Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Нарготронд


Нарготронд

Сообщений 1 страница 30 из 822

1

Скрытое королевство Финрода.

0

2

Путь от границ Нарготронда до дворца правителя был неблизким, но Берен, кажется, почти не заметил его, поглощенный своими мыслями. Слишком много всего произошло и слишком быстро все менялось. Он даже не успевал полностью осознать, что именно произошло. Наверное, столько глупостей, сколько он натворил за последнее время, он не сделал за всю предыдущую жизнь.
Мудрый или даже просто умный человек бежал бы из Дориата без оглядки, просчитав вероятность того, что могло случиться в итоге его влюбленности в дочь Тингола. А он, прекрасно зная, что ничего хорошего не выйдет, мало того, что не ушел, да еще отправился к королю просить ее руки... А уж когда речь зашла о проклятом камне Феанора, было чистым безумием соглашаться на условия Тингола и давать невыполнимую клятву. Но рядом была Лютиэн... она любила его и верила в него... А он не мог без нее жить.
И теперь он не знал, как быть дальше... Скорее всего, он больше не увидит ее - ведь добыть сильмарилл из короны Моргота было невозможно, и он просто погибнет. Что же, не самая плохая смерть - по крайней мере, героическая. Наверное, о нем даже песни напишут и будут петь у костров, выбивая слезы у девушек и желание творить подвиги у желторотых юнцов... Великий Герой Берен Сын Барахира....
Адан усмехнулся, вызвав недоуменный взгляд сопровождавшего его воина-нолдо.
Между тем они уже вошли в город. Берен никогда раньше не был в потаенном королевстве, и теперь с восторгом смотрел на все великолепие Нарготронда, на белоснежные статуи, ажурные решетки беседок, на стрельчатые башни домов... Здесь все было словно пронизано светом, несмотря на то, что город был вырезан в пещерах... Менегрот тоже был красив, но полон кричащей роскоши, а Нарготронд казался куда скромнее, но намного благороднее...
Они вошли во дворец и, пройдя по множеству коридоров, оказались о большом тронном зале. Берен сделал два шага вперед и преклонил колено перед сидящим на троне эльфом.
- Приветствую, тебя, государь Финрод...
Голос гулко прокатился во высоким сводам, хотя говорил он совсем не громко.

Отредактировано Берен (2010-12-18 23:39:03)

0

3

Этот день ничем не отличался от всех остальных, таких же - сотен и тысяч дней до этого. До того момента, пока чуть смущенный и растерянный страж не пришел к нему с известием, что его желает видеть адан. И не назвал имя... Берен, сын Барахира. С ним было связано так много воспоминаний о событиях десятилетней давности. Пока человек не пришел, можно было закрыть глаза и отдаться им...
Болота Сереха, которые, он думал, станут последним, что он видел в жизни, свистящие вокруг орочьи стрелы. Их оттеснили сюда и с легкостью перебили бы, орков было слишком много, чтобы победить. Чтож, они готовы были встретить свою смерть как подобает. Но потом появились эти люди... Потомки его старого друга и вассала. Прошло не одно поколение, но эта связь осталась нерушима.
Тогда он, движимый чувством признательности и еще чем-то, чего не мог объяснить и сам, отдал Барахиру свое кольцо как залог вечной дружбы и своего слова - помочь, с какой бы просьбой тот не пришел к нему. Зачем? Он ведь и так сделал бы это... Он так было правильно, это было единственным верным решением, в этом он не сомневался. Да и перстень - он был не только залогом, но и знаком для других, по которому могли узнать о том, что произошло.
И теперь человек с его кольцом пришел к вратам города... В тронном зале никого не было. Он не стал тревожить никого из лордов, ведь в этом не было нужды. Но сейчас такой привычный зал казался необычно пустым и холодным.
Двери почти неслышно распахнулись, впуская единственного гостя. Высокий, темноволосый, похожий на своего отца, измнившийся за эти годы и оставшийся прежним. Финрод помнил этого мальчика. И слышал о том, какая судьба постигла его и его народ.
- Приветствую, тебя, государь Финрод...
Едва заметное эхо взлетело к резному потолку.
- Приветствую и тебя, Берен. Рад видеть тебя в Нарготронде.

0

4

- Приветствую и тебя, Берен. Рад видеть тебя в Нарготронде.
Берен поднялся и посмотрел на Финрода. Эльф нисколько не изменился с тех пор, как он видел его десять лет назад - разве что одежда другая, да вокруг не болотная топь, а стены дворца... Интересно, каким он сам выглядит в глазах эльфа? Ведь с тех пор прошло столько времени, а, главное, произошло столько всего, что хватило бы не на одну человеческую жизнь...
Тогда, в болотах, сам он был совсем мальчишкой... С каким восторгом и гордостью летел вслед за отцом на помощь эльфийскому королю, считая себя героем и не зная еще, чем закончится Дагор Браголлах и какие испытания ждут его народ потом... С тех пор восторга изрядно поубавилось, а война оказалась не способом проявить свою доблесть, а долгим и грязным делом, где на одну небольшую победу - сто потерь да полсотни предательств... Но гордость все равно осталась, и она вела его все эти годы. Благодаря ей он выжил не потерял человеческий облик... А теперь у него была любовь.
Он снял с пальца кольцо, подаренное отцу тогда, в топях Сереха. Зачем? Наверняка, король и так все прекрасно помнит - эльфы ведь не умеют забывать.
- Государь, я пришел к тебе за советом и помощью... -он склонил голову, отчего-то чувствуя себя неловко, словно кредитор, пришедший требовать старый долг, -Если после моего рассказа ты сочтешь меня дерзким или сумасшедшим, а мою просьбу - невыполнимой, я пойму.
Берен вдруг понял, что сейчас ведь надо будет рассказать королю все, без утайки... Он представил, как может звучать его рассказ со стороны и заранее посочувствовал Финроду.
Он замолчал и теперь просто стоял, держа кольцо в руке и глядя на эльфа.

Отредактировано Берен (2010-12-19 12:26:16)

0

5

Человек поднялся, вертя в руках кольцо и словно не решаясь заговорить о том, что его беспокоило.
- Государь, я пришел к тебе за советом и помощью... Если после моего рассказа ты сочтешь меня дерзким или сумасшедшим, а мою просьбу - невыполнимой, я пойму.
Кажется, он уже заранее убедил себя, что он даст именно такой ответ - почему?
- Берен, почему ты решил так? Я готов выслушать любой твой рассказ  и помогу всем, что будет в моих силах. Но не будем продолжать разговор здесь. Я приглашаю тебя разделить со мной трапезу. И ты, наверное, устал с дороги. Не желаешь отдохнуть? Или твое дело не терпит отлагательств?
Финрод надеялся, что небольшая отсрочка и беседа могли бы помочь человеку собраться с мыслями. Видно было, что он что-то мучительно обдумывает, не решаясь сказать. Что могло быть у него за дело, если он сам считат его безумием?
Столько слухов доходило до них про Барахира и его дела... И про гибель. Несколько леь уже прошло с тех пор и все, что эльфы слышали о Берене - что он продолжает один сражаться со слугами врага где-то на своих землях. И вот он появляется здесь... Его просьба должна была быть необычной...

0

6

- Берен, почему ты решил так? Я готов выслушать любой твой рассказ  и помогу всем, что будет в моих силах. Но не будем продолжать разговор здесь. Я приглашаю тебя разделить со мной трапезу. И ты, наверное, устал с дороги. Не желаешь отдохнуть? Или твое дело не терпит отлагательств?
Берен знал, что иначе Финрод вряд ли ответил бы. Он не знал короля лично, но слышал рассказы о нем - и от отца, и от других людей... Как же были непохожи два владыки - Тингол и Финрод...
- Благодарю, государь. Я хотел бы сразу же рассказать вам о деле, которое привело меня сюда.
Он замолчал в растерянности, не зная, с чего начать.
Надо было рассказывать все с самого начала... Вернее, с того момента, как он, ведомый страшным предчувствием, пришел на ту поляну, где был убит отец и его спутники... все до одного... Как сражался один против всех, живя только ненавистью и местью. Как шел через Нан-Дунгортеб, умирая от жажда и голода и уже не надеясь выжить... И как в полубреду увидел танцующую между деревьями Лютиэн...
Берен вздрогнул и, выдернув себя из воспоминаний, посмотрел в глаза Финроду. Тот ждал - терпеливо и спокойно, не торопя и явно понимая, что человеку трудно.
Тянуть дальше было просто нелепо. И Берен рассказал. И то, о чем вспомнил только что, и то, как предстал перед Тинголом и то, что обещал принести ему выкупом за дочь.
- Вот так все было... И теперь я пришел к тебе, государь, как я уже говорил, за советом и помощью.
... И отвернулся, сжав кулаки. Слишком ярко предстало перед ним все, что он тогда чувствовал, слишком больно было думать о расставании с любимой - расставании, почти без надежды на встречу. Ведь вернуться из Ангамандо, да еще и с сильмариллом было почти невозможно. Недостойные воина и мужчины слезы обожгли глаза... разве можно плакать перед своим королем?

0

7

- Благодарю, государь. Я хотел бы сразу же рассказать вам о деле, которое привело меня сюда.
- Конечно, Берен. Я слушаю.
Он и правда ждал и слушал. О том, как стоящий перед ним человек жил последние десять лет. И не только слышал... Он видел всю эту боль, ненависть, отчаяние и отчаянную решимость идти до конца, чего бы это не стоило. Так Берен жил всю свою жизнь, так поступал и сейчас, когда...
Эльф и человек. Второй раз в жизни он слышал эту историю. Невозможная любовь, против которой  были и судьба и обстоятельства. Он смотрел на Берена, но видел смертную женщину. Когда-то он сам не позволил свершиться такому браку.
"Прости, брат..."
Глядя на берена он не мог не думать и об Айканаро.  Если бы тогда он решил иначе, поддержал брата в его стремлении - чем бы все закончилось?
Тогда он сделал выбор, а сейчас судьба снова дает ему возможность принимать решение.
Берен отвернулся, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами. Финрод встал с трона и неслышно подошел к нему, положив руку на плечо.
- Вот так все было... И теперь я пришел к тебе, государь, как я уже говорил, за советом и помощью.
- Ты рассказал много важного и еще больше удивительного. Я не знаю, как тебе исполнить задуманное, но сделаю все, чтобы помочь. Значит, ты поклялся принести Сильмарилл?

0

8

[/b] Все время, пока Берен рассказывал, король внимательно смотрел на него. О чем он думал? В его глазах не было ни осуждения, ни укора. Только сочувствие.... и еще что-то, чего он никак не мог уловить... словно, глядя на него, Финрод видел кого-то еще.
- Ты рассказал много важного и еще больше удивительного. Я не знаю, как тебе исполнить задуманное, но сделаю все, чтобы помочь. Значит, ты поклялся принести Сильмарилл?
Берен почувствовал на своем плече руку короля... Он повернулся, пытаясь придать лицу спокойное выражение и очень надеялся, что это получилось...
- Да... поклялся. Наверное, я не должен был этого делать, но иначе не получилось.
Наверное, не должен был... Но там, стоя перед лицом Тингола в роскошном зале Менегрота под изумленно-насмешливыми взглядами синдар, он просто не мог не дать эту клятву. Гордость... да, и она тоже. Но все же  главным была - любовь. Он готов бы достать луну с неба, лишь бы иметь надежду быть рядом с Лютиэн. Да Тингол и послал его считай, что за луной. Интересно, ему и правда так нужен сильмарилл, или он просто, как король из сказки, услал его за невозможным?
- И теперь я не знаю, что делать, aranya... То есть знаю, но не знаю, как выполнит обещанное.

0

9

- Да... поклялся. Наверное, я не должен был этого делать, но иначе не получилось.
- Иногда мы должны сделать что-то... даже если разумом понимаем, что это неправильно. Или нам так кажется... Но это не обязательно так. Ты не мог ответить ничего другого, это было бы предательством - по отношению к тебе, к вашим чувствам... к Лютиен.
Она ведь, наверное, ждала этого ответа, хоть и не хотела его. Ждала, что их любовь окажется самым важным, тем, ради чего можно пойти на подвиг, слвершить невозможное. Она бы поняла, если бы он отказался... Но тот, кого она полюбила не мог бы так сделать.
- И теперь я не знаю, что делать, aranya... То есть знаю, но не знаю, как выполнит обещанное.
- Ты решил пойти за Сильмариллом...
Он не спрашивал, это и так было понятно. Финрод ни на мгновение н усомнился, что Берен пойдет до конца. Проведший в постоянных боях едва ли не половину жизни, видевший столько, сколько видел не каждый эльда - сейчас у него было то, ради чего стоило жить, а не только сражаться.
- Вместе  мы что-нибудь придумаем. Ты ведь понимаешь, что Тингол... послал тебя на смерть, надеясь, что ты откажешься  от задуманного и боьше не вернешься? Но я верю, что невозможного нет, и судьба наша не написана, мы можем сами решать ее. Я отправлюсь с тобой.

0

10

- Иногда мы должны сделать что-то... даже если разумом понимаем, что это неправильно. Или нам так кажется... Но это не обязательно так. Ты не мог ответить ничего другого, это было бы предательством - по отношению к тебе, к вашим чувствам... к Лютиен.
Да, Финрод сказал именно то, что он чувствовал тогда... Даже если забыть про гордость и гнев - он скорее бы умер, чем предал ее. Раньше он не знал, что такое - любить так, что все: мысли, слова, стук сердца, любой вздох имеют смысл только потому, что ОНА рядом...
- Ты решил пойти за Сильмариллом...
Финрод не спрашивал, просто сказал. Просто и спокойно, как нечто само собой разумеющееся.
Берен посмотрел на него и с благодарностью подумал, что король верит в него... и снова поразился разнице между Финродом и Тинголом...
- Вместе  мы что-нибудь придумаем. Ты ведь понимаешь, что Тингол... послал тебя на смерть, надеясь, что ты откажешься  от задуманного и боьше не вернешься? Но я верю, что невозможного нет, и судьба наша не написана, мы можем сами решать ее. Я отправлюсь с тобой.
Берен застыл на месте, надеясь, что у него не слишком глупое выражение лица.. потому что он был удивлен. Причем так, как не удивлялся никогда в жизни.
- Про Тингола я понимаю... А вот ты, государь... Что ты такое говоришь?Зачем тебе идти со мной? Это же безумие...

0

11

Финрод улыбнулся - немного грустно. Такого ответа от него не ждали... Да и сам он не знал, почему ответил так. Просто сделал то, что должен был, как и Берен, когда давал свою клятву.  Можно было сделать многое... Можно было дать человеку денег, доспехи и коня и указать путь до Ангамандо. Но он просто не мог так поступить, это было бы трусостью. И подлостью... Отправить его одного туда, откуда - так считали почти все - нет возврата. И дело здесь было не только в клятве...
- Про Тингола я понимаю... А вот ты, государь... Что ты такое говоришь?Зачем тебе идти со мной? Это же безумие...
- Безумие?.. Многие говорили так - когда мы шли из Амана сюда - мало кто верил, что мы дойдем... И когда Фингон отправился один за своим другом в Ангбанд - никто иначе, чем безумием, не называл его поступок.
Безумие... Ему иногда тоже так казалось - что это невозможно. Но - было. Вера в свои силы, да и просто вера побеждали в самых отчаянных ситуациях. И надежда... Глупая, безумная надежда что все полутся, что все будет хорошо.
И вот они здесь, в Эндорэ... И Фингон спас Маэдроса, вопреки всем сомнениям.
- Неважно, безумие это или нет, я должен это сделать. Потому, что я когда-то поклялся твоему отцу, потому, что я верю в то, что так будет правильно. Одному тебе пройтивесь этот путь будет сложнее.

0

12

- Неважно, безумие это или нет, я должен это сделать. Потому, что я когда-то поклялся твоему отцу, потому, что я верю в то, что так будет правильно. Одному тебе пройтивесь этот путь будет сложнее.
Берен смотрел на короля, не зная, что ответить... Да, одному ему будет тяжело. Да что говорить, он мало рассчитывал на то, что может вернуться. Только надежда - безумная, глупая, почти смешная, - поддерживала его. Надежда и любовь. Он все равно не сможет жить без Лютиэн - так значит, ему и смерть не страшна. Но Финрод... ему-то зачем рисковать головой ради любви своего вассала?
Да, он знал историю любви Аэгнора, младшего брата короля и Андрэт... Она приходилась ему родственницей, он много раз видел ее - высокая, статная, когда-то очень красивая... В ее глазах, - даже когда она улыбалась, - всегда стояла грусть...  Неужели Финрод хочет помочь ему потому, что в свое время препятствовал счастью брата?
- Вы не клялись идти со мной на такое, государь. Помочь - да... но не жертвовать ради меня всем, что имеете! Оружие, лошади... может быть воины, чтобы добраться до границ Ангбанда - все, что я прошу. И как к тому отнесется народ Нарготронда? К тому, что их король собрался уйти неизвестно с кем в лапы к Морготу?

0

13

Берен уже решил для себя, что из Ангбанда ему не вернуться... Возможно, он был и прав, но... 
Финрод тряхнул головой, золотые волосы рассыпались по плечам. Нельзя так думать, никогда. В любой ситуации остается надежда на лучшее. Даже там...
- Вы не клялись идти со мной на такое, государь. Помочь - да... но не жертвовать ради меня всем, что имеете! Оружие, лошади... может быть воины, чтобы добраться до границ Ангбанда - все, что я прошу. И как к тому отнесется народ Нарготронда? К тому, что их король собрался уйти неизвестно с кем в лапы к Морготу?
- Я поклялся тогда... Что сделаю, что будет в моих силах, чтобы помочь. Разве деть тебе оружие и отослать - это то, что обещал? Не думай, что ты едешь на смерть, это не так. Верь в свою любовь, в то, что она сильнее  всех препятствий. Верь, что вам суждено быть вместе. Сдаться сейчас, заранее решить, что тебя ждет смерть - значит уже сегодня отдать победу Морготу. Ты ведь никогда не сдавался, так почему сейчас я вижу в твоем взгляде сомнения? Берен... Я ничем не жертвую, я хочу до конца делать то, во что верю. Я не могу иначе.
А что скажет народ... Он не знал. Надеялся, что поймет. Ведь они давно знали своего короля, шли за ним еще во льдах, потому, что он был таким всегда.
- Это мы узнаем... Завтра. Я созову совет и мы расскажем им, куда собираемся. И еще... Знаешь ты или нет, но в Нарготронде живут сыновья Феанора. Келегорм и Куруфин присоединились к нам после Дагор Браголлах. Ты увидишь их завтра...

0

14

- Я поклялся тогда... Что сделаю, что будет в моих силах, чтобы помочь. Разве деть тебе оружие и отослать - это то, что обещал? Не думай, что ты едешь на смерть, это не так. Верь в свою любовь, в то, что она сильнее  всех препятствий. Верь, что вам суждено быть вместе. Сдаться сейчас, заранее решить, что тебя ждет смерть - значит уже сегодня отдать победу Морготу. Ты ведь никогда не сдавался, так почему сейчас я вижу в твоем взгляде сомнения? Берен... Я ничем не жертвую, я хочу до конца делать то, во что верю. Я не могу иначе.
Берен стоял перед королем, совершенно потрясенные его словами. Он ожидал всего, что угодно, только не этого. Может быть, и нельзя думать, начиная любое, даже самое опасное дело, что идешь на смерть... Но он был уже давно не ребенком и научился трезво оценивать свои возможности. Последние ошметки его наивности догорели на поляне вместе с тем, что осталось от отца и друзей...
- Государь, а разве ради меня, вы должны покинуть свой город, своих подданных и пойти неизвестно куда? Даже если я иду не на смерть... все равно, я не имею права подвергать вас такому риску. Что до меня... я верю в свою любовь, и я не сдался. Просто я не эльф, государь... я человек, а мы немного по-другому смотрим на жизнь... Сомнения не мешают мне идти вперед. Если ждать, пока они уйдут - я просто состарюсь и умру.
Время... у него так мало времени... А надо успеть так много... Внезапно его острой болью пронзила мысль о том, насколько велика разница между ними... и между ним и Лютиэн.
- Это мы узнаем... Завтра. Я созову совет и мы расскажем им, куда собираемся. И еще... Знаешь ты или нет, но в Нарготронде живут сыновья Феанора. Келегорм и Куруфин присоединились к нам после Дагор Браголлах. Ты увидишь их завтра...
А вот эти слова короля сразу напрочь заставили его забыть о философии и размышелениях об особенности мировосприятия их народов... Это было... плохо. Очень плохо. Да что там говорить - хуже некуда... Феаноринги с полны основанием могут просто размазать его по стенке. А уж какую свинью он подложит Финроду, об этом и говорить нечего.
- Этого я не знал, государь... Там, где я был последнее время, трудно было узнавать новости. А если бы знал, сто раз подумал бы, приходить ли сюда. Я не только могу лишить народ Нарготронда короля, но и внести смуту в стены города... Простите меня, государь. Может быть, мне стоит уйти, пока не поздно?

Отредактировано Берен (2010-12-28 06:32:03)

0

15

- Государь, а разве ради меня, вы должны покинуть свой город, своих подданных и пойти неизвестно куда? Даже если я иду не на смерть... все равно, я не имею права подвергать вас такому риску. Что до меня... я верю в свою любовь, и я не сдался. Просто я не эльф, государь... я человек, а мы немного по-другому смотрим на жизнь... Сомнения не мешают мне идти вперед. Если ждать, пока они уйдут - я просто состарюсь и умру.
- А разве я могу всю жизнь просидеть за этими стенами, трясясь за свою жизнь? Берен, скажи, если бы ты был на моем месте, что бы ты сделал? Неужели остановился бы на полдороги и забыл о долге, чести, о том, во что верил всю жизнь? И выбрал бы домашнюю тишину? Я не смогу забыть, если ты уйдешь один. И сомнения... Я не о них. И мы можем сомневаться, но не уверяя себя, что все безнадежно и мы делаем что-то только ради долга. Я хочу пойти... Так почему бы и не сделать этого.
Была война, они давно привыкли рисковать всем, если бы не были готовы к этому, остались бы в Амане. И здесь... каждый из них знал, что они обрекают себя на постоянный бой, до конца жизни. Если бы это было не так, они бы ушли как можно дальше от северных граииц.
- Я помню, что у тебя не так много времени. Поэтому и хочу помочь.
- Этого я не знал, государь... Там, где я был последнее время, трудно было узнавать новости. А если бы знал, сто раз подумал бы, приходить ли сюда. Я не только могу лишить народ Нарготронда короля, но и внести смуту в стены города... Простите меня, государь. Может быть, мне стоит уйти, пока не поздно?
-  Не нужно, Берен... Я рад, что ты пришел сюда. И не важно, что они скажут, это так. И не говори, что тебе лучше было бы уйти... Берен, если бы не ты и не твой отец, короля у Нарготронда не было бы уже давно. Я обязан тебе жизнью и свободой. Это меньшее, что я могу сделать.

0

16

- А разве я могу всю жизнь просидеть за этими стенами, трясясь за свою жизнь? Берен, скажи, если бы ты был на моем месте, что бы ты сделал? Неужели остановился бы на полдороги и забыл о долге, чести, о том, во что верил всю жизнь? И выбрал бы домашнюю тишину? Я не смогу забыть, если ты уйдешь один. И сомнения... Я не о них. И мы можем сомневаться, но не уверяя себя, что все безнадежно и мы делаем что-то только ради долга. Я хочу пойти... Так почему бы и не сделать этого.
Нет... он не остался бы. И наплевал бы на все сомнения и страхи. Да он, собственно, так и сделал в свое время... сначала с отцом, потом один... Но тут от него требовалось не принести жертву, а принять ее.
- Государь, покажите мне того, что сможет вас обвинить в том. что вы трясетесь за свою жизнь? На вашем месте... я никогда не был на нем... возможно, что и так же. Но... я привык быть один. Было время привыкнуть. Так что это меня пугает меньше всего.. да и одному проще не вызвать подозрений.
Он и правда привык... Сначала было жутко. Страшно, тоскливо, хотелось выть от одиночества. А потом... потом стало проще. Иногда ему казалось, что он разучился говорить - не с кем было. Тогда он со страху начинал молоть языком сам с собой, с деревьями, с чем угодно... лишь бы не молчать. Наверное, он был похож на сумасшедшего.. да и недалек был до безумия.
- Я помню, что у тебя не так много времени. Поэтому и хочу помочь.
- Мне трудно это принять, государь... Но спасибо.
И все же... все же он чувствовал себя последним мерзавцем. Явился в город, заставил короля идти на ненужные жертвы, и теперь еще смуту устроит...
-  Не нужно, Берен... Я рад, что ты пришел сюда. И не важно, что они скажут, это так. И не говори, что тебе лучше было бы уйти... Берен, если бы не ты и не твой отец, короля у Нарготронда не было бы уже давно. Я обязан тебе жизнью и свободой. Это меньшее, что я могу сделать.
Да разве он или Барахир думали о том, что такое простое и естественное дело, как выполнения вассального долга, требует какой-то особой награды. Они просто оказались в нужное время в нужном месте... и просто выполнили свой долг.
- Вы ничем не обязаны мне, государь. И я не хочу быть причиной раздора в твоем городе. Сыновья Феанора - не лучшая компания сейчас ни для меня, ни для вас... пока я тут.

0

17

- Государь, покажите мне того, что сможет вас обвинить в том. что вы трясетесь за свою жизнь? На вашем месте... я никогда не был на нем... возможно, что и так же. Но... я привык быть один. Было время привыкнуть. Так что это меня пугает меньше всего.. да и одному проще не вызвать подозрений.
Финрод грустно улыбнулся. Если бы это было так... Если бы в Ангбанд было легко проникнуть. Хотя... Попасть туда можно, выйти сложнее.
- Я знаю, ты привык к этому. Но просто так тебе не пройти. Поверь, будет легче, если с тобой пойдет кто-то еще.
Если бы только он поверил в это... Но Берен и правда долго был один. Это страшно было представить, а он жил так значительную часть своей жизни... И тепрь - не сложно ли ему будет довериться кому-то, знать, верить, что ты не один, что рядом есть кто-то, кто готов помочь - и кому может потребоваться твоя помощь, об этом тоже забывать не стоило. А сейчас нужно было снова открыть кому-то душу не зная, чем все закончится и не останется ли он снова потом один.
"Не останется... Никогда уже."
- Мне трудно это принять, государь... Но спасибо.
- Тебе не за что благодарить меня, я еще ничего не сделал. Я знаю, что трудно... Но потом легче будет. И потом... Мне кажется, что ты желеешь, что пришел сюда и винишь себя в этом. Это не так, поверь. Я хочу пойти не только потому, что дал клятву когда-то. Я просто не могу иначе. Для меня отправить тебя одного будет подлостью,  предательством. Я не смогу так.
Берен должен был и сам понимать это.
- Вы ничем не обязаны мне, государь. И я не хочу быть причиной раздора в твоем городе. Сыновья Феанора - не лучшая компания сейчас ни для меня, ни для вас... пока я тут.
- Ты и не будешь...
Даже если раздор и случится - то не по вине человека.
- Неважно, что скажут они, Берен, я не откажусь от своего слова. Завтра, на совете, мы скажем об этом всему городу.

0

18

- Я знаю, ты привык к этому. Но просто так тебе не пройти. Поверь, будет легче, если с тобой пойдет кто-то еще.
Привык... да, он привык. Иногда ему даже казалось, что иначе не бывает, что он всегда был один. И будет.
- Одному пройти проще... везде. Меньше шума и подозрений. И мне вовсе не будет легче, если этот кто-то погибнет по моей вине.
Нет, это было недопустимо - чтобы король бросил все ради него. Берен столько раз уже находился на зыбкой грани между жизнью и смертью, что перестал бояться погибнуть. Вернее, так ему казалось до встречи с Лютиэн... А теперь... теперь он любил жизнь, потому что в ней появилась она... Странное дело - это одновременно и могло помешать ему там, и дать силы совершить невозможное...
- Тебе не за что благодарить меня, я еще ничего не сделал. Я знаю, что трудно... Но потом легче будет. И потом... Мне кажется, что ты жалеешь, что пришел сюда и винишь себя в этом. Это не так, поверь. Я хочу пойти не только потому, что дал клятву когда-то. Я просто не могу иначе. Для меня отправить тебя одного будет подлостью,  предательством. Я не смогу так.
Еще бы он не жалел... знай он по феанорингов, обошел бы Нарготронд за многие лиги...
- Есть за что, государь. Да, я виню себя. Я чувствую, что совершаю почти преступление...
Несмотря ни на что, он понимал, что хочет сказать Финрод. Он и сам не смог бы так...
- Неважно, что скажут они, Берен, я не откажусь от своего слова. Завтра, на совете, мы скажем об этом всему городу.
Берен опустил глаза... что скажут феаноринги, было ясно. И вряд ли это так уже неважно... Они вполне могут поднять бурю где угодно. И поднимут.
- Хорошо, государь. Только... прошу вас... подумайте... Я не могу указывать вам, но все же не стоило бы вам идти.

0

19

- Одному пройти проще... везде. Меньше шума и подозрений. И мне вовсе не будет легче, если этот кто-то погибнет по моей вине.
- Не везде, Берен. Там, куда идешь ты, скрыться будет невозможно. На границе, в лесах - да, не спорю, но не во вражеской крепости. Там ты не сможешь остаться незаметным. И... Не думай, что мы обязательно погибнем. Ты ведь из-за этого так хочешь пойти один. Ты не прав. Пойду я или нет... Я давно уже мог умереть, и не раз. И кто знает, не случится ли этого завтра, даже здесь, в наших землях, по нелепой случайности. А я хочу сделать то, во что верю. То... ради чего не жаль умереть. А не ждать, пока орки решат вспомнить о моем городе и придут сюда. Ты и сам знаешь, что и смерть бывает разной. А победа одна - настоящая, когда ты делаешь все, что в твоих силах, не задумываясь о том, опасно это или нет.
Финрод снова посмотрел в глаза адану. Столько всего в них было - понимание - он ведь и правда понимал то, что он говорил, сомнения, стах - и любовь. Сильнее всего были любовь и решимость сделать то, что он должен был.  И выбор - между ней, и тем, что он считал долгом по отношению к своему королю.
- Не сомневайся, ни на миг. Ты нашел то, ради чего можно рискнуть всем, так не отступай. Мы ведь оба знаем, что ничего не изменится, так к чему эти сомнения? Просто... Думай о ней. Думай о том, ради чего мы отправимся в этот поход. Все остальное не имеет значения.
- Есть за что, государь. Да, я виню себя. Я чувствую, что совершаю почти преступление... Только... прошу вас... подумайте... Я не могу указывать вам, но все же не стоило бы вам идти.
- Разве это преступление - позволить верить, что все было не напрасно? Что мы не только ради войны и ненависти пришли сюда? Для каждого когда-то приходит время выбора. Когда-то я сделал его, выбрав эти земли, хоть и знал, что дорога будет нелегкой. Сейчас... Сейчас я тоже хочу выбрать дорогу.  Ту, по которой должен пройти, чтобы остаться собой. Это не твоя вина. Да и ничья.  Просто еще один перекресток...

0

20

- Невозможно, я знаю. Но это невозможно ни для кого. И вы предлагаете мне привести вас прямо в лапы Врагу? То-то он будет рад... такой подарок. А сели серьезно... да, я понимаю, что умереть можно в любой момент и самым нелепым образом. Только вот вероятность гибели стремительно растет по мере приближения к Ангбанду. Да, я потому хочу идти один, что никто не виноват в том, что так вышло. Может, только Тингол с его спесью... а с него не спросишь. Я дал клятву и мне ее сдерживать... не прячась ни за чьими плечами.
Глаза Берена встретились с глазами короля Нарготронда. Человек не отвел взгляд, не пряча ни своих мыслей, ни сомнений, ни решимости. Он знал, что эльфы умеют говорить мыслями... пусть он не владел этим искусством, но не хотел ничего скрывать от Финрода.
- Не сомневайся, ни на миг. Ты нашел то, ради чего можно рискнуть всем, так не отступай. Мы ведь оба знаем, что ничего не изменится, так к чему эти сомнения? Просто... Думай о ней. Думай о том, ради чего мы отправимся в этот поход. Все остальное не имеет значения.
- Государь... в себе я не сомневаюсь. И смогу дойти до конца и не повернуть. Но я сомневался бы куда меньше, рассчитывай я только на себя. За себя не так страшно. Победа... да, она всегда одна. Только цена у нее может быть разная.
Берен не был готов платить такую цену. Финрод был для него не просто королем, как и для его отца... как и для всех беорингов. Атандил, Ном, друг людей... он и правда был им другом. И теперь готов идти на такое ради человека...
- Государь, неужели, чтобы остаться собой нужно выбрать дорогу, ведущую к гибели? Давайте дождемся Совета... там все станет яснее. Если вы и готовы на такую жертву, то ваш народ может быть не готов отпустить вас.

0

21

- Я ничего не предлагаю. Берен, почему ты так уверен в том, что мы погибнем? Ведь ты же говоришь, что веришь в победу? Так почему все время говоришь о смерти и поражении? Чт бы не случилось, куда бы и зачем мы не пошли, никто не знает, что нас ждет. Я живу чуть дольше твоего... И видел, как становятся явью самые невозможные вещи. Неважно, насколько вероятны они были. Скажи, какова была вероятность того, что ты попадешь в Дориат, ведь ни одному человеку, ни одному из тех, кого не пригласи это не удавалось.  Но ты оказался там. И встретил Лютиен. Кто сказал бы, что это возможно? Почему-то мне кажется, что вместе мы сможем дойти до цели.
Человек не прятал от него взгляда, и Финрод не скрывал своих мыслей. Вряд ли Берен смог бы их услышать, он никогда не встречал человека, способного к осанвэ, но... Это не было причиной что-то скрывать. Он верил в Берена, верил в его цель. И... Он тоже давал клятву.
- Я ведь тоже клялся когда-то... Почему же я не должен исполнить свою клятву?
- Победа... да, она всегда одна. Только цена у нее может быть разная.
- Может. У всего есть своя цена. Можно делать все, что в твоих силах, пусть и заплатить за это жизнью. А можно и дальше сидеть во дворце, глядя как другие рискуют жизнью. Только... Чем тогда заплатишь? Душой? Совестью? Нет другой дороги, Берен.  И нельзя вот так просчитывать сколько у тебя есть шансов выжить и стоит ли оно риска. Я готов. Что бы они не сказали... Но ты прав, ждать осталось недолго. Отдохни, завтра будет трудный днь.

0

22

"Чуть дольше"... Несмотря на явную неуместность веселья, Берен чуть не рассмеялся. Если он и задумывался о том, сколько лет сидящему перед ним молодому на вид эльфу, то тут же прекращал это занятие, потому что ему просто становилось не по себе... Не потому, что он завидовал бессмертию старшего народа, а от того, что такое количество лет просто не умещалось в голове. Это как смотреть на звездное небо - вроде бы оно как на ладони и видно все, а на самом деле страшно подумать, насколько оно огромно.
- Я верю в победу, государь. Но я человек... у нас другое понятие о надежде и вере. Я верю в победу, но потому, что терять мне нечего. Мой путь определен - другого просто нет... У нас говорят - идти на авось, вот наверное, и есть точно определение того, что я собираюсь делать. А идти не веря - глупо, согласись. Но это я... если я погибну, то, как говорится, сам виноват. А вы... как я могу взять на себя такое? Да, не обязательно все кончится плохо, но шансов не так много. Да, чудеса бывают... и я со своим появлением в Дориате живой тому пример. Но... полагаться на чудо можно, когда рискуешь только собой.
Наверное, он говорил сбивчиво и непонятно - он никогда не был силен в длинных речах. Это по части эльдар...
- Я ведь тоже клялся когда-то... Почему же я не должен исполнить свою клятву?
- Вы клялись ради меня бросить свой город, свой народ - все, что дорого вам? Не преувеличивате ли вы свою клятву? И будет у вас возможность еще рискнуть жизнью, да и была не раз.
Берен замолчал, понимая, что дальнейшие споры мало к чему приведут. Король все решил  для себя - это было очевидно. И одна половина души Берена едва ли не пела от радости... о таком спутнике он и мечтать не смел. Зато другая возмущенно кричала - нельзя, откажись, уходи один, ты не имеешь право рисковать чужими жизнями и судьбой Нарготронда!
- Да, государь, завтра будет очень трудный день...

Отредактировано Берен (2011-01-05 20:35:54)

0

23

- Я верю в победу, государь. Но я человек... у нас другое понятие о надежде и вере. Я верю в победу, но потому, что терять мне нечего. Мой путь определен - другого просто нет... У нас говорят - идти на авось, вот наверное, и есть точно определение того, что я собираюсь делать. А идти не веря - глупо, согласись. Но это я... если я погибну, то, как говорится, сам виноват. А вы... как я могу взять на себя такое? Да, не обязательно все кончится плохо, но шансов не так много. Да, чудеса бывают... и я со своим появлением в Дориате живой тому пример. Но... полагаться на чудо можно, когда рискуешь только собой.
- Берен... Почему ты говоришь, что у тебя нет другого пути, а у меня есть. Ведь и ты можешь отказаться от Лютиен. Или, например, сказать, чтобы она пришла к тебе из Дориата, жить с ней где угодно. Так почему не сделаешь этого?
Наверное, он был слишком жесток и не должен был говорить этого. Но Берен думал как-то... не так.  Неужели он действительно хотел, чтобы он остался и забыл об этой встрече?
- Потому что так было бы неправильно. Ты в это веришь. И для меня нет другого пути. И не ты решаешь за меня, это мой выбор. Я прожил достаточно, чтобы сделать его не из пустой прихоти. Почему ты не веришь мне?
А Берен так старался защитить его... Это заставляло улыбнуться - не засмеяться, что человек пытается оберегать его, но было в этом что-то... Дружеское, наверное, хоть он и видел мальчика второй раз в жизни.
- Не преувеличиваю. Я делаю то, что должен. И... то, что хочу. Не спорь с этим, просто поверь. И прими.
Финрод понимал, что это самое сложное - принять, когда кто-то предлагает, по твоему мннию, такую жертву. Но он это жертвой не считал.
- Да, государь, завтра будет очень трудный день...
- Он ничего не изменит... Когда ты хочешь отправиться в путь?

0

24

- Берен... Почему ты говоришь, что у тебя нет другого пути, а у меня есть. Ведь и ты можешь отказаться от Лютиен. Или, например, сказать, чтобы она пришла к тебе из Дориата, жить с ней где угодно. Так почему не сделаешь этого?
Берен вздрогнул и вскинул глаза на короля. Такого он не ожидал... неужели Финрод не понимает? И уже через мгновение догадался...все он понимает. Просто пытается дать ему понять, насколько бессмыслен их спор.
- Потому что его действительно нет. Потому что в первом случае проще и лучше будет сразу умереть. А во втором... да, это проще. И может быть, Лютиэн и согласится. Но как я после этого буду смотреть ей в глаза? И...
А ведь правда - почему? Это же так заманчиво... просто сбежать. И никакие камни не нужны. Это даже романтично... двое несчастных влюбленных, бегущих от отцовского гнева. Только почему-то он так не мог. И не смог бы никогда.
- Потому что так было бы неправильно. Ты в это веришь. И для меня нет другого пути. И не ты решаешь за меня, это мой выбор. Я прожил достаточно, чтобы сделать его не из пустой прихоти. Почему ты не веришь мне?
Слова короля прозвучали одновременно с его мыслями...
- Да, государь. Это было бы неправильно.
Он немного помолчал. Затем сказал с улыбкой:
- А я не верил, что переупрямить эльфа невозможно... Где вы находите слова, государь, после которых так и тянет согласиться с вами, а собственные доводы кажутся на редкость нелепыми?
Он с удивлением увидел в глазах короля улыбку... но не в ответ на свои слова, нет, он улыбался чему-то другому.
- Не преувеличиваю. Я делаю то, что должен. И... то, что хочу. Не спорь с этим, просто поверь. И прими.
Берен склонил голову.
- А у меня есть выбор? Благодарю вас, государь... и спорить  больше не стану. Я верю вам...  хотя прежде чем я душой приму все это, пройдет немало времени.
Прежде, чем он примет такую жертву. Потому что для него это жертвой и было, что бы там Финрод не говорил.
- Я готов отправиться в любой момент - чем раньше, тем лучше, государь. Но не раньше, чем что-то решится на Совете. Ну и... вам ведь тоже надо собраться и подготовиться.

0

25

Кажется, его слова даже испугали Берена... Посмотрел на него человек, так... Словно он предложил ему совершить самый страшный поступок в жизни. Столько удивления и непонимания он еще никогда не видел. Но, мгновение спустя, это непонимание исчезло. Человк понял, что он хотел сказать.
- Потому что его действительно нет. Потому что в первом случае проще и лучше будет сразу умереть. А во втором... да, это проще. И может быть, Лютиэн и согласится. Но как я после этого буду смотреть ей в глаза? И...
- Да, я знаю... Если бы ты мог, ты бы сразу предложил ей это. Если бы был другим. Но это был бы уже не ты, и не тот, кого Лютиен полюбила. У каждого из нас есть что-то, что мы не можем сделать, даже если остальным это может казаться простым.
- А я не верил, что переупрямить эльфа невозможно... Где вы находите слова, государь, после которых так и тянет согласиться с вами, а собственные доводы кажутся на редкость нелепыми?
Финрод засмеялся, на это раз уже открыто.
- Где ты такое слышал, Берен? Невозможно? Наверное, это дурная королевская привычка. А слова... Не знаю, они сами приходят. И не скажу, чтобы спорить с тобой было так легко. Но давай закончим. Тебе и правда лучше согласиться. А завтра... посмотрим, к чему приведет наш рассказ.
Вряд ли новость о том, что король уходит воспримут так уж хорошо.. Да и кузены будут совсем не рады... Чтож... Это ничего не меняло.
- Я готов отправиться в любой момент - чем раньше, тем лучше, государь. Но не раньше, чем что-то решится на Совете. Ну и... вам ведь тоже надо собраться и подготовиться.
- Тогда послезавтра... на рассвете. Завтра соберем совет, посмотрим, что они скажут. И будет достаточно времни, чтобы собраться. Скажи, что тебе нужно будет. Доспехи, оружие - подберешь все это завтра же.

0

26

- Да, я знаю... Если бы ты мог, ты бы сразу предложил ей это. Если бы был другим. Но это был бы уже не ты, и не тот, кого Лютиен полюбила. У каждого из нас есть что-то, что мы не можем сделать, даже если остальным это может казаться простым.
Да, если бы он был другим... Если бы он был другим, то не дал бы эту клятву Тинголу. Может быть, вообще не пошел бы к нему, а попытался уговорить Лютиэн сбежать с ним из Дориата. Но тогда это и правда был бы не он.
- Да, вы правы... Кто-то наверное, сочтет меня глупцом и безумцем ищущим себе приключений. Да я, наверное, такой и есть, если вспомнить мою жизнь последние лет десять...
Берен усмехнулся - а ведь и правда, Тингола-то можно понять. Со стороны он выглядит... просто головорезом. Головорез и бродяга, да еще и из смертных... хороший муж для эльфийской принцессы! Да на месте короля он бы самого себя пинками за порог выгнал... а потом еще добавил бы... для ускорения.
- Где ты такое слышал, Берен? Невозможно? Наверное, это дурная королевская привычка. А слова... Не знаю, они сами приходят. И не скажу, чтобы спорить с тобой было так легко. Но давай закончим. Тебе и правда лучше согласиться. А завтра... посмотрим, к чему приведет наш рассказ.
- Где? Да везде... люди, конечно, склонны преувеличивать. Но, похоже, не в этот раз. Но если и вам было нелегко, то я могу гордиться, - Берен тоже рассмеялся, - значит, и я не лыком шит. Хорошо, закончим... и ждем Совета.
Ни к чему хорошему их рассказ привести не должен - Берен не мог этого не понимать. И его мучило то, что он явился в Нарготронд и наверняка станет причиной смуты и раскола. Феаноринги скорей удавятся сами и удавят его, чем согласятся позволить ему оправиться за их камнем.
- Тогда послезавтра... на рассвете. Завтра соберем совет, посмотрим, что они скажут. И будет достаточно времни, чтобы собраться. Скажи, что тебе нужно будет. Доспехи, оружие - подберешь все это завтра же.
Финрод говорил коротко, отрывисто, властно - четко давая понять, что все уже решено.
- Благодарю, государь.

... На следующий день он стоял у тронного зала, чувствуя, что ноги только что не подгибаются от волнения. Из-за полуоткрытых дверей доносился глухой шум - видно, собрались уже почти все и гадают, что за причина такого срочного сбора.. что же, будет вам сейчас причина. Адан взял себя в руки и, как в пропасть, шагнул в зал.
Народу там и правда было предостаточно. Финрод уже сидел на троне, по бокам от него стояли советники и военачальники Нарготронда, а напротив - в первом ряду - расположились сыновья Феанора о свитой. Стараясь держаться как можно прямо и спокойно, Берен поклонился королю и всем присутствующим и встал у трона, ожидая, когда Финрод начнет говорить.

0

27

- Да, вы правы... Кто-то наверное, сочтет меня глупцом и безумцем ищущим себе приключений. Да я, наверное, такой и есть, если вспомнить мою жизнь последние лет десять...
- Пусть говорят, что тебе до них? Меня называли безумцем довольно часто. Еще с того времени, как мы были в Амане. И потом... Во льдах, когда я верил, что мы дойдем и все не напрасно, и потом, когда не мог смириться с тем, что ссоры и споры не дают нам объединиться, а я верил, что это можно преодолеть. Любые споры.. Потом, когда искал народ, о котором мы только слышали несколько слов. Да и ты сейчас - разве не считаешь так? Что это безумие - бросить все и отправиться на смерть с человеком, которого почти не знаешь. И завтра... Кто-то скажет то же самое. Только вот - не все ли равно, что ои скажут? Только безумие позволяет сделать хоть что-то.
И снова они говорили о таких понятных для них обоих вещах... Но другие могли бы оспорить это... и наверняка сделают. И доказывать что-то тем, кто не верит сам не имело бы смысла. А много ли их? Сколько из тех, кто всегда следовал за ним, верил в него и в это безумие? Чтож, осталось совсем немного, чтобы узнать это.
- Где? Да везде... люди, конечно, склонны преувеличивать. Но, похоже, не в этот раз. Но если и вам было нелегко, то я могу гордиться, значит, и я не лыком шит. Хорошо, закончим... и ждем Совета.
- Я и не знал, что о нас ходят такие слухи.
Финрод улыбнулся, но улыбка вышла не очень веселой.
- Да, с тобой спорить тяжело, Может быть потому, что, будь я на твоем месте, говорил бы так же.Но на своем месте я не могу с этим согласиться...
- Благодарю, государь.
Разговор был окончен. Все, что можно было сказать уже было сказано...
- Отдохни, Берен... Завтра и правда будет тяжело... Это тоже бой, только оружием будет слово. Отдохни. Завтра решиться много, но не главное.
...Тронный зал... Десятки глаз смотрели на него с немым вопросом. Зачем он позвал их всех? Скоро они получат ответы на все вопросы. Дверь распахнулась и вошел Берен, пройдя к трону. Чтож... началось.
- Лорды Нарготронда... И все, кто сегодня пришел сюда. Я созвал вас потому, что вчера ко мне пришел этот человек. Берен, сын Барахира. Все вы знате, какую клятву я дал десять лет назад. Пришла пора исполнить ее. Берен... Расскажи всем то, что ты говорил мне вчера.

0

28

- Вот уж никогда не думал о вас, как о безумце, государь. Те, кто вас так называл, уж простите, были слепы. Мне кажется, вы прекрасно отдаете себе отчет во всем, что делаете и говорите... Легко назвать безумцем того, чьи поступки за гранью твоего понимания... сразу становится проще жить, проще оправдывать свою трусость, свои собственные неблаговидные поступки. Просто взять да и приписать все голосу разума.
Он ведь тоже мог после гибели отца и всего их отряда скрыться в безопасном месте, успокоиться, может быть найти себе хорошую девушку, жениться на ней, нарожать детей и потом рассказывать им о том, каким был когда-то доблестным воином... И никто не осудил бы его. Так нет... он предпочел совсем другое. И вовсе не потому, что хотел стать героем. Просто не мог иначе.
То, что говорил сейчас Финрод, было сродни этому... Причин, побудивших короля идти с ним, он так и не мог понять. Оружие, доспехи, может быть небольшой отряд, чтобы доехать до Ангамандо - этого было бы более чем достаточно для сюзерена, к которому обратился за помощью вассал. Но каковы бы ни были эти причины, они не были вызваны безумием, в этом Берен был абсолютно уверен. Хотя все равно не хотел такой жертвы...
- Я и не знал, что о нас ходят такие слухи. Да, с тобой спорить тяжело, Может быть потому, что, будь я на твоем месте, говорил бы так же.Но на своем месте я не могу с этим согласиться...
- Ходят, ходят. И многие верят им почему-то... Хорошо, государь... давайте прекратим споры. И подождем до завтра...
Да, бой... иногда проще сражаться мечами, чем словами. Так что бой будет не из легких...

...- Лорды Нарготронда... И все, кто сегодня пришел сюда. Я созвал вас потому, что вчера ко мне пришел этот человек. Берен, сын Барахира. Все вы знате, какую клятву я дал десять лет назад. Пришла пора исполнить ее. Берен... Расскажи всем то, что ты говорил мне вчера.
Голос короля не был громким, но слышали его в каждом уголке огромного зала... Все разом замолчали.
Берену стало очень не по себе. Теперь все глаза были обращены на него... И этих глаз было несметное множество. Он кашлянул и сделал шаг вперед...
...Рассказать все Финроду было сложно. Но лучше бы он сто раз повторил рассказ при нем, чем в этом зале... Ему казалось, что его голос, многократно усиленных эхом, звучит просто оглушительно. Каждое слово давалось с трудом, в горле пересохло, а сердце так и норовило выпрыгнуть из груди. Человек очень надеялся, что говорит достаточно спокойно и четко - очень не хотелось, чтобы его волнение видели все... и особенно феаноринги.
Закончив, он обвел глазами зал.
- Вот и все эльдар... больше мне прибавить нечего. Теперь дело за вами...
Он отступил к трону и полуобернулся к королю, слегка поклонившись.

0

29

Орикон сидел в углу зала, не сводя глаз с короля. Повод, по которому был собран Совет, казался молодому нолдо странным, но он привык доверять Финроду, хотя сравнительно недавно был принят в отряд разведчиков и получил возможность служить тому, кто был для него героем и авторитетом с раннего детства.
- Лорды Нарготронда... И все, кто сегодня пришел сюда. Я созвал вас потому, что вчера ко мне пришел этот человек. Берен, сын Барахира. Все вы знате, какую клятву я дал десять лет назад. Пришла пора исполнить ее. Берен... Расскажи всем то, что ты говорил мне вчера.
Вперед вышел человек. Тот самый, который накануне пришел в Нарготронд и был сразу допущен к государю. Орикон слышал историю о знаменитой клятве Финрода, но никогда не думал, что это прямо коснется их всех...
Человек говорил довольно долго и явно волновался. Когда он закончил, в зале воцарилась тишина. Орикон молча глянулв сторону лордов. С его точки зрения, пришелец имел серьезные основания просить помощи. Хотя его замысел и представлялся чистым безумием...

0

30

- А что же вы меня не позвали на совет? Хоть я и сомневаюсь, что здесь будет обсуждаться что-либо важное, но долг мой и моего брата - присутствовать здесь. И что здесь делает этот смертный? - И где балроги носят моего младшего братца, когда он так нужен? Ведь это он у нас лучший оратор, а здесь намечается что-то не слишком хорошее... Пройдя на своё привычное во время советов место, Тьелкормо испытующе посмотрел затем на человека, который вот-вот должен был начать говорить. Ладно, посмотрю, что сейчас будет,... может, и не будет ничего такого,... но всё равно Курво здесь не хватает,... чем он там занимается? И почему у этого смертного такой вид, будто мне его речь точно не понравится???
... Ответы на все вопросы последовали достаточно скоро, вот только Третьему они совсем не понравились. Что себе позволяет этот наглый смертный?! Да как он вообще посмел даже заикнуться о Сильмариллах?!
- Мне всё равно, как тебя зовут и кто ты вообще такой, но ты очень наглый и тебе это не простится, так и знай! И, если ты настолько глуп, что пришёл сюда говорить о Камне, то я должен тебе кое-что напомнить, что ты, вероятно, в силу своей человеческой памяти, забыл! - От возмущения Келегорм даже вскочил и всю речь так и произнёс стоя.
- Будь он друг или враг, будь он чист или нечист,
будь он выкормыш Моргота или Вала,
эльф, Майя или Послерожденный -
ни закон, ни любовь, ни воинский союз,
ни страх, ни опасность, ни сама Судьба,
не защитят его от Феанора и рода Феанорова,
если скроет он, или в руку возьмет,
или себе оставит, случайно найдя,
или выбросит Сильмарилл. В этом клянемся мы все! -
Закончив всю сию патетическую речь, Феанарион взглянул на до сих пор молчащего и чего-то выжидающего брата, но комментировать это никак не стал.

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Нарготронд