Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Минас-Тирит


Минас-Тирит

Сообщений 31 страница 60 из 85

31

- Что за цели, которые стоят жизни? Ты глупец, эльф. Что за надежда выживет здесь? Надежда - не более чем глупое упрямство, лишь названное красиво. На что тебе надеяться?
В голосе майа была сила. Мощная, давящая, мрачная. Она наполняла душу тоской, но Эдрахиль, как мог сопротивлялся чарам. Он не мог помочь другу, мог лишь быть рядом с ним и не сдаваться. Страшно было за других - за тех, что был еще слишком молол и неопытен, чтобы дать отпор злой воле Саурона. Но пока вроде все держались.
- Только трусы ценят свою жизнь превыше всего.
- Верность и вера.  Честь.  Какая надежда, говоришь ты? Любая... Та, которая живет. А что за надежда, если ее можно так легко уничтожить? Даже здесь - разве ты не видишь ее? Ту самую, которую так стараешься искоренить, и которая, раз за разом, оказывается сильнее и вновь поднимает голову? Тебе никогда не лишить живущих надежды, как и не лишить их способности мечтать.

Голос Финрода, сначала тихий, взлетел к небу, и словно светлей сделались каменные стены выстроенной им крепости. И тоска отпустила, став светлой и дав место той надежде, о которой пел король. Сразу стало словно легче дышать...
Краем глаза Эдрахиль увидел, что и на орков этот поединок оказал действие. Кто-то из них упал, кто-то стоял на коленях, кто-то пока просто шатался... Мелькнула мысль, что это не так уж плохо. Если все же что-то получится... справиться с ним будет легче.

0

32

- Что за цели, которые стоят жизни? Ты глупец, эльф. Что за надежда выживет здесь? Надежда - не более чем глупое упрямство, лишь названное красиво. На что тебе надеяться?
Странно... слова, которые говорил Саурон... Каждое из них Берен мог оспорить каждым моментом своей жизни. Но его голос... низкий, мощный, глубокий, заставлял едва ли не падать от камнем навалившейся на плечи злой тоски. Чары делали свое дело.
- Только трусы ценят свою жизнь превыше всего.
- Верность и вера.  Честь.  Какая надежда, говоришь ты? Любая... Та, которая живет. А что за надежда, если ее можно так легко уничтожить? Даже здесь - разве ты не видишь ее? Ту самую, которую так стараешься искоренить, и которая, раз за разом, оказывается сильнее и вновь поднимает голову? Тебе никогда не лишить живущих надежды, как и не лишить их способности мечтать.

Казалось, как будто кто-то распахнул настежь окно в душной и темной комнате - и в нее влетел свежий ветер и проникли лучи солнца... Голос короля давал силу, заставил распрямиться согнувшиеся было плечи. В сердце проснулась отчаянная надежда на то, что, может быть, все еще хорошо кончится.

0

33

- Что за цели, которые стоят жизни? Ты глупец, эльф. Что за надежда выживет здесь? Надежда - не более чем глупое упрямство, лишь названное красиво. На что тебе надеяться?
Грудь сдавливало отчаянием и безнадежностью, сил не было даже на дыхание, ноги подгибались... Энвинион цеплялся за то, за что мог - за самые светлые свои воспоминания, но это не помогало. Их безжалостно вырывало из памяти, точно весло из рук на стремнине. Но в тот самый миг, когда эльда готов был рухнуть, впереди словно вспыхнул свет.
- Только трусы ценят свою жизнь превыше всего.
- Верность и вера.  Честь.  Какая надежда, говоришь ты? Любая... Та, которая живет. А что за надежда, если ее можно так легко уничтожить? Даже здесь - разве ты не видишь ее? Ту самую, которую так стараешься искоренить, и которая, раз за разом, оказывается сильнее и вновь поднимает голову? Тебе никогда не лишить живущих надежды, как и не лишить их способности мечтать.

Голос короля разогнал тьму и дал вздохнуть свободно. Энвинион поднял голову - другим эльфам их отряда было ненамного лучше, зато оркам пришлось хуже - часть из них уже валялись на земле. Но сами эльдар вряд ли смогли бы что-то предпринять сейчас, скованные двойными чарами.

0

34

- Что за цели, которые стоят жизни? Ты глупец, эльф. Что за надежда выживет здесь? Надежда - не более чем глупое упрямство, лишь названное красиво. На что тебе надеяться?
- Только трусы ценят свою жизнь превыше всего.
- Верность и вера.  Честь.  Какая надежда, говоришь ты? Любая... Та, которая живет. А что за надежда, если ее можно так легко уничтожить? Даже здесь - разве ты не видишь ее? Ту самую, которую так стараешься искоренить, и которая, раз за разом, оказывается сильнее и вновь поднимает голову? Тебе никогда не лишить живущих надежды, как и не лишить их способности мечтать.

Темные, злые чары против светлых. Страшные слова майа, заставляющие душу метаться от тоски, против чистого голоса короля, который словно выводил к свету, солнцу, теплу, радости... Тьелпелоссэ чувствовал, как две силы сталкиваются в воздухе, стараясь победить одна другую. Орки едва не падали на землю.. нет, кое-кто уже упал. А эльфы... они пока держались. Хотя с каждой минутой было все трудней.

0

35

НПС - Ворондил

Шутки кончились так же стремительно, как и начинались. Ворондил осознал это, только когда голос Гортхауэра уже сплел первые чары и рассудок Ворона помутнел, ноги резко подкосились, но мужчина удержался. Но, между тем, сознание словно не слушалось эльфа и заполнялось мрачными и темными мыслями, а душа чувствовала какую-то странную тоску и тяжесть. Ворондил готов был сделать что угодно, лишь бы не слышать этот ужасающий голос, старался не слушать, пытался мысленно противостоять, но тщетно - независимо от желания мужчины, чары побеждали его вновь и вновь, а каждый порыв выбраться из их власти был все слабее. Эльф уже мало внимания обращал на происходящее вокруг, все мысли были заняты борьбой внутри себя. Он почти не дышал, ибо даже дыхание давалось ему с трудом, а сердце безумно ныло в груди.
Внезапный свет. Ворондил так и не понял, откуда он появился, но с каждой секундой он разрастался в душе, изгоняя мрак. Эльда вздохнул, будто освобожденный, выбравшийся из тюремной камеры на свежий воздух. Но это было не так, ибо свет лишь потеснил тьму, но она оставалась в сознании мужчины. Ему не хватало сил двигаться - невидимый балласт приковал его к полу, он не мог ничего сказать и даже не мог прошептать. Лишь губы еле шевелились, когда он взывал к Гилтониэль.

0

36

Всё последнее время казалось сном. Жутким кошмаром, от которого хочется избавиться, проснувшись. Но, как ни старайся, как ни бейся головой о невидимую преграду между явью и видением, не выйдет ничего. Страшно это сознавать. Но нужно бороться. Пока есть силы и возможность. Хотя... Ни сил, ни возможности не оставалось уже. Так всё стремительно происходило. И так нереально. Невозможно. И сейчас. Сейчас этот странный и страшный спор, пропитанный насквозь резонирующими и вибрирующими силами. И смыслом. И, казалось, что со всем можно поспорить. Но невозможно. Не само происходящее тревожило и пугало Лирилина. А именно невозможность оспорить силу. Менестрель хотел и не мог закрыться, помешать враждебному могуществу брать над собой власть. Хотя нет, не так. Не власть то была. Просто словно стоишь на горной вершине под порывами ветра, а ветер со всех сторон. Сильный. Шквальный. Давно бы упал вниз, но ветер не даёт. Мешает думать, мешает чувствовать. Мешает. И забирает силы. Целенаправленно. Оставляя беспомощным и бессильным. И Лир понимал, что недолго это всё ещё продлится. У всех забирает силы этот странный ветер... Хотелось бороться с ним, но на это не хватало сил. Впрочем, квендо пытался держаться. Как мог. Дав себе обещание, что пока возможно, не упадёт, не признает своё поражение пред той мощью, что давит сейчас неимоверно. А в голове билась одна единственная мысль "Только бы он смог, только бы победил мощь Саурона..." Тревога за Финдарато, так неоглядно рискующего сейчас, была наверное во много раз сильнее, чем тревога за всё остальное и за всех остальных.

0

37

Перед внутренним взором юноши встала до ужаса четкая картина - светлое Пламя против осязаемой Тьмы. Две волны сплетались и захлестывали друг друга. Стоять было тяжело, ноги дрожали и подкашивались. Орикон закусил губу и упрямо старался удержаться на ногах. Нельзя сдаваться, нельзя... Пусть дрожь по спине, пусть темнеет в глазах и сил сопротивляться чужой жестокой воле почти не осталось - он не сдастся...

0

38

НПС Саурон

Самые слабые из орков уже попадали наземь, но часть еще держалась на ногах. Эльфам было хуже, они гнулись, как под порывами штормового ветра, очертания расплывались... пока остроухий снова не запел.
- Только трусы ценят свою жизнь превыше всего.
- Верность и вера.  Честь.  Какая надежда, говоришь ты? Любая... Та, которая живет. А что за надежда, если ее можно так легко уничтожить? Даже здесь - разве ты не видишь ее? Ту самую, которую так стараешься искоренить, и которая, раз за разом, оказывается сильнее и вновь поднимает голову? Тебе никогда не лишить живущих надежды, как и не лишить их способности мечтать.

Его чары были довольно сильными, но не могли пробить стальную броню майа. Однако тот играл по правилам и небрежным движением клинка отвел удар.
- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
В нити магии вплелось воспоминание о чарах, которые он наслал на Тол-Сирион - черная туча страха и безнадежности. Поединок начал утомлять Гортхаура, но сил у него еще оставалось предостаточно.

0

39

- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
Майа  был силео, очень... Перед глазами у Финрода все плыло - и не потому, что эти чары пробивали брешь  в броне его веры. Эльф чувствовал, что ему  просто не хватает сил выдерживать такой темп. Роа  было недостаточно сильным, чтобы  удерживать такие чары бесконечно. Почти ничего не видя он, едва заметно, оперся рукой на руку Эдрахиля. Чтобы не потерять ниточку, связывающую его с реальностью.
- Душа важнее жизни и сильнее тела.
Минас-Тирит... Саурон показал то, что обрушил на жителей крепости. Но разве это была та победа, о которой говорил майа?  Страх и сила - но защитники не сдались до последнего. Сражались, пока могли сражаться, гибли прикрывая отход остальных. Разве это не была их правота - стоять до последнего ради тех, кто дорог?
- Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь.
А они... Они сражались не ради мести или крови, а ради жизни. Крепость пала, но ее жители  спаслись,  это уже была победа....
- Валар и себе.
Не дороже... Но у кого есть право сравнивать? В каждом из них был целый мир, свой, не похожий ни на что остальное, и одно это уже стоило борьбы.

0

40

- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
Все ложь.. все, сказанное майа, было ложью, и никакие чары не могли это изменить. Эдрахиль знал, с каким боем и какой кровью покидали крепость эльфы Ородрэта, как не ее стенах погибла его жена и другие, кто был сведущ в чарах, как сам Ородрэт сражался, пока просто не упал, обессиленный, и его вынесли на руках те, кто еще мог передвигаться... Ложь. Но чары, не в силах победить душу, действовали но роа - ноги подкашивались, кружилась голова и сил оставалось все меньше. Но сдаваться было нельзя. Эдрахиль почувствовал, как друг оперся на его руку, и собрал всю свою волю, чтобы поддержать его.
"Инголдо... держись... я с тобой... мы все с тобой..."
- Душа важнее жизни и сильнее тела.
- Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь.
А они... Они сражались не ради мести или крови, а ради жизни. Крепость пала, но ее жители  спаслись,  это уже была победа....- Валар и себе.

И снова голос Финрода разогнал тьму... Остальные эльфы держались на ногах, хотя видно было, что им это дается с трудом.
"Держитесь, друзья, только держитесь... "

0

41

- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
Берен чувствовал, как волна смертельной тоски накатывает на него, лишая сил и воли. Эльфы, наверное, более стойко могли сопротивляться чарам... Но он держался, понимая, что должен. Он пытался вспомнить все хорошее и светлое, что было в его жизни... это помогало, но тело, более слабое, чем душа, подводило человека. Он и сам не знал, почему до сих пор еще не упал.
- Душа важнее жизни и сильнее тела.
- Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь.
А они... Они сражались не ради мести или крови, а ради жизни. Крепость пала, но ее жители  спаслись,  это уже была победа....- Валар и себе.

Берен уцепился за слова и голос короля, как утопающий цепляется за протянутую ему руку... Не сдаваться, только не сдаваться. Ради Финрода, ради Лютиэн, ради друзей... ради памяти отца.

0

42

Чары Саурона пригибали к земле, душили, Энвиниону казалось, что все плывет перед глазами, рот и уши будто забивало песком, но и сквозь него слышалась тяжелая, резкая, ритмичная музыка майа.
- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
Темная, мутная волна захлестнула с головой, сбивая с ног, волоча за собой. Волна отчаяния, жути, безнадежности... И вдруг, среди этого ада, раздалась чистая и твердая песня короля.
- Душа важнее жизни и сильнее тела.
- Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь.
А они... Они сражались не ради мести или крови, а ради жизни. Крепость пала, но ее жители  спаслись,  это уже была победа....- Валар и себе.

Волна схлынула, отпустив - Энвинион смог распрямиться. Он чуть не упал, оказывается, но каким-то чудом устоял на ногах. Давящая тяжесть на плечах не исчезла, но стала меньше.
"Держитесь, друзья, только держитесь... "
Осанвэ Эдрахиля было очень кстати. Оно помогало устоять, помогало бороться с магией тьмы.
"Держимся... пока."

0

43

- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
Тьелпелоссэ сжал кулаки, задыхаясь от бессильной ненависти. Каждое слово было лживым, но чары давили - давили так, что хотелось упасть, сдаваясь злой силе, оставить всю надежду, умереть - лишь бы не слышать больше этой песни. И только сила воли, только вера, которая жила в душе, несмотря ни на что заставляла не сдаваться...
- Душа важнее жизни и сильнее тела.
- Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь.
А они... Они сражались не ради мести или крови, а ради жизни. Крепость пала, но ее жители  спаслись,  это уже была победа....- Валар и себе.

И голос короля. Чистый, светлый... он был как глоток воды в пустыне. Прохладный и несущий жизнь и надежду.
"Держитесь, друзья, только держитесь... "
Эдрахиль... у него еще хватает сил поддерживать их...
"Мы... справимся..."

0

44

- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
И новый удар силы. Тьма... То, что могло затопить, затмить свет, мерцающий в душе. Тьма, спасения от которой не было. Противостоять которой получалось уже с трудом. Музыка Силы. Музыка Саурона. Это казалось непереносимым, выпивающим до капли все силы, пробивающим любые барьеры.
- Душа важнее жизни и сильнее тела. Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь. Валар и себе.
Голос Финрода. Песня. Музыка. На миг показалось, что тьма отступила. Но лишь на миг. Как же трудно быть менестрелем и слышать Музыку иногда лучше других. Лирилин только сейчас это понял. И попытался не слушать Тьму, не слышать её. Но не удалось. Хвататься за силу света уже было просто невозможно, не получалось, тёмная песнь глушила аккорды Музыки Света. Лир вдруг понял, что стал медленно оседать на пол. Силы катастрофически быстро уходили.
"Держитесь, друзья, только держитесь... "
Осанвэ Эдрахила. Как кстати... и одновременно уже почти поздно. Почти. Менестрель последним рывком воли постарался удержаться, подняться. Но уже не сумел. Тьма давила. И уже не оставалось сил... И всё-таки как же трудно быть менестрелем...

0

45

- Что имеет значение, кроме жизни? Все прочее лишь пепел в пальцах или красивые слова, звенящие, как медь, но не имеющие цены. Надежда - здесь, в этих стенах? Я помню, как бежали отсюда трусы, унося ноги, едва лишь я подошел к крепости - бежали сломя голову, бросая женщин, детей, раненных... Они мечтали лишь об одном - спастись. Я выпил все то, чем они так гордились, из их душ - как легко это было сделать! - и показал им правду. Правду о них самих. И ты стоишь не дороже их. Где твоя надежда, певец? Где твоя вера? Кому ты верен?
- Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь.
Слова доносились словно издалека. Сильно кружилась голова. Ложь... Все, что говорил Темный было ложью. Но его голос давил на душу непомерной тяжестью, сбивая и путая мысли. Звучавший в ответ голос Финрода немного рассеивал тьму, но помогал слабо. Глаза затянула непроницаемая пелена, по телу пробежала дрожь. Орикон сделал последнюю отчаянную попытку устоять, но на это ушли остатки сил. Не выдержав, юный нолдо пошатнулся и осел на землю в глубоком обмороке...

0

46

НПС Саурон

Вот и первый упавший сред эльфов... Да и певцу уже трудно выдерживать натиск майа. Надо сказать, Саурону было не слишком интересно - веками отточенное искусство было ни к чему, эльф сдавал позиции от одной лишь силы. Скучно. И вдруг...
- Душа важнее жизни и сильнее тела. Это ложь...  Я знаю, ка они уходили - и уступить в бою - не значит проиграть. Не в войне жизнь. Валар и себе.
Понимал ли певец, что сотворил? Что за силу призвал на помощь? Гортхаур на мгновение смешался, отступил под натиском, но, разозлившись, тут же снова кинулся в атаку. Так он Стихии призывает?
- Ты знаешь? Ты был здесь, эльф? Нет, я знаю, что не был - в отличие от меня. И смеешь уличать меня во лжи? Жизнь не в войне, сказал ты... Зови на помощь Стихии, нолдо-глупец, они не придут. Ты отрекся от них, ты принес войну в их край, братоубийца. А я чуть было не поверил, что не все живут войной...
В светлый клинок, который сжимал эльф, вплелась темная ниточка. Сумеет он устоять, отбить удар? Если Саурон промахнулся, исправить промах будет трудно - но майа умел рисковать.

0

47

Кто-то позади него упал, одна из искорок погасла. Скоро он не сможет и остальных удержать, а это будет уже конец. Если они не смогут уйти отсюда, то любой бой будет бесполезен. Любой... Нужно было бы хоть им дать возможность уйти - но как? Отослать, раньше еще отослать - или попробовать прорваться мимо крепости - но сейчас уже не имеет смысла рассуждать об этом. Нужно до конца бороться - ради всего, ради чего они отправились в этот поход.
Майа, вдруг, отшатнулся - пость и на мгновение, ниточка между ними  натянулась...
- Ты знаешь? Ты был здесь, эльф? Нет, я знаю, что не был - в отличие от меня. И смеешь уличать меня во лжи? Жизнь не в войне, сказал ты... Зови на помощь Стихии, нолдо-глупец, они не придут. Ты отрекся от них, ты принес войну в их край, братоубийца. А я чуть было не поверил, что не все живут войной...
- Знаю.
Не обязательно было быть здесь, чтобы знать... И чтобы верить - друзьям, брату. Чтобы знать, что они  стояли до конца. И разве не был их поединок не только лишь поединкам света и тьмы, но и  веры и за веру?
- Нет крови на моих руках... И войну туда принес твой господин. Но я готов отвечать за то, что  ушел тогда, и не боюсь ответа перед ними.
Готов - за все, за то, что ушел за то, что разделил долю и вину ушедших. Но не за войной они шли и не войной жили,  никогда, никто.  Не могли измениться настолько, чтобы она застила им глаза. А помощь... Почему-то  перед глазами, закрывая небо, стояла, как и раньше, крылатая тень.  Не забыли, не оставили... Они всегда будут помнить об ушедших...

0

48

Ложь, подлая ложь! - потоком яростных мыслей Ворон опровергал слова Саурона. Гнев, воцарившийся в душе нолдо после речи Гортхауэра, и это чувство помогало ему противостоять, не пасть перед темными чарами. Это подлейшая ложь и Ворондил это понимал. Знал. Но чары, помимо моральной, имеют и физическую силу и все равно продолжали давить на мужчину. Ворон простоит до до последнего, а упадет пред ногами темного майа лишь один раз - перед своей гибелью, если она будет. Ибо он - Ворондил - принявший Рок Мандоса, прошедший через Льды Хэлкараскэ, воитель, что прошел через множество стычек и битв. Он - Ворондил - "Верный Друг", как нарекла его мать. И стоять он будет до последнего, ибо вера и идеалы, за которые он сражался рядом с ним - государь, коему он клялся в верности, друзья, с коими обещал быть до конца. А за плечами - мир, за который они борятся все вместе.
Всеми силами Ворон думал об этом и знал лишь одно - он не имел права показывать слабость. Даже когда Лиринин поник, а Орикон пал, потеряв сознание.
Спасительный голос Финрода вновь рассеял тьму, что окутывала Ворондила. Ненадолго, лишь на пару мгновений, но и этого было достаточно нолдо для передышки.

0

49

- Ты знаешь? Ты был здесь, эльф? Нет, я знаю, что не был - в отличие от меня. И смеешь уличать меня во лжи? Жизнь не в войне, сказал ты... Зови на помощь Стихии, нолдо-глупец, они не придут. Ты отрекся от них, ты принес войну в их край, братоубийца. А я чуть было не поверил, что не все живут войной...
- Знаю.  Нет крови на моих руках... И войну туда принес твой господин. Но я готов отвечать за то, что  ушел тогда, и не боюсь ответа перед ними.
Темный, душный воздух - или туман? - клубящийся вокруг Саурона, словно дрогнул, словно бы что-то заставило его если не отступить, то стать реже. Что-то в песне Финрода. Невидимые клинки снова скрестились... Финрод не сдавался, не уступал.
"Держимся... пока."
"Мы... справимся..."
Эвинион и Тьелпелоссэ... Они пока еще стояли на ногах. Лирилин не выдержал первым - упал, попытался встать, но не смог. За ним упал Орикон -самый юный из них... Эдрахиль попытался помочь им, протянуть тонкую ниточку осанвэ, поделиться хотя бы малой частью сил. Про себя он точно знал, что не упадет, выстоит. Он должен и сможет.

0

50

- Ты знаешь? Ты был здесь, эльф? Нет, я знаю, что не был - в отличие от меня. И смеешь уличать меня во лжи? Жизнь не в войне, сказал ты... Зови на помощь Стихии, нолдо-глупец, они не придут. Ты отрекся от них, ты принес войну в их край, братоубийца. А я чуть было не поверил, что не все живут войной...
- Знаю.  Нет крови на моих руках... И войну туда принес твой господин. Но я готов отвечать за то, что  ушел тогда, и не боюсь ответа перед ними.

Двое эльфов - Лирилин и Орикон - упали, не выдержав давящей власти чар. Берен рванулся было к ним, но не мог сделать и шага, словно окутанный невидимой, но прочной паутиной. В душе поднялась ненависть - холодная, яростная, сродни той. что он испытал, когда увидел, как орк размахивает отрубленной рукой Барахира. Наверное, это было неправильно, но именно она сейчас давала адану силы не упасть, не провалиться в беспамятство.

0

51

- Ты знаешь? Ты был здесь, эльф? Нет, я знаю, что не был - в отличие от меня. И смеешь уличать меня во лжи? Жизнь не в войне, сказал ты... Зови на помощь Стихии, нолдо-глупец, они не придут. Ты отрекся от них, ты принес войну в их край, братоубийца. А я чуть было не поверил, что не все живут войной...
- Знаю.  Нет крови на моих руках... И войну туда принес твой господин. Но я готов отвечать за то, что  ушел тогда, и не боюсь ответа перед ними.

С каждым мгновением становилось все труднее и труднее дышать. Даже тонкая ниточка, протянувшаяся от Эдрахиля, не помогла - Энвинион рухнул на одно колено, не в силах выдержать натиск тугой мутной волны. Он еще не потерял сознание, еще пытался подняться на ноги, но это казалось невозможным. В душе горела ненависть к Саурону... только она не помогала.

0

52

- Ты знаешь? Ты был здесь, эльф? Нет, я знаю, что не был - в отличие от меня. И смеешь уличать меня во лжи? Жизнь не в войне, сказал ты... Зови на помощь Стихии, нолдо-глупец, они не придут. Ты отрекся от них, ты принес войну в их край, братоубийца. А я чуть было не поверил, что не все живут войной...
- Знаю.  Нет крови на моих руках... И войну туда принес твой господин. Но я готов отвечать за то, что  ушел тогда, и не боюсь ответа перед ними.

Эльфы не выдерживали натиска темных чар. Первым упал Лирилин, за ним - Орикон. Тьелпелоссэ, как ни странно было ему самому, пока держался на ногах. Хотя чувствовал, что надолго его не хватит... В глазах стояла какая-то муть, а руки и ноги словно налились свинцом. Рядом с ним пошатнулся и упал на одно колено Энивнион... Преодолевая слабость, он поддержал друга, точнее попытался поддержать, потому что каждое движение давалось с невероятным трудом, словно он плыл против сильного течения.
Тьелпелоссэ поднял глаза не майа... ничего, кроме ненависти эльда противопоставить ему не мог. Ненависти... и веры в правоту своего короля. Наверное, это пока и удерживало сейчас от того, чтобы не провалиться в беспамятство.

0

53

НПС Саурон

- Знаю.  Нет крови на моих руках... И войну туда принес твой господин. Но я готов отвечать за то, что  ушел тогда, и не боюсь ответа перед ними.
И все же удар Саурона достиг цели. Светлый клинок, появившийся было в руке у эльфа, распался на части - этого оружия у него больше не было... и все же признание своей вины поддержало певца, помешав упасть от удара темного майа. Надолго ли? Но так или иначе, а оружия у эльфа не оставалось. Сила против силы... Гортхаур наступал всей своей мощью.
- Как просто найти виновного, ткнуть пальцем... и как невозможно увидеть Тьму в себе самом, - чуть-чуть насмешки в чары. - Я - твое зеркало, нолдо, и ты боишься заглянуть, потому что знаешь - виновен. Ты лжешь себе, и будешь лгать другим, словами и обликом... И что было более лживо - ваши личины или то, что вы зовете истинным лицом? Смотри, как падают твои друзья! Но ты не хочешь видеть, ты упоен игрой.

0

54

Финдарато почти не слышал голова майа,  и того, что он поет. Да это и неважно было. Его спутники падали, один за другим,  и каждое это падение словно пригибало его к земле, давило. Им было уже не уйти - в любом случае не уйти. Да и не было это все песенным поединком, Саурон и не думал играть по правилам. Просто он должен был бороться до конца, пока хватит сил, а их уже не хватало даже на то, чтобы просто стоять.
- Как просто найти виновного, ткнуть пальцем... и как невозможно увидеть Тьму в себе самом. Я - твое зеркало, нолдо, и ты боишься заглянуть, потому что знаешь - виновен. Ты лжешь себе, и будешь лгать другим, словами и обликом... И что было более лживо - ваши личины или то, что вы зовете истинным лицом? Смотри, как падают твои друзья! Но ты не хочешь видеть, ты упоен игрой.
Нет, майа, ты не прав. Ты слеп, и эта слепота погубит тебя однажды, тебя и твоего хозяина. Ты  не умеешь слышать и  знаешь только то, что хочешь. Я не буду отрицать свою вину и отвечу за все, что сделал. Но ты не заставишь меня обвинить свой народ в том, в чем он не виноват. Эта не игра, враг мой, это жизнь...
Он упал на пол, теряя сознание, но последней картиной, кратким мигом перед тем, как ниточка между ними порвалась, до майа долетело видение - огромный воин в доспехах, падающий на темную, покрытую пеплом землю, и откуда-то пришло понимание, что этим воином был он сам, и это было поражение. Гибель...

0

55

- Как просто найти виновного, ткнуть пальцем... и как невозможно увидеть Тьму в себе самом, Я - твое зеркало, нолдо, и ты боишься заглянуть, потому что знаешь - виновен. Ты лжешь себе, и будешь лгать другим, словами и обликом... И что было более лживо - ваши личины или то, что вы зовете истинным лицом? Смотри, как падают твои друзья! Но ты не хочешь видеть, ты упоен игрой.
И снова ложь. В словах майа, в его песне не было ни слова правды, в ней уже вообще не было ничего, кроме грубой силы. И эта сила давила так, что сопротивляться было уже невозможно.
Эдрахиль пошатнулся, едва удерживаясь на ногах... А потом... потом он увидел, как Финдарато медленно, как во сне, оседает на землю, теряя сознание. Он изо всех сил пытался удержать друга, но не смог - тело казалось чужим, мертвым... Душный туман заволок все кругом, и каждый вздох казался непосильной работой.
Нолдо упал вслед за другом - сначала на колени, а затем навзничь, на каменную кладку двора.

0

56

- Как просто найти виновного, ткнуть пальцем... и как невозможно увидеть Тьму в себе самом, Я - твое зеркало, нолдо, и ты боишься заглянуть, потому что знаешь - виновен. Ты лжешь себе, и будешь лгать другим, словами и обликом... И что было более лживо - ваши личины или то, что вы зовете истинным лицом? Смотри, как падают твои друзья! Но ты не хочешь видеть, ты упоен игрой.
Берен видел, как один за другим падают эльфы... И сам уже готов был лишиться чувств, хотя, видимо, на него чары действовали либо не так сильно, либо как-то иначе... А может быть, дело было в упрямстве, которое столько лет помогало ему сражаться в одиночку против всех, сражаться, забыв о надежде и привыкнув к наступающей на пятки смерти. В душе росла ненависть, достигшая своего пика, когда упал Финрод.
Не помня себя, адан порвал незримые цепи, сковывающие его тело, и бросился на Саурона. Он не думал о том, что его порыв безумен и безнадежен, просто надо было дать ненависти выход.

0

57

Энвинион почувствовал, как чьи-то руки подхватили его, и на мгновение приподнял голову, но слепая, жестокая сила Саурона была слишком велика.
- Как просто найти виновного, ткнуть пальцем... и как невозможно увидеть Тьму в себе самом, Я - твое зеркало, нолдо, и ты боишься заглянуть, потому что знаешь - виновен. Ты лжешь себе, и будешь лгать другим, словами и обликом... И что было более лживо - ваши личины или то, что вы зовете истинным лицом? Смотри, как падают твои друзья! Но ты не хочешь видеть, ты упоен игрой.
Сопротивление стало бессмысленным. С тихим стоном Энвинион рухнул лицом вниз на каменные плиты двора, раньше, чем увидел, как падает король и другие эльфы.

0

58

Финрод упал. Пали и остальные. Не все, но многие. Ворон был среди меньшинства - он устоял. Падение государя вызвала в воителе бурю эмоций - гнев, ненависть, ярость. Эта буря помогла ему выбраться из невидимой паутины, в которую Саурон облачил отряд. Как кстати оказался в ножнах меч - тупые орки забыли (или просто не стали) обезоружить странный отряд. А меч этот прошел с Ворондилом и простые тренировки на полях Амана, и холодные льды Хэлкараскэ, и многие битвы. И владелец нарек его Хэлкэ - Лед. И сталось так, что меч этот был крепко связан с хозяином.
Именно сейчас с этим мечом воитель рванул к Гортхауэру. Вестимо, темные чары окончательно лишили Верного Друга рассудка - он забыл, что слишком слаб, что кроме смерти его глупые попытки ничего не принесут. Но он рванул, может, надеясь на чудо, а может за компанию с Береном - не воронское это дело, уступать таких врагов смертным.

0

59

Как ни странно, но, оказавшись на земле, Лир не лишился сознания. И продолжал смотреть за ходом поединка - теперь уже с земли... Тёмная мощь окончательно взяла верх. Начали падать эльфы... Упал Финрод. Конец? Всему конец? Нет. Вдруг у Саурона нашлись новые противники. Только... Что их толкнуло вперёд... Видимо... Видимо последний отчаяный порыв. Неверие в безысходность и конец всего, конец пути. Да, это не конец. Они ещё поборятся. Они докажут Саурону, что Свет всегда побеждает Тьму. Странно, но Лирилин, не смотря на своё нынешнее плачевное положение, стойкость духа терять и отчаиваться не собирался. Встать, правда, уже не пытался. Не зачем уже. Бесполезно. А вот отчаянных храбрецов мысленно поддерживал. Пусть даже им едва ли что-то сделать удастся. Но, по крайней мере, они не сдались. Ещё поборятся. Ещё есть возможность победить Тьму.

0

60

- Как просто найти виновного, ткнуть пальцем... и как невозможно увидеть Тьму в себе самом, Я - твое зеркало, нолдо, и ты боишься заглянуть, потому что знаешь - виновен. Ты лжешь себе, и будешь лгать другим, словами и обликом... И что было более лживо - ваши личины или то, что вы зовете истинным лицом? Смотри, как падают твои друзья! Но ты не хочешь видеть, ты упоен игрой.
Да как он смеет такое говорить? Тьелпелоссэ яростно попытался скинуть с себя все более усиливающуюся слабость. Не сдаваться, только не сдаваться...
А потом король упал... Эльф, увидев порыв Берена и Ворондила, попытался было поддержать их, но мир перед глазами качнулся, потом завертелся бешеной каруселью...
- Ты... все равно.... проиграешь...- выдавил Тьелпелоссэ, найдя в себе силы взглянуть глаза Саурону.
И потерял сознание.

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Минас-Тирит