Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Камеры


Камеры

Сообщений 61 страница 90 из 476

61

Эльф наа присутствие человека никак не отреагировал. Видимо, произошедшее отразилось на нем как-то иначе, чем на его спутниках. Было ли это следствием принятого вызова, или чего-то другого, люди понять не могли. Никаких заметных ран у эльфа не было.
Приход лекаря мало что изменил, вернее, изменил только одно - народу в камере стало больше. Эльф по прежнему лежал без движения и на попытки лекаря привести его в чувство никак не реагирова. Это немного настораживало. Но нужно же было что-то делать, если их сюда послали с приказом доставить эльфа, именного этого эльфа, к господину. Выбора у них не было.

0

62

НПС темные для Финрода

Эльф не реагировал ни на резкие запахи, ни на холодную воду. Тюремщик потянул было из-за пояса плеть, но лекарь жестом его остановил.
- Остроухие могут своей волей помереть. Главное - не дать этого сделать.
Он с размаху отвесил лежащему эльфу две пощечины - не из злости, просто чтобы кровь прилила к лицу.
- Слушай, голуг. Ты, может, и помрешь, и будет тебе тепло и сладко. Но твоим друзьям так легко уйти не дадут. Им здесь кричать еще долгие годы. Подумай об этом, прежде чемубежать.
Если  и это не поможет, придется звать Господина или его посланницу. Они умеют остроухих в чувство приводить.

0

63

Палач продолжал развлечение с иглами. Явно решил не отступать и добиться от менестреля хоть какой-то реакции.
- Вряд ли ты сохранишь ногти на этой руке. Да и вообще подвижность пальцев. Ни меч не взять, ни лук, ни арфу... вы ведь, бессмертные, любите музыку?
Лир холодно посмотрел на человека. Смерив его взглядом, резко отвернулся, так ничего и не ответив, хотя очень хотелось. Но замысел палача помнился очень хорошо, да и его желание, высказанное перед началом пыток тоже. А вот, что слова его не столь правдивы, как он хочет показать, было видно сразу. Запугивает. Пока что... Лир конечно не обольщался на этот счёт. Ясно же, что иглы это только начало, хоть кровь из под ногтей идёт уже давно, а пальцы начали медленно неметь.
В это время Берен всёже не выдержал вида пыток и, вскочив, предпринял попытку атаки конвоиров и орков.
- Стой!
Эдрахил. Попытался остановить. Не дать человеку натворить глупостий... Только уже и без того, как и можно было предположить, атака эта почти сразу провалилась... Орков-то было больше...
- Верно. Ему-то ничего пока не будет, а ваши заплатят.
"Да уж лучше мы, чем он..."- промелькнула тревожная мысль. Впрочем, Лирилин по-прежнему выглядел спокойным. Только вот к этому он прилагал уже немалые усилия. Боль в пальцас к каждым мгновением становилась всё сильнее, но всёже ещё вполне была терпимой.

0

64

- Остроухие могут своей волей помереть. Главное - не дать этого сделать.  Слушай, голуг. Ты, может, и помрешь, и будет тебе тепло и сладко. Но твоим друзьям так легко уйти не дадут. Им здесь кричать еще долгие годы. Подумай об этом, прежде чем убежать.
От пары пощечин Финрод слабо дернулся, но глаза не открыл. Да и слов человека не слышал. Слишком далеко далеко он ушел. И дело было не в том, что хотел уйти навсегда. Просто сейчас для него были вещи важнее пустой темной камеры.  А возвращение занимало какое-то время. и не могло произойти мгновенно.
Время... Это было то единственное, что у него сейчас было.
Финрод медленно открыл глаза. Перед ним сидел тот же человек? Что ему опять надо? Вставать эльф не торопился, а спрашивать о чем-то тюремщиков и не собирался.

0

65

- Стой!
Крик Эдрахиля не остановил адана. Зато остановили конвоиры - те двое, что остались, потому что первый, к удовольствию Берена, согнулся пополам от его удара. Берен выругался - не будь он голоден и ослаблен, его бы и дюжина не скрутила. А сейчас... Человек упорно продолжал вырываться, но тут услышал голос одного из охранников:
- Верно. Ему-то ничего пока не будет, а ваши заплатят.
Это враз отрезвило Берена и заставило взять себя в руки. Сердце словно переместилось в горло и отчаянно стучало там. Адан знал, что его привели сюда именно в расчете на то, что он сломается, не вынеся мучений эльфов. И выложит все, что знает, надеясь на то, что их отпустят. А потом... потом Саурон с удовольствием прикончит их всех. И обернет в свою пользу историю с сильмариллом. Поэтому нельзя было ничего говорить, надо было терпеть и держаться... Только вот сил на это хватило бы... Лучше бы он был на месте друзей... Хотя, наверное, каждый думал так же.
Берен сжал зубы и кулаки так, что ногти вонзились в ладони. И отвернулся, потому что смотреть на все это и не сорваться снова казалось невозможным.

0

66

"Прости... не могу... Зубами бы глотку перегрыз гадам..."
"Я понимаю. Орикон... пойми... ты не сможешь им помочь. Только палачей раззадоришь... Нельзя показывать им нашу слабость"
Эдрахиль и сам чувствовал, что внутреннее напряжение достигает предела. И в то же время он знал, что обязан молчать. И сейчас, и потом, если или когда настанет его черед.
Берен на его крик не отреагировал никак - просто не услышал. Конечно, его попытка была обречена на неудачу - не прошло и пары минут, как он вновь оказался на том же стуле.
- Верно. Ему-то ничего пока не будет, а ваши заплатят.
Эти слова, кажется, привели адана в себя, потому что он перестал сопротивляться. Только отвернулся, не в силах смотреть на пытки. Эдрахиль понимал его. Но, в отличие от человека, глаз не отвел. Он пытался хоть как-то помочь друзьям - пусть не делом, но хотя бы, насколько это возможно, поддержать их. Он не стал закрываться - тут не было никого, кто мог бы прочитать его мысли, а, наоборот, протянул тонкую ниточку осанвэ тем, кому сейчас было хуже всего. Это было все, что он мог.
"Спасибо... спасибо вам. Да... я не буду."
"Хорошо... и тебе спасибо.. за это."
Эдрахиль едва заметно, почти одними глазами, улыбнулся Энвиниону.

0

67

НПС тюремщики для Финрода

Похоже, помогло - эльф слабо дернулся и открыл глаза. Лекарь поднялся на ноги.
- Все, оклемался. Получите и распишитесь.
И вышел из камеры, вместо него зашли трое орков.
Опасаясь за жизнь пленника, цепи надевать не стали, но руки скрутили за спиной. Потом один из орков подошел к пленнику и схватил за волосы, другой рукой достав кривой нож. Развлекаясь, провел им по горлу пленника... появилась тоненькая красная полоска - орк точно знал силу нажима. Повертел лезвием перед глазами эльфа. Потом, когда игра надоела, одним привычным движением отрезал всю охапку волос, небрежным жестом швырнув в угол камеры. Не слишком коротко, так что за остатки все равно можно было удобно ухватить.
- Вот теперь ты готов, красавчик. Ну что, пошли? - пленника поставили на ноги и, не спрашивая согласия, потащили по коридорам замка - из подвальных помещений вверх, к покоям Саурона.

0

68

Все было в помутнении. Поражение, орки, темницы, опять орки, веревки, пыточная. Ворондила всегда спасал гнев, но тут он мало чем помог - кидаться драться на орков, которых гораздо больше, бить по дверям и стенам камеры, наводя шум и гам, кричать, проклиная всех и вся, вновь кинуться на орков, когда они опять пришли лишь отнимало его силы. Время летело очень быстро, словно это все происходило за несколько мгновений. Он даже не сумел почувствовать усталости после поединка государя и темного майа, лишь ярость, выжимающую из него последние капли. Он был обессилен, но его сознание отвергало это, заставляя снова и снова выплескивать агрессию.
В здравый рассудок Ворон пришел, когда их только ввели в пыточную. Он знал, что все этим закончится, но только сейчас понял, что самая жестокая пытка - смотреть на страдания иных, близких тебе. Первый был Лирилин, второй Тьелпэлоссэ. Ворондил ничего не мог сделать, смотря на их мучения, лишь сжал зубы до боли и скрежета, чтобы не сорваться и не... Дать палачам хороший повод продолжать пытки с большим энтузиазмом. "Нет, все не так должно было закончится.. - вдруг мысленно заговорил он сам с собой, пытаясь то ли отвлечься от лицезрения пыток, то ли унять огненную бурю в душе, вызывающую у него учащенное дыхание. Смех и только - воин, что без зазрения совести убивал на поле брани сейчас готов разрыдаться от бессилия, от этих проклятых веревок. Он ничего не мог сделать - и это раздавливало его. От безысходности Ворон смотрел на эти проклятые козни, что с треском отдавались у него внутри, хоть он и был просто безучастным зрителем. Гилтониэль, услышь!"
В помещении появился Берен и это мало утешило Ворондила. Точнее даже наоборот - человеку будет сложнее держаться, он сходу уже устроил потасовку. И здесь эльф не выдержал - хотел было ломануться в бой, помочь, но веревки не пустили. Ворон еле сдержался, дабы не зарычать, на лице его отразилась вся душевная ярость, но быстро исчезла - здесь он должен был держать себя в руках, хотя бы частично. Веревки безжалостно сдавливали Ворондилу руки, в агонии прошел тот миг, когда сжатые зубы перестали отдавать болью.

0

69

Адор сдержал свое слово. Три ведра, хотя живот стал как барабан. Если бы было разрешение убить пленника. то достаточно хорошего пинка для жуткой и неприглядной смерти. Вода бы сама разорвала бедолагу. О, после такого никто бы из остроухих не оправился в ближайшую неделю. Да и человек бы не выдержал, хоть и хорохорится. Хуже всего почувствовать кусочки друга на своем теле. В прямом смысле.
К сожалению, приказа убить не было, и Адор отмел мысль об убийстве.
-Довольно. Пусть валяется и осознает, - махнул рукой в черной перчатке. - Так, далее... - перевел взгляд на Энвиниона, - значит, хочеш сменить? Что ж, изволь. Я сегодня добрый. На колени его. В центр.
Эльфа подтащили, силой поставили на колени. Руки все так же связаны сзади.
-Подайте сюда. - Адор махнул орку, стоящему рядом с раскаленным прутом. Взял его аккуратно в руку, кивнул еще одному орку, который приволок черный сундук. Открыл его.
Раскаленное железо прижалось к коже эльфа. Отвратительно запахло жареным мясом. Палач улыбнулся и к ране приложил колотый лед, который достал из сундука. Резкая смена температур была мучительнее просто ожога.

0

70

Тьелпелоссэ пытался хоть как-то избавиться от воронки, но для этого надо было отодвинуться, а он был крепко привязан. Сознание постепенно мутилось, хотя и не покидало совсем. Боль, идущая изнутри становилась все сильней и сильней, и эльф судорожно дергался в веревках, раздирая кожу на руках и ногах. К горлу волнами подкатывала тошнота, а от омерзительного запаха пойла она только усиливалась. Он уже не замечал, что происходит вокруг, не видел, как привели Берена... Вся его воля, все силы были сосредоточены на одном - выдержать.
Когда наконец все закончилось и воронку вынули из горла, Тьелпелоссэ почувствовал, как все тело скрутилось в судороге, избавляясь от влитой в него воды, смешанной с кровью. Единственное, что он успел сделать - повернуть голову, чтобы не захлебнуться... И хорошо, что повернул, потому что никто не увидел, как на его глазах выступили слезы - от боли, бессилия и унижения.
-Довольно. Пусть валяется и осознает,  колени его. В центр.
Юноша не видел, кого выбрали следующим, но повернуть голову обратно и посмотреть не было сил...

0

71

"Хорошо... и тебе спасибо.. за это."
Энвинион помотал головой. Ему-то за что?
Чем дальше, тем страшнее было... но хотя бы Тьельпе отпустили наконец. Мальчишка рухнул без сил, из горла потекла мутная жижа... Эльда отвернулся, но только для того, чтобы услышать голос палача.
- значит, хочеш сменить? Что ж, изволь. Я сегодня добрый. На колени его. В центр.
Сердце против воли сжалось, но Энвинион знал, что выдержит. И не закричит.
Только успел взглянуть на Эдрахиля:
"Я выдержу!"
Стоять на коленях было унизительно, но это можно было стерпеть. Как и раскаленное железо на коже... Он только резко вдохнул воздух.
Вдруг... пришла странная и несвоевременная мысль.
А ведь сложись все иначе, я мог бы тащить сундук... плеть держать... вот здесь, в этой же камере.
Мысль была настолько... очевидной, что эльда на мгновение оцепенел. А потом закинул голову и рассмеялся, почти уже не чувствуя боли - не зло, а весело и почти счастливо. Потому что что угодно лучше той участи, от которой он был спасен.

0

72

"Держись... держись."
"Я понимаю. Орикон... пойми... ты не сможешь им помочь. Только палачей раззадоришь... Нельзя показывать им нашу слабость"
Два осанвэ, одно за другим, как ни странно, помогли. Орикон немного пришел в себя от вспышки ярости, хотя легче не стало.
"Спасибо..."
Это все, что он смог ответить - на большее не было сил. Все силы уходили на то, чтобы не сорваться снова, глядя, как выворачивает наизнанку Тьелпелоссэ, как безнадежно пытается раскидать мучителей Берен, как тащат к палачу Энвиниона... И лишь услышав неожиданный смех, Орикон вздрогнул и попытался сморгнуть соленые капли, застилавшие глаза...
Нет, ему не показалось - Энвинион действительно смеялся. Смеялся так, словно ему сделали подарок.
"Что с тобой?"

0

73

НПС темные

Человека с трудом, но удалось скрутить, а угроза явно подействовала лучше тумаков. Но на всякий случай оба конвоира удвоили бдительность и следили теперь не за развлечением, а за пленником. Так что повторения эксцессов не было, и допрос шел своим чередом.
Закончив с иголками, палач выбрал из коробочки набор металлических колец и аккуратно натянул на каждый палец, зафиксировав на суставах. Повернул общий для всех рычажок - из колец полезли шипы. Вот теперь пошевелить... так, чтобы связки порвало, чтобы с костей отошло мясо.
- Боюсь, что эта рука уже никогда не будет действующей.

0

74

Адор расширил глаза. Поведение эльфа было непонятным. Истерика?С катушек спятил? Непохоже. Что ж...
-Чему радуешься, эльда? - процедил он сквозь зубы, - что мордашка чистая? Это мы сейчас исправим.
И прижал плеть, выжигая кровавую полосу поперек щеки. Снова лед по будущему шраму.
-Уши бы тебе обрезать, эльда. Ну ничего, этот вопрос я еще обсужу, - ухмыльнулся он. Обошел Тьелпе, внимательно разглядывая.
-Плачешь... Это хорошо. Очень хорошо, - проговорил он, ухмыляясь мерзко. - Поплачь, может. станет легче. Хотя нет, не станет. Ты же гордый эльда.
Собственно, озвучено все это было для зрителей. Подняв бровь, глянул на светловолосого старшего.
-Что ж... теперь сочетание воды и огня. Вскипятите. Хотя нет, лучше масло.
Задумчиво смотрел на котел, в котором закипало варево.
-А теперь, дорогой мой, - он пристально уставился на Эдрахиля, -ты назовешь того, кого мы окунем в это варево. Ножками. Медленно-медленно. чтоб почувствовал. Знаете, каково это - вариться заживо? Сейчас узнаете.
Он обошел котел.
-Я готов пойти на сделку. Один из вас, кого назовешь ты, - смотрит на Эдрахиля в упор, - умирает долго и мучительно. Другого, тоже по твоему желанию, - отпускаем к семье и детям. Целым и невредимым. Кого угодно. Выбирай.
Честно говоря. человек слишком хорошо знал остроухих. чтобы поверить. что те согласятся. Но если вдруг согласятся... Это будет забавно. Особенно того, чью жизнь купят ценой мучительной смерти товарища.

0

75

Слова человека похоже отрезвили Берена. Только вот надолго ли, неизвестно.
Палач наконец дал приказ прекратить пытку Тьелпелоссэ. Только пытка не прекратилась уже сама по себе... А человек тем временем выбрал новую жертву. Энвиниона. А вот ему уже достался калёный прут... Да сколько же ещё это всё может продолжаться!... И сколько ещё пыток заготовленно в запасе у этого смертного...
А потом Лирилину поневоле пришлось отвлечься... Развлечение с иголками явно наскучили палачу. И он решил применить что-то более действенное. Странный механизм. Стальные кольца. Человек зафиксировал их на суставах пальцев. И повернул рычаг... Лир вздрогнул, когда шипы вонзились в пальцы. Но не от новой боли, а от понимания, что шутки и запугивания действительно кончились.
- Боюсь, что эта рука уже никогда не будет действующей.
И менестрель поверил этим словам. Он слишком хорошо представлял, что будут представлять собой его пальцы, когда палач снимет с них кольца. Ну что ж... Холодная, кривая усмешка скользнула по губам Лира. "Всё, менестрель-насмешник, твоя музыка отыграна... Но ты ещё можешь спеть ему напоследок..." Эльф посмотрел на человека обжигающим, яростным взглядом прозрачно-голубых глаз. Ох не стоило человеку говорить так... Это стало последней каплей, переполнившей чашу. Сейчас Лирилин не думал о глубине всей проблемы, встанущей перед ним после. Сейчас он вообще мало о чём думал. Да и злился сейчас не на человека, а на себя самого. Что простая фраза смогла так сильно его отвлечь. Но палачу хотелось просто ответить. Хоть чем-нибудь. Но так, чтобы ему потом тоже несладко было. А Лир почти мог это сделать... Менестрель прикрыл глаза, из-под ресниц смотря на человека, и негромко, почти шёпотом, запел мелодию... Нет, ничего серьёзного он не мог сделать. Нотя бы головную боль... такую, что хочется от себя самого убежать, лишь бы прошло. Это было единственным, что он сейчас мог сделать. И надеялся, что ответил палачу достойно и хотя бы его вывел из строя надолго. И будь что будет...

Отредактировано Лирилин (2013-01-12 02:15:41)

0

76

"Я выдержу!"
"Я знаю"
Эдрахиль чувствовал, что напряжение внутри скоро достигнет предела... Он почти физически чувствовал боль друзей... и ничего не мог сделать. Он, целитель, сейчас был бессилен хотя бы немного уменьшить их мучения. И все же он знал, что надо выдержать до конца.
"Спасибо..."
Хорошо, что Орикон немного успокоился. И Берен... Им, пожалуй, было сложней всего сейчас.
А все продолжалось... и становилось все хуже. Смех Энвиниона заставил нолдо удивиться - сначала. Потом он понял... наверное, единственный тут. И слава Эру, что единственный... если бы палачи узнали истинную причину "веселья"... даже представить трудно, что могло бы быть.
А человек явно получал удовольствие от происходящего, издеваясь над пленниками. Он обошел кругом котел с закипающим маслом и подошел к Эдрахилю.
-А теперь, дорогой мой, -ты назовешь того, кого мы окунем в это варево. Ножками. Медленно-медленно. чтоб почувствовал. Знаете, каково это - вариться заживо? Сейчас узнаете.
Нолдо молча встретил его взгляд, лишь презрительно улыбнулся. Неужели палач и правда рассчитывает услышать ответ?
-Я готов пойти на сделку. Один из вас, кого назовешь ты,  умирает долго и мучительно. Другого, тоже по твоему желанию, - отпускаем к семье и детям. Целым и невредимым. Кого угодно. Выбирай.
Эдрахиль молчал. Первым его порывом было назвать себя - пусть убивают... лишь бы больше никого не трогали. Только ведь такого не будет. Дешевая игра, рассчитанная непонятно на что... В глазах нолдо не было сейчас даже ненависти - только презрение и почти жалость.
А Лирилин... запел. Тихо, едва слышно, но Эдрахиль быстро уловил несложный узор мелодии. И подхватил его - так же тихо. Облегчить мучения друга он не мог - но мог поддержать его хотя бы вот так. И чары, вплетенные в песню, станут вдвое сильней.

0

77

Сквозь муторный шум в ушах Тьелпелоссэ услышал смех... Он что, сходит с ума? Кто может смеяться тут.. да еще так... весело? Он хотел было повернуться, но не успел - его снова скрутило, проклятая жидкость никак не хотела выходить до конца.
-Плачешь... Это хорошо. Очень хорошо, Поплачь, может. станет легче. Хотя нет, не станет. Ты же гордый эльда.
Палач все-таки заметил его слезы... И не преминул об этом сообщить на публику. Тьелпелоссэ заставил себя повернуть голову и посмотреть ему в глаза. А потом и улыбнуться.
- Нет, что ты... - эльф закашлялся, от чего изо рта вновь потекла струйка крови, - Просто не люблю грязную воду... от нее.. глаза слезятся.
И плюнул в лицо человеку остатки болотной жижи. Глупый, детский жест... Но на большее сил все равно не было.
Палач прошелся по камере, обошел чан, в котором уже почти кипело масло... и подошел к Эдрахилю.
А теперь, дорогой мой, - он пристально уставился на Эдрахиля, -ты назовешь того, кого мы окунем в это варево. Ножками. Медленно-медленно. чтоб почувствовал. Знаете, каково это - вариться заживо? Сейчас узнаете.-Я готов пойти на сделку. Один из вас, кого назовешь ты,  умирает долго и мучительно. Другого, тоже по твоему желанию, - отпускаем к семье и детям. Целым и невредимым. Кого угодно. Выбирай.
Конечно, ответа он не услышал... А Тьелпелоссэ едва удержался что бы не назвать себя, избавляя Эдрахиля от этой пытки, которая была во сто крат мучительней, чем то, через что прошел только что он сам. Промолчал лишь потому, что точно знал - тогда выбор палача точно падет на другого.
А потом он еще раз не поверил своим ушам. Потому что услышал песню. Ее начал Лирилин, а потом подхватил второй голос. Эдрахиль... В песне были чары, это юноша понял сразу, хотя и не мог сказать какие... И... от нее стало легче на душе. Тьелпелоссэ снова улыбнулся - на это раз не зло, а спокойно, почти радостно.

0

78

- А теперь, дорогой мой, ты назовешь того, кого мы окунем в это варево. Ножками. Медленно-медленно. чтоб почувствовал. Знаете, каково это - вариться заживо? Сейчас узнаете. Я готов пойти на сделку. Один из вас, кого назовешь ты, умирает долго и мучительно. Другого, тоже по твоему желанию, - отпускаем к семье и детям. Целым и невредимым. Кого угодно. Выбирай.
На мгновение Орикон испугался, подумав, что Эдрахиль сейчас воспользуется случаем и попытается спасти его, как самого младшего. Нет, он не принял бы такую жертву ни от кого из друзей, но как в этом случае убедить их, что он не может принять свободу, купленную такой ценой? Но, к счастью, Эдрахиль ответил палачу лишь презрительной усмешкой.
- Боюсь, что эта рука уже никогда не будет действующей.
В голосе палача звучала неприкрытая насмешка. Нолдо взглянул на Лирилина - пальцы менестреля превратились в кровавое месиво. Орикон до крови закусил губу. "Мне так нравились твои песни..." А Лирилин, словно услышав его мысли... запел. Тихо, едва слышно. И спустя несколько секунд к нему присоединился Эдрахиль. Два почти неуловимых голоса сплетали незнакомое зклятие. Орикон не знал, зачем, но от этой песни почему-то посветлело на душе.

0

79

Надежно удерживаемый конвоирами и - еще надежней - страхом навредить друзьям, Берен неподвижно сидел на стуле. Смотреть он не мог, поэтому отвел глаза, бездумно уставившись в угол. Ему казалось, что он словно оцепенел, превратился в безвольную тряпичную куклу. Силы ушли на попытку вырваться и теперь, если бы его отпустили, он, наверное, просто упал бы ничком. Или это только так казалось? По сердцу расползалось тяжелое, черное отчаяние. Это ведь он виноват во всем. Из-за него эльфы оказались тут... А теперь он невредим, а они - мучаются в руках палачей. О том, что будет дальше с ним, что скорее всего очередь дойдет и до него, адан не думал. О том, что можно облегчить участь эльфов, сказав хотя бы что-то, тоже. Потому что тогда мучения только усилятся и из него постепенно вытянут все. Так что лучше и не начинать...
Он впал в какое-то тоскливое безразличие, хотя в самой глубине души чувствовал грызущую, рвущую нутро на части боль. Только ему было все равно. Даже смех Энвиниона не заставил его выйти из оцепенения. То, что происходило - происходило словно во сне, как в тумане. Наверное, так разум защищался от того, чего просто не мог в себя вместить.
Песня... песня?! Услышав ее, Берен вздрогнул и на какое-то время пришел в себя. Пел сначала один голос - Лирилин. Затем его поддержал другой - Эдрахиля. Глаза мгновенно ожгли слезы. Эльдар... нашли, где петь... Адан закусил губу.

0

80

"Спасибо... Что с тобой?"
"Не волнуйся, Орикон. Со мной все в порядке..."

Не рассказывать же свою историю прямо сейчас.
-Чему радуешься, эльда? что мордашка чистая? Это мы сейчас исправим.
Несчастный ты глупец...
Смех не желал заканчиваться, и даже когда он стих, осталась счастливая улыбка. И искорка тепла в сердце - за которую можно было теперь схватиться всегда, какой бы ни была боль.
-Уши бы тебе обрезать, эльда. Ну ничего, этот вопрос я еще обсужу,
Энвинион совсем не испугался угрозы, по-прежнемо весело глядя на палача. Вряд ли его было так просто вывести из равновесия, особенно теперь.
Короткое и резкое прикосновение плети заставило зажмуриться, но лишь на мгновение. Щеку обожгло болью, но... это было гораздо легче, чем то, что он сегодня уже видел.
Хуже было слышать происходящее... Тьельпе... неужели нельзя оставить его в покое? И... жуткий выбор - кому? Энвинион готов был предложить себя жертвой, только кто же согласится? Не палач уж точно. И кто-то сзади, кому был задан этот вопрос, тоже молчал.

НПС темные

Человек на мгновение растерялся, услышав слова Адора. А приказ Господина? Зарвался ты, господин Адор... и заплатишь, дорого заплатишь. Но мыслей своих палач ничем не выдал, склонившись над рукой эльфа.
А тот... совершенно неожиданно запел, потом присоединился второй. От песни закономерно разболелась голова, что настроения улучшить всяко не могло. Палач оставил в покое кольца, хотя и не снял их, и махнул рукой, подзывая орков.  Один закинул певцу голову назад, зажав другой рукой нос. Когда тот открыл рот, человек аккуратно взял за нижнюю челюсть, не давая захлопнуть, и взял из рук орка длинную, шершавую трубку диаметром примерно с гортань. И стал аккуратно вставлять. Чтобы больше не пел. Закончив эту процедуру, обернулся к прикованному певцу.
- А ты, если не хочешь, чтобы я туда влил расплавленное олово, закрой варежку.
Надоели, сил нет.
Конвоиры Берена внимательно наблюдали за ним и сразу же заметили слезы. Это уже неплохо.
- Не отворачивайся, - скомандовал один, поворачивая голову пленника так, чтобы тот смотрел на пытаемых. - Или глаза выжечь, чтобы не мешали?

0

81

В камере появились орки. Они скрутили ему руки за спиной, но Финрод и не сопротивлялся. Это не имело смысла... Ну ударит пару раз, кому от этого будет лучше? Не ему. Такую месть он считал бессмысленной, а пользы это бы не принесло. Поэтому он  спокойно сидел, пока орк забавлялся с ножом. Если бы хотел что-то сделать,  то сделал бы, а тот явно играл. Только когда  кривое лезвие резануло по волосам, эльф поморщился. Чтож... Это тоже было ожидаемо.  Они не могли не поглумиться. Скоты. Он тряхнул непривычно легкими волосами. Переживет... И это, и еще многое.
- Вот теперь ты готов, красавчик. Ну что, пошли?
Его поставитли на ноги и повели по коридорам. Подземелье... Когда-то его использовали как кладовые и погреб, а теперь - вот так вот. Сейчас будет еще пара поворотов - направо, в обход стены, и еще раз - в сторону лестницы. Вход на нее когда-то перекрывала лестница... Сейчас ее не было,  только ржавые пятна были там, где раньше висели петли.
Эльф резко оттолкнул одного из конвоиров на косяк, с рассчетом, что запнется и потеряет драгоценные мгновения, а второму повезло меньше. Резкий, но сильный удар под челюсть, тек, чтобы  голова запрокинулась, ломая шею...
Потом, если оно будет это потом, отшвырнуть тело на третьего, замыкающего, это еще паре мгновений.

0

82

НПС орки

Казалось, узник идет безропотно, и на короткое время орки расслабились. А зря.
Один из орков отлетел в сторону, но привычно сгруппировался, так что равновесия не потерял. Второй был выдеден из строя, но третий, тот, что шел сзади, так и держал веревку, которой были скручены руки эльфа. И сейчас резко дернул ее на себя, стараясь сбить пленника с ног. Отлетевший же в сторону уже собрался, выхватил из-за пояса плеть и хлестнул по ногам взбунтовавшегося пленника, одновременно надеясь на шок от боли и на то, что ремни заставят споткнуться.
Во всех коридора и лестницах крепости стояли караулы. И, услышав шум, двое орков с ближайшего поста метнулись на звук, так что на эльфа кинулись уже четверо, сбивая с ног. Веревки и плети - оружие пока не доставали - захлестнули руки и ноги.

0

83

Если орки надеялись, что он будет пытаться устоять любой ценой, то они ошибались. Когда идущий сзади орк дернул за веревку, Финрод оттолкнулся, используя  инерцию рывка. Это дало неожиданный результат, орк, доставший плеть, промахнулся,  и эльф налетел на того, что стоял сзади, всем весом отбрасывая его дальше. А когда вновь прибежавшие набросили еще одну веревку, дернул за нее, повернувшись, стараясь вырвать ее из рук конвоиров.
Спроси его сейчас, зачем он это делает, эльф бы не ответил. Не было в этом никакого смысла. Просто была возможность сделать это, а узкий коридор, как ни странно, давал больше преимуществ ему, а не толпе мешающих друг другу орков. И пусть шансов на победу у него не было, но это ведь не повод прекращать борьбу?

0

84

НПС орки

Державший веревку орк упал, но и эльфа утянул за собой. Трое оставшихся с трудом, но усмирили разбушевавшегося пленника - как-никак, а тот был явно не в лучшей боевой форме, после поединка, голода и со связанными руками. Так что его все-таки уронили на пол.
Орки дали волю своей злобе, хотя и помнили о том, что пленник не должен пострадать серьезно. Так что ограничились несколькими пинками и ударами плети, а потом, скрутив еще парой веревок для верности, уже не повели, а почти поволокли наверх, к кабинету Саурона.
Гортхаур ждал, когда приведут пленника, сидя во все том же кресле. Ему было интересно посмотреть на эльфа, осмелившегося бросить ему вызов, хотя внешний вид притащенного пленника был и немного неожиданным.
- Так-так, - майа чуть усмехнулся, - очень интересно...
Судя по мыслям орков, пленник пытался бежать. В точно выбранном месте. Умно.
- Смелая попытка, но крайне глупая. Очень эльфийская, как ты думаешь?

0

85

Всеже, орки довольно быстро повалили его на землю. Финрода это не сильно расстроило, и совершенно не удивило. Своей цели он добился, а все остальное его не слишком волновало.  Его связали еще парой веревок.
Это даже удивляло, какой был в этом смысл? Он и первой-то не порвал.  Чего они так испугались? Сытые, уверенные в своем превосходстве... И такие предсказуемые. Даже пара ударов плети его не беспокоили.  Все это было слишком... мягко? Для планника - колнечно. Саурон, кажется, пытался вести свою игру. Жаль... Финрод хотел бы оказаться рядом с остальными.
Его привели в кабинет майа. Тот был по-прежнему безстрастен и  самоуверен. Пусть... Ему нечего было предложить эльфу илли потребовать. И этот разговор был не более, чем игрой. Для обоих.
- Так-так,  очень интересно...
Это с кем он разговаривает, сам с собой? Никого больше его слова не интересовали.
- Смелая попытка, но крайне глупая. Очень эльфийская, как ты думаешь?
Финрод не отрываясь смотрел на Саурона, но молчал.  Тот не мог сделать лучшего комплимента, если бы даже и захотел.

0

86

НПС Саурон

Майа и не ждал ответов пленника. Он вообще сильно удивился бы, если бы эльф хоть раз открыл рот. Просто было любопытно посмотреть на наглеца, который посмел бросить ему вызов, не в пыточной камере, а в более спокойной обстановке. Но не спускаться же самому в тюрьму ради такого! Вот и велел привести эльфа сюда.
- Вчера ты был более разговорчив, - отметил Саурон. - Это было... забавно.
Он с интересом рассматривал эльфа. Золотые волосы - редкость среди нолдор, скорее всего, полуваниа. Отсюда и редкостное искусство Песен. Хм... Видимо, Третий Дом - Второй навряд ли заявил бы о том, что невиновен в братоубийстве.
- Все-таки поинтересуюсь: не хочешь ли мне что-нибудь сказать?

0

87

- Вчера ты был более разговорчив. Это было... забавно.
Да, конечно.  Майа, наверняка, находил забавным много чего странного. Разве это была причина отвечать ему? Нет... Все же, Финрода интересовал  один вопрос - в чем был смысл того, что его привели сюда. Не мог же Саурон всерьез надеяться на какой-то разговор? Или на что-то большее? Очередная глупость.. . Поскорее уже это все бы закончилось.
Майа рассматривал его, думая о чем-то своем, а Финроду даже тот был неинтересен. Он смотрел в окно, дожидаясь, когда тому надоест.
- Все-таки поинтересуюсь: не хочешь ли мне что-нибудь сказать?
Нет, не хотел.  Мог бы сказать многое, но не хотел. "Беседа" его совершенно не трогала.

0

88

НПС Саурон

Саурон заметил, что эльф безразлично отвернулся от его взгляда. Это тоже было интересным.
- Между прочим, ты сказал интересную вещь... Ты бывал в этой крепости раньше? - майа сам себе и ответил. - Бывал, конечно же. Но неужели ты был в числе ее защитников? Сомневаюсь. Тогда... лгать, что ты знаешь правду о бегстве Ородрэта, было глупо. Тебе могли ее рассказывать, показывать даже - но ты ее не знаешь. Никогда не лги в чарах... хотя вряд ли у тебя будет шанс применить мой совет на практике.
Гортхауру было любопытно, выдаст ли эльф себя хоть чем-нибудь. Чем дальше, тем сильнее было у майа ощущение, что ему попалась в руки очень крупная добыча, о которой стоит в самом деле доложить наверх. И пусть Мелькор сам ломает зубы об этого эльфа. Может, он его и в лицо узнает - Вала обладал идеальной памятью и наверняка назвал бы имя аманэльда.
К тому же в мозгу Саурона закопошилось очень интересное подозрение о возможной личности эльфа. Абсурдное... но _никогда_ нельзя быть ни в чем уверенным, имея дело с этими _идиотами_. Но при чем тут, во имя Тьмы, Сильмарилл? Тингол еще хоть как-то вписывался. И откуда взялся человек? Один человек в обществе десятка эльфов - вряд ли проходная фигура.
- Кстати. Когда я предлагал что-нибудь сказать, это допускало даже вопрос об участи твоих спутников. Или их судьба тебя вовсе не интересует?

0

89

- Между прочим, ты сказал интересную вещь... Ты бывал в этой крепости раньше? Бывал, конечно же. Но неужели ты был в числе ее защитников? Сомневаюсь. Тогда... лгать, что ты знаешь правду о бегстве Ородрэта, было глупо. Тебе могли ее рассказывать, показывать даже - но ты ее не знаешь. Никогда не лги в чарах... хотя вряд ли у тебя будет шанс применить мой совет на практике.
Интересную? Для кого же?
Финрод слушал рассуждения майа... Нет, они были слишком наивны, даже для лжи. И каждое из этих слов он мог оспорить. Бывал здесь? Почему? Саурон никак не смог бы определить этого, эта была лишь догадка. И то, что он не видел, значит не знал истины о том бое, это тоже было глупостью, рассчитанной лишь на ребенка. Все, что они видели и слышали сами, тоже, не могло быть истиной, а только тем, что они увидели и услышали. Ничуть не менее ложными, чем увиденное чужими глазами.
Майа играл с ним, но по детски.
Но он верил в то, что это была правда, то, что он говорил. Потому что любая правда - это лишь отражение реальности в глазах смотрящего и его вера в это.
- Кстати. Когда я предлагал что-нибудь сказать, это допускало даже вопрос об участи твоих спутников. Или их судьба тебя вовсе не интересует?
Никакой реакции. Ни вздоха, ни вскольз брошенного взгляда. Его интересовала судтба спутников, больше всего, но... Если Саурон хотел, чтобы он о ней знал, то скажет, если нет - рассмеется в лицо. Но ничего, кроми поражения, ему самому это не принесет.

0

90

НПС Саурон

Да, эльф сумел промолчать. Почти звериное чутье майа взвыло в голос, подсказывая, с кем свела Саурона шутница-судьба. Холодный разум упрямо протестовал, ссылаясь на безрассудность этой мысли. Оба хором потребовали немедленно спросить Мелькора, но тут вмешалась гордость. Если он ошибется, это будет смешно. Если он прав, то гораздо привлекательнее узнать самому, а сознаться в бессилии проще после хоть какой-то попытки. Кроме того, если он угадал, то ценность остальных пленников стремительно падает, и жизни их важны лишь как возможное средство пробить эту стену.
- Браво, - усмехнулся Саурон. - Да, эльфы куда умнее Последышей. Человек разболтал гораздо больше, хотя, признаюсь, пока и недостаточно.
Маленький камушек раздора - почему бы и нет?
- Я мог бы сделать вывод, что судьба спутников тебя не интересует. Потому что ради них ты не поступишься и толикой своей гордости... Но я, так и быть, устрою вам встречу. Я уже достаточно налюбовался на тебя. Идем.
Гортхаур поднялся на ноги и сделал знак эльфу следовать за ним. Он знал, что справится с ним легко, если тому придет в голову опять сотворить какое-нибудь сумасбродство, и в то же время был уверен, что эльф пойдет без споров. Так что майа просто шел по коридорам, не оборачиваясь. В конце концов, если бы эльф оказался настолько упрямым, его бы просто притащили орки.

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Камеры