым подчиняется этот мир. Если уж Единый возложил на тебя подобную задачу, значит, ты наверняка способен справиться с нею.
- Я тебя не совсем понял... по мне так именно то, что нас много, делает это особенно опасным. Для всех... не только для нас самих.
- Да, вас больше, - кивнул Лоссэ, - но как раз это и делает вас более уязвимыми. Каждый из вас старается быть чем-то непохожим на остальных, быть красивее, богаче, лучше… уж не знаю, действительно ли такова природа аданов, или во всем виновато искажение. И таким образом, вы копошитесь между собой, зачастую уничтожая друг друга. У нас все не так. Для нас на счету жизнь всякого эльда.
Сказанное могло показаться Берену через чур резким, однако, на сей раз полукровка не играл словами в свое удовольствие, как любил делать это прежде, а смело говорил то, что думает, не стараясь ни польстить, ни оскорбить кого-либо.
- Да, и это для нас одновременно и благо и беда, Нимриль. Потому что ведь можно сделать шаг и в одну сторону и в другую. И порой выбрать то, что проще сейчас, в данный момент, кажется слишком привлекательным. А это выбор не всегда верный...
- За искаженным может пойти только тот, у кого душа замарана злом.
- Значит, у человека душа замарана злом изначально... потому что иные из нас так и поступали.

- Быть может, так, а может, и нет… – Лоссэ вновь поглядел на Берена, загадочно сверкнув глазами, затем перевел взгляд на молодого нолдо. – Скажи мне, друг, что по-твоему можно назвать верным путем? Только ли тот путь, которого желает наша душа, и что не идет во вред всем остальным? Или Ардой и в самом деле управляет некий замысел, и даже творя зло, мы остаемся его частью?
Если правду говорят древние предания о сотворении мира, стало быть, и Мятежный, творя искажение, в действительности лишь исполняет волю Владыки Сущего… Однако, вряд ли этот замысел дано постигнуть кому-то из эрухини.
- О чем речь шла?
- О многом, государь. А вкратце - о добре и зле... И о различии между нашими народами.

- Однако, ничего серьезного, - с нарочитой небрежностью вставил Нимриль. – Философские рассуждения лучше всего возбуждают аппетит, а мы как раз сидим здесь в ожидании ужина. 

0

78

- Значит, у человека душа замарана злом изначально... потому что иные из нас так и поступали.
Орикон покачал головой.
- Не все же... Есть те, кто верен Свету. Как ты, например...
– Скажи мне, друг, что по-твоему можно назвать верным путем? Только ли тот путь, которого желает наша душа, и что не идет во вред всем остальным? Или Ардой и в самом деле управляет некий замысел, и даже творя зло, мы остаемся его частью?
Нимриль смотрел на него.
- Я не знаю.., - слегка растерялся юный нолдо. - Но думаю, что надо следовать велениям совести. Так учил меня отец...
- О чем речь шла? - поинтересовался Король, устроившись у костра.
- О многом, государь. А вкратце - о добре и зле... И о различии между нашими народами.
– Философские рассуждения лучше всего возбуждают аппетит, а мы как раз сидим здесь в ожидании ужина.
Орикон попробовал похлебку и кивнул.
- Готово, можно есть.

0

79

- Хотим. Или считаем нужным... разумеется. О чем нам еще думать, как не о важном для нас? Просто когда это важное приятно, мы рады, а когда нет -  недовольны тем, что приходится о нем думать.
- О, да, думаем, как же плохо думать обо всем об этом, но сами продолжаем делать это. Ты не находишь, что это парадокс?
Финрод тихо рассмеялся. Наверное, это было неправильно. Рассуждать так. Только вот, иначе, все равно, не получалось. Они думали... А жаловаться - зачем? Да он и не был против никаких мыслей, и тяжелых тоже. Да и, наверное, они хотели бы оградить от переживаний близких, а не себя...
- Может быть, потому что ты меня знаешь с детства?  Вот именно, что поступил бы так же. Еще и поэтому знал мой ответ заранее. Беспокоишься, я знаю.  Не его клятва? Да. Не его. Никто из нас не клялся тогда Барахиру. Только ты. Ну а мы клялись - тебе. Да и дело ведь не только в клятвах и обетах, Финдарато, ведь ты и сам это прекрасно знаешь. Иначе не пошел бы с Береном, оставив все, не встал бы рядом с ним против всех.
- Да, не только... Ты прав, я не только ради клятвы пошел с ним, хоть и из-за нее тоже. Много было... всего. А еще... Знаешь, я иногда думаю - а зачем мы пришли сюда? Кто-то бы сказал, что  ради мести, кто-то - что желая обрести новый дом... А я вот все чаще думаю - а потом что? Когда вот этих целей не будет? Вряд ли месть привела бы нас всех сюда... Вернее... не так даже. Вряд ли она дала бы нам всем силы жзить дальше. Что-то делать, к чему-то стремиться... И дома мало стало. Вон он, дом, остался у нас за спиной. Но разве достаточно нам было просто сидеть в стенах города? Каждый искал чего-то своего, важного, того, зачем можно было бы пойти... Мне кажется, что сейчас я нашел это. Хотя бы для себя.
Сделать что-то важное... Хотелось бы, очень. И этот поход казался ему шансом исправить что-то. Чтобы... не только кровь была на камне, не только ненависть. Пусть хоть кому-то он принесет счастье...
В лагере он присел у костра, какое-то время просто смотрев на огонь, потом поворошил угли палочкой и подбросил еще пару веток. Потухшее было пламя оживилось, скользнув к ним, заметалось на едва ощутимом ветру крохотными алыми язычками.
- О многом, государь. А вкратце - о добре и зле... И о различии между нашими народами.
- Однако, ничего серьезного.  Философские рассуждения лучше всего возбуждают аппетит, а мы как раз сидим здесь в ожидании ужина.

Финрод кивнул. О чем еще можно было говорить в лесу, как ни о различии их народов... Да и... Наверное, все же, разгоывор шел не только об этом...

0

80

- О, да, думаем, как же плохо думать обо всем об этом, но сами продолжаем делать это. Ты не находишь, что это парадокс?
Эдрахиль тоже рассмеялся в ответ.
- Именно так... парадокс? Может... А может быть, чем больше мы думаем, что это плохо, тем больше погружаемся в такие мысли? Вот попрошу я тебя сейчас не думать вот о том тополе. Ты ведь сразу начнешь думать именно о нем - зачем я тебя попросил, что в нем такого и так далее. И это когда речь идет о незначительных, мимолетных вещах. А если о важных?
Парадокс... или особенность натуры эрухини. Эдрахиль не знал точно, свойственно ли это людям, но почему-то думал, что свойственно.
- Да, не только... Ты прав, я не только ради клятвы пошел с ним, хоть и из-за нее тоже. Много было... всего. А еще... Знаешь, я иногда думаю - а зачем мы пришли сюда? Кто-то бы сказал, что  ради мести, кто-то - что желая обрести новый дом... А я вот все чаще думаю - а потом что? Когда вот этих целей не будет? Вряд ли месть привела бы нас всех сюда... Вернее... не так даже. Вряд ли она дала бы нам всем силы жзить дальше. Что-то делать, к чему-то стремиться... И дома мало стало. Вон он, дом, остался у нас за спиной. Но разве достаточно нам было просто сидеть в стенах города? Каждый искал чего-то своего, важного, того, зачем можно было бы пойти... Мне кажется, что сейчас я нашел это. Хотя бы для себя.
- Тогда отчего ты переживаешь, что мы пошли с тобой? То, что ты сейчас сказал... это ведь так и есть. Может быть, мы не так как-то устроены, но... нам всем надо ради чего-то жить. Искать чего-то, что сделает нашу жизнь осмысленной. Что оправдает все то, через что мы прошли, попав сюда... Каждый из нас платил высокую цену, идя сюда из Амана. И теперь хотелось бы узнать - за что? Просто за то, чтобы спокойно или не очень жить в своем доме? Или ради бесконечных войн? Ты ведь знаешь, что это не так. И говоришь, что нашел... Ну вот нашел и я. Думаю, то же скажут и другие, хотя, конечно, решать за них не берусь.
... Сидя у костра, Эдрахиль все еще думал об этом их разговоре.
- Значит, у человека душа замарана злом изначально... потому что иные из нас так и поступали.
Почему эти слова Берена заставили его поднять голову и внимательно посмотреть на адана.
- Нет. Я не верю в это, Берен. Иначе бы ты не сидел тут, с нами... И не думал бы об этом. Мне иногда вообще кажется, что изначального зла нет ни в вас, ни в нас... Искажение - вот что делает нас злыми, трусливыми, подлыми. А точнее - мы сами, позволяя Искажению проникать в наши души. Просто... для кого-то проще кажется творить зло, оправдываясь стоящей впереди великой целью Ведь цель вседа выбрать легче, чем средства. Только еще легче не заметить, что даже самое великое обесценивается, если идти к нему сквозь кровь и чужую боль. И свойственно это не только вам.
Ведь наверное, и у Моргота сначала были какие-то свои цели, которые он считал благими...
– Философские рассуждения лучше всего возбуждают аппетит, а мы как раз сидим здесь в ожидании ужина.
- Готово, можно есть.

Эдрахиль рассмеялся.
- А ведь Нимриль прав... лично я проголодался. Спасибо, Орикон, -он улыбнулся юноше.

0

81

- А почему ты думаешь, что эта судьба не по тебе, Берен?  Быть может, как раз тебе и удастся совершить то, что доселе казалось невозможным
- А почему ты решил, что я так думаю? А даже если думаю... я начал все это, значит, отступать некуда. По мне или нет - покажет время.
Только вот в этой упряжке оказался не только он один... И как сделать так, чтобы за неудачу патил лишь он?
- Не нам спорить с теми силами, которым подчиняется этот мир. Если уж Единый возложил на тебя подобную задачу, значит, ты наверняка способен справиться с нею.
- Ты прав. И всем нам остается только делать то, что в наших силах... Только справедливо ли это? Выходит, все в нашей жизни расписано заранее? Мы думаем, что выбираем мы, а выбирают за нас...
Берен вдруг вспомнил Лютиэн... вспомнил тронный зал Менегрота, свое обещание Тинголу.. вспомнил, как мстил за отца... Выходит, это было лишь декорацией для исполнения чужой воли? Нет, в это почему-то совсем не верилось.
- Да, вас больше,  но как раз это и делает вас более уязвимыми. Каждый из вас старается быть чем-то непохожим на остальных, быть красивее, богаче, лучше… уж не знаю, действительно ли такова природа аданов, или во всем виновато искажение. И таким образом, вы копошитесь между собой, зачастую уничтожая друг друга. У нас все не так. Для нас на счету жизнь всякого эльда.
- Возможно... ведь я не философ, Нимриль, а воин... я не знаю, так ли это. Но, наверное, дело в том, что у нас просто мало времени... на все. На счастье, на богатство, даже на красоту. И выбирать совй путь в жизни мы должны быстро. И навсегда. Возможно, что от этого он зачастую бывает неверным.
Потому что хочется всего и быстро. Особенно в юности - а ведь тогда человек и выбирает свою дорогу...
- Не все же... Есть те, кто верен Свету. Как ты, например...
- Не все. И хорошо, что не все. А я... я, будучи верен Свету, как ты говоришь, тоже делал много того, что в светлый образ никак не вписывается...
Но ведь и эльдар не безгрешны... Так в чем же разница между ними? Вроде бы и нет ее - а она кажется такой огромной...
- Нет. Я не верю в это, Берен. Иначе бы ты не сидел тут, с нами... И не думал бы об этом. Мне иногда вообще кажется, что изначального зла нет ни в вас, ни в нас... Искажение - вот что делает нас злыми, трусливыми, подлыми. А точнее - мы сами, позволяя Искажению проникать в наши души. Просто... для кого-то проще кажется творить зло, оправдываясь стоящей впереди великой целью Ведь цель всегда выбрать легче, чем средства. Только еще легче не заметить, что даже самое великое обесценивается, если идти к нему сквозь кровь и чужую боль. И свойственно это не только вам.
- Спасибо... - Берен улыбнулся Эдрахилю, - Ты говоришь, нет изначального зла... тогда пчему же наши души так открыты Искажению? Почему Морготу так легко сеять в них зло, страх, предательство?
И не только в душах людей... Берен подумал об Альквалондэ, о сгоревших кораблях... там-то были нолдор, не люди.. неужели все они такая легка добыча Моргота?
- Вот скажите мне, эльдар... вы ведь мудрее меня.. почему Едины вложил в нас так мало сил сопротивляться злу? Не тому, что прет на нас с мечами и ятаганами, а тому, что заползает в наши души?

Отредактировано Берен (2011-12-27 07:00:03)

0

82

- А почему ты решил, что я так думаю? А даже если думаю... я начал все это, значит, отступать некуда. По мне или нет - покажет время.
Удивительная, поистине завидная способность идти на риск, не думая о последствиях, и испытывать надежду на победу, не помышляя о том, насколько она вероятна. Интересно, это свойство души присуще всем аданам, или же только одному Беорингу?
- Ты прав. И всем нам остается только делать то, что в наших силах... Только справедливо ли это? Выходит, все в нашей жизни расписано заранее? Мы думаем, что выбираем мы, а выбирают за нас...
Голос Берена прозвучал недовольно, и как будто бы даже с вызовом… странно, неужели Младший народ, которому, если верить легендам, дана в этом мире куда большая свобода выбора, нежели эльфам, не готов допустить мысли о всевластии Единого над судьбами своих творений?
- Мне кажется, ты не совсем понял мою мысль, - вздохнул Нимриль. – В отличие от нас, эльдар, вы, аданы, вольны сами петь песнь своей жизни. Когда ты принимаешь решение, оно твое, и никто иной вместо тебя принять его не может. Но Силам оно всегда известно заранее.    
Быть может, человек говорит и справедливо. Тяжело думать о том, что некая высшая воля, чужой замысел руководит тобою. С другой стороны, не будь этого замысла, которому подчиняется Арда и все ее создания, насколько одинокими и потерянными были бы эрухини, предоставленные лишь сами себе…
- Возможно... ведь я не философ, Нимриль, а воин... я не знаю, так ли это. Но, наверное, дело в том, что у нас просто мало времени... на все. На счастье, на богатство, даже на красоту. И выбирать совй путь в жизни мы должны быстро. И навсегда. Возможно, что от этого он зачастую бывает неверным.
- Наверное, ты прав, Берен. Но ведь тогда многие из вас должны испытывать страх – перед скоротечным временем, перед выбором своего жизненного пути, который делается лишь однажды и может оказаться неверным; смертью и даже перед самой жизнью, такой несовершенной и хрупкой. Разве этот страх не отравляет вам жизнь?
Впрочем, вполне вероятно, что именно соседство с бессмертными эльфами заставило людей понять, насколько мизерен тот срок, что отведен им в пределах этого мира. Возможно, если бы эти народы вовсе не соприкасались друг с другом, жизнь Народа Солнца была бы куда спокойнее и счастливее?
- Не все. И хорошо, что не все. А я... я, будучи верен Свету, как ты говоришь, тоже делал много того, что в светлый образ никак не вписывается...
- Я понимаю тебя, - уверенно молвил полукровка. – Понимаю хотя бы потому, что и сам был когда-то воином. Я, как и ты, видел многие битвы, и сам убивал. Война сама по себе не может быть добрым, светлым делом. 
Неожиданно в их разговор вмешался Эдрахиль.
- Нет. Я не верю в это, Берен. Иначе бы ты не сидел тут, с нами... И не думал бы об этом. Мне иногда вообще кажется, что изначального зла нет ни в вас, ни в нас... Искажение - вот что делает нас злыми, трусливыми, подлыми. А точнее - мы сами, позволяя Искажению проникать в наши души. Просто... для кого-то проще кажется творить зло, оправдываясь стоящей впереди великой целью Ведь цель вседа выбрать легче, чем средства. Только еще легче не заметить, что даже самое великое обесценивается, если идти к нему сквозь кровь и чужую боль. И свойственно это не только вам.
- Спасибо... Ты говоришь, нет изначального зла... тогда пчему же наши души так открыты Искажению? Почему Морготу так легко сеять в них зло, страх, предательство? Вот скажите мне, эльдар... вы ведь мудрее меня.. почему Едины вложил в нас так мало сил сопротивляться злу? Не тому, что прет на нас с мечами и ятаганами, а тому, что заползает в наши души?

- Лично я полагаю, что любое качество как эльдар, так и эйдан может быть как во благо, так и во вред. Так, например, любовь хороша, покуда она не порождает ревность и ненависть. Говорят, Феанор был великолепным мастером и во многом интереснейшим эльфом, пока излишняя привязанность к собственным творениям не погубила его. Сама же суть Искажения заключается в том, чтобы обратить ко злу то светлое, что у нас есть – умение сыграть на том, что дорого нашим сердцам. Иногда бывает трудно просчитать наперед, во что обратиться тот или иной твой поступок, казалось бы, правильный и справедливый. А когда увидишь последствия – становится уже слишком поздно.   
Так и выходит, что зло – есть продолжение добра. Но что-то все же отделяет одно от другого, и на это "что-то" и возложены теперь все надежды народа нолдор... и всего Средиземья.
- Готово, можно есть.
Полукровка весело усмехнулся.
- Ну вот, мы и скоротали время. Спасибо тебе, Орикон.

0

83

Рассуждения на тему отличия эдайн от эльдар были не до конца понятны Орикону. Юноша еще во многом смотрел на мир с детской точки зрения и ему казалось, что этот мир устроен намного проще... Однако в свете последних событий эта уверенность дала основательную трещину. Вот только у кого попросить объяснений? Орикон неуверенно посмотрел на Финрода, но спрашивать не решился.
- Ну вот, мы и скоротали время. Спасибо тебе, Орикон.
Юный нолдо снял котелок с огня и аккуратно поставил на траву.

0

84

- Именно так... парадокс? Может... А может быть, чем больше мы думаем, что это плохо, тем больше погружаемся в такие мысли? Вот попрошу я тебя сейчас не думать вот о том тополе. Ты ведь сразу начнешь думать именно о нем - зачем я тебя попросил, что в нем такого и так далее. И это когда речь идет о незначительных, мимолетных вещах. А если о важных?
- Да, ты прав. Именно так я и начну думать... А кто-то еще может иначе? Да, думаем... И я не могу не думать о том, что произошло. Знаю, что это бессмысленно, но не могу... Не получается. И, наверное, не смогу... А ты можешь? Не думать о том, как и куда мы идем? Просто... Я хочу понять. Не изменить, зачем, но понять...
Наверное, и дальше будет пытаться... Зачем? Финрод не смог бы ответить на этот вопрос. Но ему, и правда, было важно все это.
- Тогда отчего ты переживаешь, что мы пошли с тобой? То, что ты сейчас сказал... это ведь так и есть. Может быть, мы не так как-то устроены, но... нам всем надо ради чего-то жить. Искать чего-то, что сделает нашу жизнь осмысленной. Что оправдает все то, через что мы прошли, попав сюда... Каждый из нас платил высокую цену, идя сюда из Амана. И теперь хотелось бы узнать - за что? Просто за то, чтобы спокойно или не очень жить в своем доме? Или ради бесконечных войн? Ты ведь знаешь, что это не так. И говоришь, что нашел... Ну вот нашел и я. Думаю, то же скажут и другие, хотя, конечно, решать за них не берусь.
- Просто... Переживаю... Ты сказал, что многие шли сюда из Амана... И уже знают, насколько нелегкой может быть дорога. Многие... Но не все. Посмотри, идут ведь и те, кто родился уже здесь, и синдар... Я... не уверен, что они понимают, на что идут. Разумом понимают, что это опасно, но не представляют, чем это может закончится... Мне страшно, что они этот выбор сделали... По сути, не понимая ничего... Что это был не совсем их выбор... Да и просто - не хотел бы, чтобы вы прошли через то, что нас... вполне вероятно ждет.
Сложно все было... И дети, которые пошли за ним... пусть и чувствуя, что это правильно, но, возможно, не готовые к этому. Да и старые друзья, ни боли ни смерти которым он не хотел. Все они шли за чем-то своим. И... Пусть это и правильно ыло, но имел он права переживать за тех, кто ему дорог?
- Ты говоришь, нет изначального зла... тогда пчему же наши души так открыты Искажению? Почему Морготу так легко сеять в них зло, страх, предательство? Вот скажите мне, эльдар... вы ведь мудрее меня.. почему Едины вложил в нас так мало сил сопротивляться злу? Не тому, что прет на нас с мечами и ятаганами, а тому, что заползает в наши души?
Филосовский разговор все продолжался...
- Зла... не бывает просто так... Оно не возникает ниоткуда, само по себе... И, часто, сложно провести грань между ним и добром. Ты спрашиваешь, почему мы так легко поддаемся искажению... Может быть, потому, что часто эта граница размыта... Или не проведена. Когда-то мы поддались, потому что не успели ее провести для себя. Не знали, что это нужно сделать. И увлекались... Зло ведь возникает тогда, когда твои желание приносят боль кому-то еще... А когда тебя ничто не ограничивает и кажется, что главное - свобода, в чем угодно - творить, любить, жить... Очень просто увлечься и забыть про тех, кто рядом. И про то, что для них должна быть такая же свобода,  и что желания и мечты у них тоже должны исполняться... Тяжело бывает самому для себя поставить границы. Спасибо, Орикон.
Он посмотрел, как паренек поставил на землю горячий котелок и поймал его нерешительный взгляд.
"Что-то случилось?"

0

85

- Да, ты прав. Именно так я и начну думать... А кто-то еще может иначе? Да, думаем... И я не могу не думать о том, что произошло. Знаю, что это бессмысленно, но не могу... Не получается. И, наверное, не смогу... А ты можешь? Не думать о том, как и куда мы идем? Просто... Я хочу понять. Не изменить, зачем, но понять...
- Ну да, никто не может, наверное... Во всяком случае я никого не знаю, кто бы мог так. Я тоже не могу... и думаю все время почти. Потом, наверное, этих мыслей станет меньше. Или он будут не такими мучительными. Не знаю... Может быть, потом вообще будет думать некогда. Я тоже хочу понять. Очень. Но не могу.
А смогут ли они понять вообще когда-нибудь? Разве можно проникнуть в чужой разум, в чужую душу? Понять, до конца понять, что движет другими эрухини? Эдрахиль не хотел никого осуждать... но сейчас волей-неволей получалось, что он делает это, когда вспоминает то, что произошло на совете. Потому что в нем говорили боль и гнев, не успевшие остыть еще.
- Просто... Переживаю... Ты сказал, что многие шли сюда из Амана... И уже знают, насколько нелегкой может быть дорога. Многие... Но не все. Посмотри, идут ведь и те, кто родился уже здесь, и синдар... Я... не уверен, что они понимают, на что идут. Разумом понимают, что это опасно, но не представляют, чем это может закончится... Мне страшно, что они этот выбор сделали... По сути, не понимая ничего... Что это был не совсем их выбор... Да и просто - не хотел бы, чтобы вы прошли через то, что нас... вполне вероятно ждет.
- Да, ты прав. Многие родились уже тут, но... ты не думаешь, что ими движет то же самое? И вспомни нас тогда - мы тоже не представляли себе, насколько нам будет тяжело. Даже больше, чем они - потому что они многое уже видели, а мы тогда были просто наивными детьми, совершенно не знающими, как бывает плохо и страшно. И все равно ведь шли. Потому что если отступить просто из-за того, что может быть трудно... тогда можно пропустить что-то главное в своей жизни. Да. я тоже не хочу, чтобы они прошли через это... но это их право, Инголдо. Как и нашим правом было пойти из Тириона в неизвестность.
Или не пойти. Остаться, а потом... жалеть? Или жить с сознанием своей правоты. Кто знает, что чувствуют те, кто сейчас там? Сожалеют о своих неразумных родичах? Осуждают их? Или просто скучают и ждут?
- Спасибо...Ты говоришь, нет изначального зла... тогда почему же наши души так открыты Искажению? Почему Морготу так легко сеять в них зло, страх, предательство?
Эдрахиль выслушал ответы Нимриля и Финрода, а затем ответил сам:
- Да... граница размыта... и легко обратить добро во зло и наоборот. Просто шагнуть за зыбкую грань, сказав - "я сделал это ради великой цели". Такое большое искушение - оправдать свою ненависть, трусость, подлость... И прибавить еще, что нет ни абсолютного добра, ни абсолютного зла. А Моргот пользуется этим... А почему так изначально... я не знаю. Может быть, будь мы заставшими, не способными меняться, ошибаться, сомневаться - мы не были бы живыми?
Берен задал очень сложный вопрос. Эдрахиль внимательно посмотрел на адана. Он часто задумывался, велика ли разница между их народами. Сейчас вот ему казалось, что ее почти нет... а порой - что между ними пропасть... А еще он подумал, что люди... более разные, что ли, чем эльдар. Более противоречивые, переменчивые - потому и становятся добычей Врага чаще.

0

86

- Мне кажется, ты не совсем понял мою мысль, В отличие от нас, эльдар, вы, аданы, вольны сами петь песнь своей жизни. Когда ты принимаешь решение, оно твое, и никто иной вместо тебя принять его не может. Но Силам оно всегда известно заранее.     
- Разве вы тоже не вольны принимать решения, Нимриль? Вот хотя бы сейчас - вы решили пойти и пошли. Неужели вами двигала какая-то предопределенность? Или это решение было не вашим? Силы... они далеко... равно далеко для вас и для нас.
Да, Берен верил в Судьбу, начертанную где-то там, то ли на небесах, то ли еще где-то. Но смириться с тем, что ее нельзя изменить не мог. Как не мог себе представить, что все они - орудие в чьих-то невидимых руках. Может быть, этим люди и отличаются от Старшего народа? Нежеланием смириться, вечным стремлением бунтовать? Хотя.. ведь был же Феанаро, был Исход...
- Наверное, ты прав, Берен. Но ведь тогда многие из вас должны испытывать страх – перед скоротечным временем, перед выбором своего жизненного пути, который делается лишь однажды и может оказаться неверным; смертью и даже перед самой жизнью, такой несовершенной и хрупкой. Разве этот страх не отравляет вам жизнь?
А мы и испытываем... еще как испытываем. Иногда до такой степени, что иные из нас готовы на все, лишь бы продлить срок своей жизни. На любые унижения и гадости. Да... страх отравляет нам жизнь, но в то же время... знание того, что жизнь коротка и конечна помогает нам, как ни странно, рисковать ей и смело идти навстречу смерти. Видишь... мы очень противоречивые существа, Нимриль.
Берен не знал.... как объяснить, что испытываешь, думая о смерти. Не в бою... там-то уже почти все равно, страх там отступает... да и некогда бояться, честно говоря. Но когда задумываешься о том, насколько ограничен твой срок... сколько можно не успеть... Сейчас, когда он встретил и полюбил Лютиэн, это мысли стали куда более частыми гостями в его голове, надо сказать. Так же как и мысли о старости, о немощи, о физическом уродстве... сможет ли она любить его тогда?
Все трое эльдар ответил на его вопрос о добре и зле... и все примерно одинаково... Берен улыбнулся.
- А знаете... мы все же очень похожи в чем-то. Я много раз воочию видел подтверждение ваших слов - о размытых границах, о вседозволенности, низости... Но... увы, чаще всего я видел это именно у людей. Но, возможно, я неправ или не объективен. Вы для нас все же существа высшего порядка... для очень и очень многих из нас...

0

87

- Разве вы тоже не вольны принимать решения, Нимриль? Вот хотя бы сейчас - вы решили пойти и пошли. Неужели вами двигала какая-то предопределенность? Или это решение было не вашим? Силы... они далеко... равно далеко для вас и для нас.
Эльф только пожал плечами.
- В предопределенности нет ничего плохого. Ведь она, суть, гарантия того, что ничто в нашей жизни не делается напрасно. Но когда мы все приняли решение идти вслед за тобой и нашим государем, мы решили это сами, а не кто-то за нас. Я лишь говорю о том, что высшие Силы ведают наши судьбы, и знают наперед, что уготовано каждому из нас. Вы же, аданы, приходите в Арду ненадолго, и каков будет этот недолгий путь, зависит только от вас.
Нимриль не был уверен, что правильно высказал свою мысль. Впрочем, стоило ли пытаться объяснить подробнее замысел Единого? Будучи поэтом, он знал как никто другой, что далеко не все в этом мире поддается словестному описанию.
- А мы и испытываем... еще как испытываем. Иногда до такой степени, что иные из нас готовы на все, лишь бы продлить срок своей жизни. На любые унижения и гадости. Да... страх отравляет нам жизнь, но в то же время... знание того, что жизнь коротка и конечна помогает нам, как ни странно, рисковать ей и смело идти навстречу смерти. Видишь... мы очень противоречивые существа, Нимриль.
На сей раз Лоссэ крепко задумался. Верно, аданы – существа весьма противоречивые. Хотя бы тем, что в их природе переплелись добро и зло. Однако, если бы их жизнями правил лишь один страх перед смертью, они были бы слишком легкой добычей Моргота. Нет, Берен прав, близость небытия не ослабляет их, а напротив, придает сил, вдохновляет добиваться за эти короткие годы всего того, на что у эльдар имеется целая вечность.
- Удивительно, как может страх перед смертью быть слабостью, и одновременно силой… - кажется, эльда продолжал рассуждать вслух. – То, перед чем опускаются руки, вы обращаете к пользе для себя, причем, кажется, даже не сознавая этого.
- А знаете... мы все же очень похожи в чем-то. Я много раз воочию видел подтверждение ваших слов - о размытых границах, о вседозволенности, низости... Но... увы, чаще всего я видел это именно у людей. Но, возможно, я неправ или не объективен. Вы для нас все же существа высшего порядка... для очень и очень многих из нас...
- Видно, души наши по сути своей и впрямь не так уж и разнятся между собой. Просто… Старший народ живет дольше, и видел больше, чем эйдан. Только вот не знаю, во благо ли пришлись нам эти знания, или же во зло.

0

88

Практически незаметно и неслышно Лирилин прошёл сквозь кусты. Разговор у костра его весьма заинтересовал, и мешать менестрель не хотел. Поэтому замер невдалеке, задумчиво прикрыв глаза и слушая беседу. На некоторое время он исчез, чтобы просто побыть наедине с лесом, как любил это делать. Сейчас же он вновь вернулся к остальным. Некоторое время постояв в стороне, он всёже тихо подошёл поближе к костру. Всё также слушал разговор, не произнося ни звука и никак не показывая, что вообще куда-то пропадал.

0

89

"Что-то случилось?"
Орикон глянул на Короля и слегка улыбнувшись, покачал головой.
"Да вроде ничего... Только я понять не могу. Раньше я думал, что есть добро и есть зло. И все было просто. А теперь..."
Нолдо вздохнул и снова перевел взгляд на огонь, не зная, как объяснить смятение, воцарившееся в душе. Кто сможет объяснить, почему в жизни все намного сложнее, чем кажется в детстве?

0

90

- Ну да, никто не может, наверное... Во всяком случае я никого не знаю, кто бы мог так. Я тоже не могу... и думаю все время почти. Потом, наверное, этих мыслей станет меньше. Или он будут не такими мучительными. Не знаю... Может быть, потом вообще будет думать некогда. Я тоже хочу понять. Очень. Но не могу.
- Может... Знаешь, мне иногда кажется, что мы никогда не перестанем думать. Ни об одном, так о другом. Наверное, это нормально. И, если бы у нас было что-то... какое-то дело, то на мысли не осталось бы времени. Но дорога располагает...
Потом... Хорошо бы, и правда, эти мысли отошли на второй план. Да так и будет, скорее всего, как только они уедут за пределы этих земель. Там нужно быть внимательными, а не витать в облаках. Только... Все время хотелось оглянуться. Поговорить с братом... Неважно о чем. И нельзя было. Ради него, хотя бы. Чтобы не затягивать прощанье.
- Да, ты прав. Многие родились уже тут, но... ты не думаешь, что ими движет то же самое? И вспомни нас тогда - мы тоже не представляли себе, насколько нам будет тяжело. Даже больше, чем они - потому что они многое уже видели, а мы тогда были просто наивными детьми, совершенно не знающими, как бывает плохо и страшно. И все равно ведь шли. Потому что если отступить просто из-за того, что может быть трудно... тогда можно пропустить что-то главное в своей жизни. Да. я тоже не хочу, чтобы они прошли через это... но это их право, Инголдо. Как и нашим правом было пойти из Тириона в неизвестность.
- Есть только одна разница - мы-то теперь себе это прекрасно представляем. ,Их право умереть? Знаю, что они выбрали сами... Только вот понимают ли они, на что идут? Мы с тобой знаем, зачем... А тот же Орикон? Думаешь, он... не за сказкой отправился? О доблести, чести, верности... Все ведь не так будет... Да, мы шли.  И кто-то дошел даже... А все остальные - ради чего они отправились в тот поход?
Наверное, он просто пытался успокоить себя, доказать, что все правильно. И да - она выбрали сами свой путь, это многого стоило. Наверное, намного больше, чем спокойная долгая жизнь,  когда ты плывешь по течению. Просто страшно было - за них. Мальчишек еще... Да и не мальчишек тоже. За тех, кто готов был рисковать всем ради верности.
Он, иногда, жалел, нет, ни о том, что ушел. О том, что не увидит тех, кто остался... Но у него хоть была возможность это делать.
У костра тоже говорили о судьбе. Наверное, сейчас эта тема занимала мысли многих, если не всех. О том, кто делает выбор и почему, на что он влияет.
- А знаете... мы все же очень похожи в чем-то. Я много раз воочию видел подтверждение ваших слов - о размытых границах, о вседозволенности, низости... Но... увы, чаще всего я видел это именно у людей. Но, возможно, я неправ или не объективен. Вы для нас все же существа высшего порядка... для очень и очень многих из нас...
- Мы похожи... И слепы будут те, кто станет это отрицать. Похожи, как дети одних родителей. И разнимся так же. У каждого из нас, Берен, своя дорога. И не только у каждого из живущих, но и у каждого народа тоже. Только они пересекаются, и идут рядом. Мы живем дольше, но наши души принадлежат Арде. Так правильно... А вы созданы отдельно от этого мира, гости в нем. Кто-то боится этого, но, мне кажется, зря. Никто ведь не говорит, что ваша дорога заканчивается со смертью тела. Знаешь, я бы хотел увидеть это... Узнать, куда вы уходите. Что ждет вас там... Или это что-то у каждого свое?
Многие боялись смерти, но эльфы - потому, что не успеют закончить что-то здесь... Да и не настолько сильно. А люди, наверное - неизвестности.
К ним подошел еще один эльф - Лирилин. Кажется, он уходил куда-то...
- Ты опоздал... - Финрод улыбнулся вновь пришедшему. - Садись, отдохни немного. Нам скоро нужно будет ехать дальше.
Он поставил на траву пустую кружку. Пора... Тянуть время не имело смысла. Да вечера нужно было еще много проехать.
"Да вроде ничего... Только я понять не могу. Раньше я думал, что есть добро и есть зло. И все было просто. А теперь..."
"Да, понимаю... Торлько ведь, добро и зло - оно у каждого свое. Орикон... Так почему ты пошел с нами? Ты же веришь во что-то, чего-то ждешь от этого похода. Чего?"

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Дорога