Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Дориат


Дориат

Сообщений 31 страница 60 из 193

31

НПС стража

День шел за днем, эльфы на страже сменяли друг друга, но ничего важного не происходило. Принцессе приносили еду, поднимали ее вверх на веревке, а потом она так же спускала вниз пустую корзину. Ничего не говоря... Это было единственное, что хоть как-то нарушало тишину леса вокруг.
Стражам не нравилась такая участь - тюремщиков, тем более для Лютиен, но они не могли ослушаться приказа ее отца.
Прошло уже несколько дней, с утра шел дождь - не сильный, но довольно неприятный. Эльфы сидели под буком, завернувшись в плащи и о чем-то негромко переговариваясь. Пстепенно, один за другим, они начали засыпать и скоро уже мирно спали, прислонившись к толстому стволу.

0

32

Дождь мерно шелестел по листве, время от времени тяжелыми каплями стекая на землю. Лютиэн была рада этому негромкому шороху - он скрадывал звук ее шагов. Легкий плащ надежно прикрывал от сырости.
Девушка шла, не останавливаясь, до самого рассвета. Лишь когда непроглядная темнота сменилась сероватыми мокрыми сумерками, Лютиэн решила передохнуть. Найдя сухое местечко между корнями могучего дуба, она сняла с плеч мешок и присела на палую прошлгоднюю листву. Достав из мешка кусок хлеба и флягу  с водой, принцесса приступила к скудному завтраку, одновременно раздумывая, куда мог уйти Берен и где его теперь искать. Как-то в одной из бесед он упоминал, что его отец служил королю Финроду... Возможно, в Нарготронде она сможет узнать что-нибудь о любимом...

-----------> Окрестности Нарготронда

Отредактировано Лютиен (2011-01-30 23:22:47)

0

33

Майэ сидела за ткацким станком, но работа не шла - она едва двигала челнок, больше думая о своем. Последние дни Мелиан места себе не находила от волнений и тягостных предчувствий. Она видела горе дочери, видела решимость в лице человека - он не отступит. И не отступит Лутиэн... А значит, лишь Создателю известно, чем все это может кончиться. Королева Дориата не осуждала супруга, о нет - но понимала, что, пусть невольно, он пробудил слишком много сил, которым лучше было бы спать. Мелиан пыталась понять, что ей делать теперь, и смутно чувствовала, что сделать она ничего не сможет. Сердце рвалось на части при одной лишь мысли о тех муках, которые сейчас испытывает дочь, заточенная в темнице... Да, так было безопаснее - но лучше ли для нее? Майэ была матерью и ей хотелось сберечь, защитить свое дитя, однако же она не могла не понимать, что Лутиэн свою судьбу будет решать сама. Вопреки всему. Мелиан слишком хорошо знала свое дитя.
И она сидела сейчас, опустив на колени челнок. Самое страшное - смотреть, как все, что дорого, катится в пропасть, и быть бессильной помочь.

0

34

Тингол вошел тихо, почти бесшумно ступая по ковру, и остановился недалеко от порога, глядя не жену. Сколько столетий они уже вместе, но до сих пор его сердце замирало от восторга при виде нее...
Но сейчас к восторгу примешивалось еще что-то... грусть? Чувство вины? Но король Дориата был уверен, что поступил правильно, отправив смертного... да какая разница, куда? Главное, что он надолго исчезнет из их жизни... из жизни Лютиэн. Он все сделал правильно... Только почему так страшно посмотреть в глаза Мелиан?
Тингол сделал еще несколько шагов вперед и снова остановился... Мелина сидела у станка, но не работала. Ее голова была опущена... эльф слишком хорошо знал жену и слишком ее любил, чтобы не почувствовать ее боль и тревогу.
- Я... заходил к Лютиэн...- тихо сказал он, присев прямо на ковер рядом с женой.

0

35

Мелиан почувствовала приближение супруга, но даже не подняла голову - она чувствовала, что не сможет заглянуть ему в глаза. И не могла не чувствовать его смятение, боль и какое-то еще чувство, которое не описать словами. Он пытался самого себя убедить в своей правоте...
Муж присел на ковер рядом с ней, и только тогда майэ подняла голову. Она любила Тингола, бесконечно и беспредельно любила, но сейчас словно что-то встало между ними.
- Я... заходил к Лютиэн...
Сердце Мелиан сжалось от дурного предчувствия. Что случилось?
- И... как она?
Что-то произошло. Что - майэ не знала, но что-то было не так... Хотя в последние дни "не так" было решительно все.
Она и сама хотела зайти к дочери, поговорить с ней, но не находила в себе сил. Боялась, сама не зная чего.

0

36

Мелиан даже не посмотрела на него...  А когда все же подняла взгляд, Элу почувствовал, как что-то кольнуло его прямо в сердце. Глаза жены были... не такими, как раньше. Она словно отстранилась от него, загородившись какой-то невидимой преградой.
- И... как она?
- Она... очень расстроена. И... очень сердится.
Тингол не знал, как описать их разговор с дочерью. Он очень боялся за Лютиэн... за ее отчаянием и гневом он не мог не увидеть решимость и уверенность с своей правоте.
- Мелиан... любимая.. ты считаешь, что я поступил неправильно?
Наверное, подданные короля сейчас не узнали бы своего - всегда такого спокойного, властного, не сомневающегося в своих словах и поступках. Сейчас в глазах Тингола отчаяние перемешивалось со смятением.
- Но я не мог допустить, чтобы этот смертный... Ты ведь видела его - он похож на разбойника с большой дороги, mell. Он разрушил бы ее жизнь.

0

37

- Она... очень расстроена. И... очень сердится.
Мелиан чуть кивнула. Так она и думала - Лутиэн во многом пошла в отца... Та же сила воли и та же решимость в достижении цели, иной раз оборачивающаяся упрямством... Не сейчас.
- Я понимаю ее... Лутиэн любит его, муж мой. Любит, и никакие доводы, никакие приказы не в силах это изменить, - в голосе майэ не было осуждения, только печаль. Слишком трагично оборачивалось это чувство.
- Мелиан... любимая.. ты считаешь, что я поступил неправильно?
Она смотрела на Тингола и душу переполняла жалость к мужу и любовь. Должно быть, кроме нее никто и никогда не видел короля Дориата растерянным, нерешительным. Мелиан осторожно взяла его лицо в ладони, заглянула в глаза:
- Я ничего не считаю, любимый. Ты поступил так, как считал нужным, теперь уже ничего не изменить. Он ведь тоже решал - сам. И каждый идет избранным путем...
Какой смысл осуждать то, что уже сделано? Вот только... Лутиэн.
- Но я не мог допустить, чтобы этот смертный... Ты ведь видела его - он похож на разбойника с большой дороги, mell. Он разрушил бы ее жизнь.
- Разрушил бы? Может быть... Но если с ним что-то случится - что будет с Лутиэн? Она... любит его, муж мой.
Так же, как я люблю тебя... Ты забыл, что мы с тобой тоже - разные? Разве это мешает нам?

Мелиан провела кончиками пальцев по щеке мужа.
- Зачем ты запер ее? Ведь Лутиэн... она всегда была свободна, как ветер. Ей должно быть очень тяжело сейчас. Прошу тебя, измени свое решение.
Пока не стало слишком поздно.

0

38

- Я понимаю ее... Лутиэн любит его, муж мой. Любит, и никакие доводы, никакие приказы не в силах это изменить,
- Любит... но что ей даст эта любовь? Одни страдания... Никогда раньше не сочетались браком эльфы и люди. Вспомни печальную историю Аэгнора...
Тингол на миг прикрыл глаза, когда руки жены коснулись его лица. А затем открыл их и встретился с ней взглядом.
- Я ничего не считаю, любимый. Ты поступил так, как считал нужным, теперь уже ничего не изменить. Он ведь тоже решал - сам. И каждый идет избранным путем...
- Но я все же не должен был так поступать? Возможно, я слишком поддался гневу... Я хотел защитить ее, Мелиан. Да, он решал сам. И в тот миг, когда осмелился возмечтать о ней!
При мысли о том, что адан счел себя достойным его дочери, Тингол нахмурился. Нет, не мог он отдать ее этому бродяге.
- Разрушил бы? Может быть... Но если с ним что-то случится - что будет с Лутиэн? Она... любит его, муж мой.
- А ты не подумала, что с ним все равно случится то, что случается с ними со всеми. Что она потеряет его - пусть не сейчас, пусть позже - но что для нас сроки человеческой жизни? Может быть лучше пережить потерю сейчас, чем тогда, когда их будут связывать узы брака?
Кто знает, вдруг Лютиэн сможет услышать голос разума и... нет, не забыть Берена, но хотя бы понять, насколько безнадежна ее любовь?
- Зачем ты запер ее? Ведь Лутиэн... она всегда была свободна, как ветер. Ей должно быть очень тяжело сейчас. Прошу тебя, измени свое решение.
- Мелиан... да если бы я не сделал этого, она бросилась бы вслед этому человеку! Ей тяжело, не спорю, но она хотя бы безопасности и ей ничего не грозит. Я не хочу потерять ее, любимая. А если я изменю свое решение, то я не удержу ее. Никто не удержит, ты знаешь нашу дочь.

0

39

- Любит... но что ей даст эта любовь? Одни страдания... Никогда раньше не сочетались браком эльфы и люди. Вспомни печальную историю Аэгнора...
- Аэгнора? Как странно, я только что вспомнила о нем... Вот он страдал - все последние годы. Страдал оттого, что не позволил себе ни мгновение счастья и потерял все, не получив ничего.

Мелиан говорила мягко, но настойчиво. Пытаясь объяснить то, что и сама не вполне понимала...
- Но я все же не должен был так поступать? Возможно, я слишком поддался гневу... Я хотел защитить ее, Мелиан. Да, он решал сам. И в тот миг, когда осмелился возмечтать о ней!
- Боюсь, что ты и в самом деле позволил гневу затмить твою волю, Элу. Как можно осмелиться полюбить? Любовь не знает такого слова. Ты думаешь, что он недостоин нашей дочери, но ведь сама она считает иначе.
Любовь всегда смела, любовь смеется над преградами.
- А ты не подумала, что с ним все равно случится то, что случается с ними со всеми. Что она потеряет его - пусть не сейчас, пусть позже - но что для нас сроки человеческой жизни? Может быть лучше пережить потерю сейчас, чем тогда, когда их будут связывать узы брака?

- Может быть... А может быть, и нет. Лутиэн уже не ребенок, любимый, она понимает, что их счастье будет коротким, но оно могло бы длиться хоть несколько десятков лет. А потом...

Мелиан прикрыла глаза. Ей было безумно больно оттого, что ее дитя - вне зависимости от дальнейших событий - обречена на муку, горьше и слаще которой в мире нет. Не такой судьбы она желала бы для дочери, но разве можно выбрать путь за другого? Все, что может сделать сейчас мать - это помочь Лутиэн идти ее собственным путем.
- Легче все же вспоминать о том, что было, чем о том, чего не было.

- Мелиан... да если бы я не сделал этого, она бросилась бы вслед этому человеку! Ей тяжело, не спорю, но она хотя бы безопасности и ей ничего не грозит. Я не хочу потерять ее, любимая. А если я изменю свое решение, то я не удержу ее. Никто не удержит, ты знаешь нашу дочь.

Да, так оно и было. Этого и боялась Мелиан - и вместе с тем понимала, что даже принятые мужем меры не помогут. Чувствовала - нет, теперь, когда слова были сказаны, знала - что Лутиэн последует за любимым.
- Ты не в силах помешать Лутиэн идти ее путем... Она поистине твоя дочь. Мне страшно, любимый, мне очень страшно, но боюсь, отныне ничего уже мы изменить не сможем. Все, что случится теперь, не в нашей воле.
Обреченность - вот что было в голосе майэ. Невозможность помочь, защитить, спасти тех, кого любишь...

0

40

- Аэгнора? Как странно, я только что вспомнила о нем... Вот он страдал - все последние годы. Страдал оттого, что не позволил себе ни мгновение счастья и потерял все, не получив ничего.
- А ты уверена, что, женившись на той женщине, он был бы счастлив, Мелиан? Ради короткого и сомнительного счастья - платить такую цену? Я не хочу, чтобы у моей дочери была такая судьба!
Ничего.. Сейчас Берен ушел. То, что он не вернется, Тингол не сомневался. Пройдут года, и Лютиэн поймет, что все это было лишь временным безумием.
- Боюсь, что ты и в самом деле позволил гневу затмить твою волю, Элу. Как можно осмелиться полюбить? Любовь не знает такого слова. Ты думаешь, что он недостоин нашей дочери, но ведь сама она считает иначе.
- Я сказал - не осмелился полюбить, а осмелился позариться на нее! Пусть любит сколько хочет... только подальше от моей дочери. Она считает иначе, потому что не может сейчас рассуждать здраво. Mell, ну неужели ты считаешь его достойным? Неужели готова отдать ему Лютиэн?
От одной мысли об этом у Тингола заныло сердце. Его девочка... такая красивая, такая нежная... и это смертный?! Да он недостоин даже дышать с ней одним воздухом!
- Может быть... А может быть, и нет. Лутиэн уже не ребенок, любимый, она понимает, что их счастье будет коротким, но оно могло бы длиться хоть несколько десятков лет. А потом...
- Сейчас она ведет себя именно как дитя! Глупое, упрямое, своенравное дитя, которому очень хочется настоять на своем и показать всем, что она уже взрослая.
Тингол говорил это, а перед глазами стояло лицо Лютиэн - решительно, бледное... А что, если он неправ? Если сейчас своими руками ломает жизнь своей дочери? Но Элу отмахнулся от этой мысли.
- Легче все же вспоминать о том, что было, чем о том, чего не было.
Король Дориата посмотрел на жену, и не было в его взгляде уверенности. А она продолжала:
- Ты не в силах помешать Лутиэн идти ее путем... Она поистине твоя дочь. Мне страшно, любимый, мне очень страшно, но боюсь, отныне ничего уже мы изменить не сможем. Все, что случится теперь, не в нашей воле.
Горькая уверенность в голосе Мелиан заставила его побледнеть:
- О чем ты говоришь, любимая? Я... боюсь твоих слов. Что ты чувствуешь, что предвидишь?

0

41

- А ты уверена, что, женившись на той женщине, он был бы счастлив, Мелиан? Ради короткого и сомнительного счастья - платить такую цену? Я не хочу, чтобы у моей дочери была такая судьба!
- Но ведь цену он платил ту же, а счастья не было вовсе...
Мелиан тихо вздохнула. Она тоже хотела бы иной судьбы для дочери, но не могла не признать ее права выбирать самой...
- Я сказал - не осмелился полюбить, а осмелился позариться на нее! Пусть любит сколько хочет... только подальше от моей дочери. Она считает иначе, потому что не может сейчас рассуждать здраво. Mell, ну неужели ты считаешь его достойным? Неужели готова отдать ему Лютиэн?
- Отдать? Лутиэн - не брошь, не шаль и не котенок даже, любимый... - голос майэ звучал печально.
- Она выбирает сама. Кто может сказать, достоин он ее любви или нет, кроме самой Лутиэн? А я видела лишь человека, который может дать ей счастье, потому что ни от кого другого наша дочь этого дара не примет. Он смертен, да, но это - Дар, Дар Хильдор, которому, как говорят, со временем позавидуют и Стихии. Эльдар и эдайн равны в Замысле, и те, и другие равно - Дети.
Да, слишком разнятся судьбы двух народов, слишком скоро наступает разлука с любимыми. Но разве это повод лишать себя счастья? И самое главное, как можно решать жизнь другого, пусть даже своей дочери?
- Сейчас она ведет себя именно как дитя! Глупое, упрямое, своенравное дитя, которому очень хочется настоять на своем и показать всем, что она уже взрослая.
Мелиан чуть улыбнулась на эти слова,
- Ты сам себе не веришь, Элу. Ты пытаешь убедить не меня, а себя, любимый... Не надо. Ты ведь всегда был... честен.
Но следующий его вопрос согнал с лица майэ улыбку.
- О чем ты говоришь, любимая? Я... боюсь твоих слов. Что ты чувствуешь, что предвидишь?
Мелиан прикрыла глаза, пытаясь услышать то, что говорило ее сердце. И с тихим стоном уронила голову на руки, получив ответ. Страшный и безнадежный...
- Нет, муж мой... Не проси меня ответить...
Как сказать ему? Произнести приговор? Нет! Или... он должен все-таки знать? Горек дар предвидения.

0

42

- Но ведь цену он платил ту же, а счастья не было вовсе...
Тингол почувствовал страх. А что если Мелиан права? Если он сейчас обрекает дочь на годы страданий... бесконечные годы мыслей о несбывшемся счастье?
- Отдать? Лутиэн - не брошь, не шаль и не котенок даже, любимый... - Она выбирает сама. Кто может сказать, достоин он ее любви или нет, кроме самой Лутиэн? А я видела лишь человека, который может дать ей счастье, потому что ни от кого другого наша дочь этого дара не примет. Он смертен, да, но это - Дар, Дар Хильдор, которому, как говорят, со временем позавидуют и Стихии. Эльдар и эдайн равны в Замысле, и те, и другие равно - Дети.
- Я знаю... я все это понимаю. Но, любимая, разве любовь не бывает слепа? Она смотрит на него, не видя. Точнее, видя то, что ей хочется видеть. Что она будет иметь, связав с ним свою жизнь? Короткое счастье и годы боли и тоски. Может быть,  это и дар... но понять сиысла этого дара мы пока не в силах. Я вижу лишь то, что жизнь моей дочери может сломаться... как я могу равнодушно смотреть на это?
Нет, это просто невозможно... Пусть он будет выглядеть тираном и самодуром в ее глазах, но потом, когда-нибудь, она поймет...
- Ты сам себе не веришь, Элу. Ты пытаешь убедить не меня, а себя, любимый... Не надо. Ты ведь всегда был... честен.
- Я...
Король Дориата очень хотел бы горячо возразить на это. Сказать... нет, даже крикнуть, что это не так, что он знает, что делает и верит в то, что говорит. Но жене он лгать не мог. Никогда.
- Да. Я сомневаюсь. В себе, в своем поступке. Тогда, в тронном зале, не сомневался, потому что был очень зол. А теперь... теперь я места себе не нахожу, Мелиан...
А Мелиан закрыла лицо руками, словно увидев что-то ужасное... И этот ее жест испугал короля сильней всего.
- Нет, муж мой... Не проси меня ответить...
- Я не могу не просить... я должен знать, любимая... Прошу тебя.
Что бы это ни было.

0

43

- Я знаю... я все это понимаю. Но, любимая, разве любовь не бывает слепа? Она смотрит на него, не видя. Точнее, видя то, что ей хочется видеть. Что она будет иметь, связав с ним свою жизнь? Короткое счастье и годы боли и тоски. Может быть,  это и дар... но понять сиысла этого дара мы пока не в силах. Я вижу лишь то, что жизнь моей дочери может сломаться... как я могу равнодушно смотреть на это?
- Нет, муж мой. Любовь всегда разумна, если это любовь, а Лутиэн... она любит его. Это видно. Лучше все же короткое счастье, чем никакого...
Мелиан вновь повторила то, что сказала уже. Наверное, потому, что это было единственным ее возражением, ведь муж был прав, прав - но это была не та правота! Она была какой-то однобокой, чего-то не хватало в ней... Эстель.
- В твоих словах нет надежды, любимый. Почему ты не допускаешь и мысли о том, что Лутиэн права, что ее счастье - в этом человеке, каким бы он ни был?
А ведь так оно и было, майэ это видела. Она не могла не заметить, что чувство этих двоих было Любовью, настоящей, той, что творит чудеса.
- Я... Да. Я сомневаюсь. В себе, в своем поступке. Тогда, в тронном зале, не сомневался, потому что был очень зол. А теперь... теперь я места себе не нахожу, Мелиан...
Она тяжело вздохнула в ответ на слова мужа. Теперь уже ничего, ничего не исправить, так стоит ли говорить о том, чего не изменить?
А супруг настаивал, как майэ и боялась:
- Я не могу не просить... я должен знать, любимая... Прошу тебя.
Как сказать это ему - любимому, мужу, отцу? И как - не сказать? Правду знать необходимо?
- Рок близок, любимый... Либо ты, либо наша дочь - обречены. Я не знаю, кого я потеряю первым - если смертный погибнет, то это будет Лутиэн, а если он принесет Камень...
Мелиан не смогла договорить. Не сказала она и того, что есть ведь и третий вариант - Берен вернется без Камня. Потому что не было такой возможности. Этот - не вернется.
Она лишь опустила руку на плечо мужа, привлекая его к себе. Их все-таки двое. Они выдержат... выдержат. Вместе.

0

44

- Нет, муж мой. Любовь всегда разумна, если это любовь, а Лутиэн... она любит его. Это видно. Лучше все же короткое счастье, чем никакого...
- Любит. Да, она его любит...
Слова были горькими и тяжелыми. И произносились с трудом. Тингол чувствовал какую-то вязкую, тоскливую усталость. Такого он не испытывал никогда раньше. Словно перед ним выросла стена.Прочная и гладкая, как стекло. Стена, которую возвел он сам. А разрушить уже не в силах.
- В твоих словах нет надежды, любимый. Почему ты не допускаешь и мысли о том, что Лутиэн права, что ее счастье - в этом человеке, каким бы он ни был?
- Потому что я боюсь за нее, Мелиан. Хочу ей счастья, а не боли и тоски. Ну почему судьба занесла его сюда, к нам? Ведь никто не мог преодолеть Завесу...
А этот смертный преодолел. Король Элу не мог смириться с тем, что произошло, но и преодолеть судьбу тоже не мог. Он попытался обмануть ее, послав Берена за сильмариллом, только как теперь это обернется для все них? Тогда, на пике гнева, ему казалось, что он все делает правильно, что это лучший выход. Теперь же... не захлопнул ли он единственную дверь?
- Рок близок, любимый... Либо ты, либо наша дочь - обречены. Я не знаю, кого я потеряю первым - если смертный погибнет, то это будет Лутиэн, а если он принесет Камень...
Элу словно застыл, услышав слова жены. Обречены... Лютиэн.... как же так? И сразу, молнией, пронзила мысль, которую он повторил почти как молтиву. "Тогда пусть смертный вернется. Пусть он принесет это проклятый камень. Пусть это буду я..."
Рука Мелиан легла ему на плечо. Элу Серебряный Плащ, владыка Дориата, перворожденный эльф, сейчас чувствовал себя едва ли не ребенком, которым он никогда не был. Он обнял жену, чувствуя, как глаза наполнятся слезами отчаяния.
"Пусть это буду я...."

0

45

- Любит. Да, она его любит...
Понимание часто приходит слишком поздно. Мелиан добилась своего, убедила мужа, но чего ради? Что даст им это? Только новое горе... Но неужели... неужели же надежды нет?
- Потому что я боюсь за нее, Мелиан. Хочу ей счастья, а не боли и тоски. Ну почему судьба занесла его сюда, к нам? Ведь никто не мог преодолеть Завесу...
- Я знала, что так случится, любимый. Знала, что придет день, когда моя Завеса не сможет удержать того, кого и в самом деле привела сюда Судьба. Только не думала, что все случится именно так... Что это будет столь горький миг.
Может быть, приход этого смертного был испытанием, посланным им? Испытанием, которое они не прошли? Где, в чем она ошиблась - она, майэ, королева, мать, жена, не имевшая права на ошибку? И почему платят - другие?
Ее слова были страшным ударом, Мелиан видела это. Майэ чувствовала отчаяние мужа, который сейчас, как ребенок, искал в ней опору... А у нее не было сил и почти уже не было надежды... А ее нельзя терять, никогда. Ведь они пока еще вместе, пока еще ничего не произошло. Но тучи уже собрались...
- Нам остается только надежда, муж мой... Судьба милосердна, и, может статься, я ошиблась... Или...
Она не знала, что - или. Только не могла, не могла смириться с неизбежностью потери.
Зачем, зачем, супург мой, ты позволил гневу говорить за тебя? И что нам теперь делать - со всем случившимся?

0

46

- Я знала, что так случится, любимый. Знала, что придет день, когда моя Завеса не сможет удержать того, кого и в самом деле привела сюда Судьба. Только не думала, что все случится именно так... Что это будет столь горький миг.
- Знаешь... порой меня почти пугает твоя мудрость, любимая... Как же тяжело тебе самой должно быть с ней... Судьба... Раньше я не думал о ней, почти не думал. Моя судьба была в вас с Лютиэн, в Дориате... я  был уверен, что это - навсегда. А теперь...
Теперь весь его мир, то, что составляло смысл жизни Элу - не короля, а простого эльфа, - рушилось у него на глазах. И он сам был этому виной.
- Нам остается только надежда, муж мой... Судьба милосердна, и, может статься, я ошиблась... Или...
- Я верю тебе... всегда верил. Во всем. Но сейчас... как же я хочу, чтобы ты и правда ошиблась, Мелиан...
Или, если это нет так, то хотя бы... Пусть его жизнь будет той ценой, которую придется заплатить.
Внезапно сердце Тингола пронзил страх.
- Лютиэн...  Ты сказала, что я не смогу удержать ее...
А если дочь уже бежала вслед за своим любимым? Если ей уже грозит опасность?

0

47

- Знаешь... порой меня почти пугает твоя мудрость, любимая... Как же тяжело тебе самой должно быть с ней... Судьба... Раньше я не думал о ней, почти не думал. Моя судьба была в вас с Лютиэн, в Дориате... я  был уверен, что это - навсегда. А теперь...
Мелиан опустила голову. Ей часто бывало горько вот от этого - от того, что она знала и могла неизмеримо больше мужа... Это было... неправильным. А мудрость... Многие знания - многие печали, это было... уже почти привычным. Такова Арда Искаженная.
- Но ведь - пусть не в Дориате - мы и в самом деле будем вместе, любимый. Всегда. Пусть впереди разлука, пусть испытания - но мы вновь будем вместе. Ты, я и Лутиэн...
А у дочери даже этого утешения не было. Майэ не могла представить себе - каково это, но, верно, придется...
- Я верю тебе... всегда верил. Во всем. Но сейчас... как же я хочу, чтобы ты и правда ошиблась, Мелиан...
- Я лишь об этом молю Судьбу - о том, чтобы я ошиблась... Мне не нужна правота.
Муж мой, любимый мой, что ты натворил?.. Я знаю, что я не ошиблась. Я не могу поверить в это, но это правда. Владыки, пусть будет - не так!
Она почувствовала страх мужа.
- Лютиэн...  Ты сказала, что я не смогу удержать ее...
Должно быть, оба они подумали сейчас об одном. Что это - уже начало исполняться предсказание? Нет! Прошу тебя...
Лутиэн. Мелиан попыталась представить себе, что чувствует сейчас дочь, что она делает. Потянулась к ней осанвэ - но та была закрыта. Ничего удивительного, но майэ была убеждена, что... Что уже слишком поздно. Это тоже пришло - знанием, необоснованным, нелогичным, просто - она знала. Мелиан стиснула руки - до боли, сдерживая стон.
- Муж мой... 
Ты не смог.

0

48

- Но ведь - пусть не в Дориате - мы и в самом деле будем вместе, любимый. Всегда. Пусть впереди разлука, пусть испытания - но мы вновь будем вместе. Ты, я и Лутиэн...
- Я верю, что так и будет, любимая... Только...
Тингол замолчал. Слова, которые просились наружу, он не произносил никогда. Перворожденный квендо, мудрый и суровый правитель, воин, не отступавший перед врагами, сильный, уверенный в себе, сейчас король Элу как-то неумело-жалобно посмотрел на жену.
- Мне страшно, Мелиан. -тихо, неловко сказал он. И повторил почти шепотом: - Мне страшно.
Только ей, своей королеве, он мог сказать это. Только ей мог признаться в своей беспомощности и растерянности.
- Я лишь об этом молю Судьбу - о том, чтобы я ошиблась... Мне не нужна правота.
Судьба... сейчас она казалась ему занесенным над их головами мечом.
- Я молю об этом вместе с тобой.
Но, говоря это, Тингол уже знал, что майэ не ошиблась. Может быть, за годы жизни с Мелиан он и сам научился видеть грядущее, а может быть слишком очевидна была ее правота, но сердце короля Дориата словно падало в ледяную пропасть.
Он увидел, понял, а точнее почувствовал, как жена пытается мысленно найти дочь, позвать ее... и натыкается на глухую стену.
- Муж мой... 
- Она... -голос Элу ломался, как стеклянный, - Она... ушла... за ним?

0

49

- Я верю, что так и будет, любимая... Только... Мне страшно, Мелиан. Мне страшно.
Лишь она одна видела короля Дориата таким... Впервые в жизни. Сильный, гордый, мудрый Элу... А она не находила в себе сил. Что-то оборвалось в майэ, и она была так же беспомощна сейчас. Ни мудрость, ни сила не могли выстоять перед постигшим их ударом.
- Не надо, любимый, - она сжала его руку, пытаясь утешить, ободрить. Все было слишком страшным. Мелиан искала силы в себе - выдержать... И они находились, лишь Единому ведомо, как. Но она должна была быть сильной, хоть ради мужа. Что можно было сказать ему сейчас?
- Не бывает в мире так, чтобы было одно лишь горе. Эру милосерден, так будем же уповать на лучшее. Мы... мы выдержим...
Она почти шептала, словно заклиная - его, Судьбу, себя...
- Я молю об этом вместе с тобой.
Мелиан не верила в то, что ошиблась. Надеялась, да - безумная эстель жива, пока жива майэ - но не верила. И видела, что муж не верит тоже. Беспросветность будущего заставляла сердце сжиматься, в горле вставал комок.
- Она... Она... ушла... за ним?
Голос мужа ломался, срывался, а сама она не могла произнести ни слова. Даже мысленно.

0

50

- Не надо, любимый,
Тонкая рука Мелиан сжала его руку. Король Элу переплел ее пальцы со своими, чувствуя, как отчаяние в его душе смешивается с нежностью.
- Прости меня...
Он и сам толком не знал, за что просит прощения. Наверное, за все... за то, что сказал Берену, за свою гордость и надменность, за глупость и слабость, за то, что не знает теперь, как изменить то, что уже сделано... Тингол опустил голову.
- Не бывает в мире так, чтобы было одно лишь горе. Эру милосерден, так будем же уповать на лучшее. Мы... мы выдержим...
- Не бывает. Ты права. Ты всегда права, любимая. Мы выдержим.
Он повторял эти слова вслед за женой... как будто они могли что-то изменить.
А на его вопрос Мелиан ничего не ответила. Но молчание было красноречивее любых слов. Тингол со стоном уронил голову на руки.
- Что же теперь делать... что, mell?
Тысячи мыслей за одно мгновение сменяли одна другую. Бежать следом за дочерью... отправить отряд на ее поиски... позвать Даэрона, ведь он знает ее лучше остальных... сделать все это сразу... И ни одна из них не казалась ему выходом.

0

51

- Прости меня...
Муж сжимал ее руку, опустив голову. Мелиан с болью и сочувствием смотрела на него. Прощение... она простила, если было что прощать. Вот только... не перед ней он виноват.
- Элу, любимый... Мне нечего прощать тебе.
А те, перед которыми ты в самом деле виновен, слишком далеко. Все уже сделано, все решено. Мутная волна нависла над ними и вскоре обрушится. Кого она унесет за собой?
- Не бывает. Ты права. Ты всегда права, любимая. Мы выдержим.
Слова звучали, как заклинание. Больше им не на что надеяться, кроме как на милость Эру. Да на то, что они - пока - вместе...
Ее молчание, казалось, добило короля Дориата. Он закрыл лицо руками, застонав, как смертельно раненный...
- Что же теперь делать... что, mell?
Мелиан соскользнула с кресла, опустилась на пол рядом с мужем, обняв его, прижав к себе, словно ища защиты и в то же время пытаясь закрыть его от удара...
- Боюсь, мы уже не в силах ничего сделать, любимый. Мы можем лишь ждать того, что будет. Лутиэн отныне выбирает свою судьбу сама, как ни страшно мне говорить это.

Голос майэ срывался, в нем прорывалась боль, но и надежда... на что-то.

0

52

- Элу, любимый... Мне нечего прощать тебе.
- Зато я никогда себя не прощу... - прошептал Тингол.
Только поздно уже раскаиваться и винить себя... поздно. Он сам во всем виноват, но если бы хотя бы можно было сделать так, чтобы и платил лишь он один! Но почему судьба так жестока... ведь он всего лишь хотел защитить свою дочь... Какая нелегкая занесла сюда этого адана? Несмотря ни на что, король Дориата был уверен в том, что тот не пара Лютиэн.
- Боюсь, мы уже не в силах ничего сделать, любимый. Мы можем лишь ждать того, что будет. Лутиэн отныне выбирает свою судьбу сама, как ни страшно мне говорить это.
- Но разве это возможно - ждать, зная, что ей грозит опасность? Подумай, куда может ее привести этот Берен? И что ждет ее по дороге?
Лютиэн... его маленькая девочка, которую он держал на руках совсем крохой, сейчас одна неизвестно где идет за своей судьбой. А вдруг с ней случится что-то ужасное?
- Мелиан... любимая... я не могу вот так отпустить ее... не могу.

0

53

- Зато я никогда себя не прощу...
Еле слышный шепот мужа... Что могла ответить ему Мелиан?
- Не вини себя, любимый... Просто - нужно делать выводы.
Майэ смутно понимала, что супруг видит свою вину, но не понимает, в чем она была. Об этом говорить было почти бессмысленно - теперь. Все уже было сделано, и Мелиан отчетливо понимала, что второго шанса у них не будет. Разве что попытаться спасти остатки? Но это все позже, позже...
- Но разве это возможно - ждать, зная, что ей грозит опасность? Подумай, куда может ее привести этот Берен? И что ждет ее по дороге? Мелиан... любимая... я не могу вот так отпустить ее... не могу.
Сердце сжимала холодная рука. Помочь дочери, защитить, укрыть, спасти - мать не могла смириться молча с угрожавшей ребенку опасностью. Разум, орэ подсказывали, что помочь ничем нельзя, но любовь и тревога требовали действия.
- Про то мне неведомо, Элу... Я не знаю, что ждет их, а что до конца пути...
Ты сам назвал его. Ангбанд. Найти их, вернуть...
- Может быть... Любимый, может быть, их еще возможно найти... Освободи Берена от данной клятвы, отмени свое условие! Молю тебя...
Она не верила в то, что такое возможно. Но иного выхода майэ не видела.
- Никакая сила в мире не заставит этого смертного отступить, и ничто не сможет удержать Лутиэн вдали от любимого, - горько и печально прошептала Мелиан.

0

54

- Не вини себя, любимый... Просто - нужно делать выводы.
Тингол покачал головой. Он знал, что жена права, но какой смысл в выводах, когда уже поздно что-либо менять?
- Про то мне неведомо, Элу... Я не знаю, что ждет их, а что до конца пути...
Конец пути... Об этом даже думать было невозможно. И невозможно было допустить, чтобы Лютиэн попала туда. Только как ее остановить? Элу знал свою дочь - она могла казаться мягкой и нежной, но внутри быть твердой, как кремень...
- Может быть... Любимый, может быть, их еще возможно найти... Освободи Берена от данной клятвы, отмени свое условие! Молю тебя...
На какое-то время лицо Тингола застыло как маска. Гордость снова подняла голову в его душе. Сдаться, осовободить человека от клятвы, позволить ему просто так отнять у него дочь?
- Мелиан, ты и вправду считаешь, что это возможно? Даже если я пойду на это, даже если он согласится...
Если Берен согласится... Тингол и так считал его недостойным мизинца дочери, а в таком случае... Но может быть, это и правда способ спасти дочь?
- Никакая сила в мире не заставит этого смертного отступить, и ничто не сможет удержать Лутиэн вдали от любимого,
- Ты противоречишь себе, любимая... Берен не откажется от клятвы, даже если я освобожу его от нее.
И погубит Лютиэн... выхода нет.

0

55

- Мелиан, ты и вправду считаешь, что это возможно? Даже если я пойду на это, даже если он согласится...
В голосе мужа звучала былая гордость... Мелиан понимала его, понимала, как трудно было бы королю Белерианда брать обратно свои слова. И в самом деле - что это даст? Возможно ли...
- Я не знаю, любимый... Я не знаю. Я просто не вижу иного выхода, и еще...

Майэ примолкла, пытаясь сформулировать свое знание.
- Сила уже перестала значить что бы то ни было, ныне в мире действуют иные законы. Я не могу объяснить, я просто чувствую это... Я не знаю, согласится ли он. Просто не знаю. Но не думаю, чтобы он...
- она сглотнула, еще раз произнося жестокие слова, - чтобы он хотел вести ее... с собой.
Все было настолько невозможным, нереальным... Земля уходила из-под ног.
- Ты противоречишь себе, любимая... Берен не откажется от клятвы, даже если я освобожу его от нее.

- В таком случае - может отказаться. Хоть попытаться!
Сдавленный полустон-полувскрик, словно смертельно раненной. Она не знала, что можно сделать, а сидеть сложа руки, смириться с ударом было выше сил Мелиан. Дочь и муж, самое дорогое, что было в ее жизни, стояли на краю пропасти...

0

56

- Я не знаю, любимый... Я не знаю. Я просто не вижу иного выхода, и еще...
- Сила уже перестала значить что бы то ни было, ныне в мире действуют иные законы. Я не могу объяснить, я просто чувствую это... Я не знаю, согласится ли он. Просто не знаю. Но не думаю, чтобы он... чтобы он хотел вести ее... с собой.

- А от его желание уже мало что зависит, Мелиан. Она так решила, и она пойдет с ним несмотря ни на что... ты ведь знаешь нашу дочь. А он...
В голосе Тингола помимо его воли зазвенел металл. Это человек ворвался в их жизнь, украл у них дочь и теперь ведет ее прямиком в лапы Врагу. Если он откажется от клятвы, то будет недостойным ее трусом, если же нет - виновником ее... Слово "гибель" король Элу не желал произносить даже мысленно. Смертный должен отказаться от Лютиэн. Это единственный выход. Как Аэгнор в свое время нашел в себе силы отказаться от Андрэт.
- В таком случае - может отказаться. Хоть попытаться!
Что-то в голосе жены заставило короля проглотить рвущиеся наружу возражения... Он тяжело вздохнул и медленно поднял глаза.
- Любимая... -словно бы через силу проговорил он, - Ради тебя... ради Лютиэн... я... я готов пойти на это. Только... как это теперь можно сделать?
Теперь, когда Берен уже далеко...

0

57

- А от его желание уже мало что зависит, Мелиан. Она так решила, и она пойдет с ним несмотря ни на что... ты ведь знаешь нашу дочь. А он...
В голосе супруга прозвучали гнев на смертного и боль за дочь... Мелиан прикрыла глаза, словно защищаясь. Да, так оно и будет. Лутиэн уйдет за ним, куда бы ни вел его путь. До самой его смерти - а после? Что станет с ее дочерью? Больно. Как же больно... Но ведь ей горше должно быть!
- Да, Лутиэн сделает так, как решила, - тихо, с болью ответила майэ, - а он... Он тоже поступит так, как решил. Гордость вырвала у него неисполнимую клятву, гордость же заставит ее исполнить. Или погибнуть. Не разорвать этот страшный круг...
Лишь тот, кто замкнул его, еще, быть может, в силах и исправить что-то... Этот адан, быть может, и откажется от клятвы - не из трусости, а ради Лутиэн! - если ему предложат это... Хоть и не верила Мелиан в такую возможность. Песня спета, и нити сплетены в единый гобелен, и ни от кого ничего не зависит, кроме тех двоих... Да еще тех, кто окажется рядом с ними, кто поможет или помешает... Не она. Она, одна из айнур, бессильна ныне.
- Любимая... Ради тебя... ради Лютиэн... я... я готов пойти на это. Только... как это теперь можно сделать?

Мелиан не могла не понимать, какая жестокая внутренняя борьба стояла за этой одной фразой. Она сжала руку супруга, благодаря за эти слова...
- Как? - она не знала ответа. Давно уже не слышала майэ дочери и не думала, что сможет услышать и смертного. Но ведь есть же следопыты в Дориате! Нет. Лутиэн никто не найдет, если она того не захочет, даже и сама Мелиан... Она еще раз попыталась услышать дочь. Бесполезно. Адан... на этот раз нити мелодии откликнулись, но слишком неопределенно.
- Я... не знаю. Я не слышу их, знаю только, что..
. - она помедлила, но продолжила, - ему угрожает опасность.

0

58

- Да, Лутиэн сделает так, как решила, а он... Он тоже поступит так, как решил. Гордость вырвала у него неисполнимую клятву, гордость же заставит ее исполнить. Или погибнуть. Не разорвать этот страшный круг...
"Гордость... чья же? Моя или его? Как так получается, что гордость заставляет нас забыть все, что нам дорого, лишает возможности думать о том, чем могут обернуться наши дела? Будь она проклята, эта гордость... так же как проклят камень, за которым я послал смертного..."
Король Элу не знал, что ответить жене. Потому что каждое ее слово было правдой. И каждое ее слово ранило больней стрелы...
- Как?
Мелиан замолчала, словно вслушиваясь во что-то. Хотя так оно и было - она слушала саму Арду, пытаясь найти дочь, почувствовать ее. И не могла, понял Тингол.
- Я... не знаю. Я не слышу их, знаю только, что...  ему угрожает опасность.
- Ему? - голос короля дрогнул, - Только ему, Мелиан? Или и ей тоже?
На миг в душе Элу мелькнула надежда... недостойная, отвратительная... на то, что смертный ведь может погибнуть и не дойдя до Ангбанда. И тогда Лютиэн... она ведь вернется домой? Она будет несчастна, но они утешат ее, поддержат... и постепенно горе уйдет и все станет по-прежнему. Впрочем, даже теперь, ослепленный ненавистью к адану, Тингол устыдился таких мыслей.

0

59

Мелиан видела, что слова ее жестоко ударили мужа... Но не произнести их она не могла. Майэ хотела бы защитить тех, кого так любила, но должна была сказать правду... Не видеть истины - гибель. Даже если истина смертельна. Но она чувствовала его боль, муку - и не в состоянии была помочь. Только бессильно сжала его руку, словно говоря - "я рядом. Я с тобой, муж мой."
- Ему? Только ему, Мелиан? Или и ей тоже?
Мелиан покачала головой. Что-то недоброе прозвучало в голосе любимого... На миг - и исчезло, ушло, слава Единому. То, что она сказала раньше, теперь стало жуткой реальностью - случись что со смертным, и Лутиэн... она слишком любит его.
- Ему - да, а ей... Я больше не слышу нашу дочь,
- печально ответила майэ. - Но хоть опасность ныне повсюду, все же... все же я отчего-то верю, что еще мы еще увидим ее. Если только...
Если только он не погибнет. Это было слишком вероятно, и свою дочь Мелиан понимала... Вот только... только помнилось пророчество: либо дитя, либо супруг. Выбор не за ней, и майэ не знала, легче или жутче от этого.

0

60

- Ему - да, а ей... Я больше не слышу нашу дочь, Но хоть опасность ныне повсюду, все же... все же я отчего-то верю, что еще мы еще увидим ее. Если только...
- если только.. что?
Тингол, уже задавая вопрос знал ответ на него... Он знал, что такое любовь. Когда два сердца бьются, как одно, и не дай Эру одному из них остановиться... Потому что тогда остановится и другое. Так любили друг друга они с Мелиан... и так их дочь теперь любит смертного. Если что-то случится с Береном...
Тингол почувствовал, как ледяной страх сдавил его сердце. Те мысли, что промелькнули у него недавно, теперь казались просто чудовищными и нелепыми. Он не может желать смерти адану. Ибо это означает желать смерти собственной дочери... Даже тень этих мыслей была ужасна, даже сама возможность.
- Мелиан...- тихо, но внятно произнес Тингол, - Если... если это еще возможно, если еще не все бесполезно... я готов взять назад свои слова и освободить его от клятвы. Но для этого нам надо его найти.
Сейчас, когда слово было сказано, стало немного легче. Появилась хотя бы цель, возможность действия, которое может и должно отвлечь от ожидания и неизвестности. Гордый король Элу готов был сам отправиться на поиски человека. Лишь бы спасти дочь.

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Дориат