Тайная обитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Минас-Тирит


Минас-Тирит

Сообщений 1 страница 30 из 85

1

Из Дороги


НПС орки

Перебежав через мост, орки наконец оказались в крепости, куда так спешили. Проход Гхазу преградил страж ворот - огромный косматый урук, явно недовольный тем, что посланный на задание отряд вернулся не в срок. Началась перебранка, обычная в таких случаях, но сговорились на том, что остановленных нахалов с Севера нужно передать Болдогу для разбирательства. Именно туда и собирался их препроводить Гхаз, но судьба решила иначе.
Тот, кого эльфы и люди звали Сауроном Гортхауром, спокойно шел через двор своей твердыни. Шел по-хозяйски, никуда не торопясь, не замечая раболепных поклонов орков. Выглядел он, как привык в этих землях - похож на эльфа, но на голову выше, с белыми, как снег, волосами и словно высеченным из мрамора лицом. Но красивым оно не было, и виной тому были глаза - мутно-серые, с болотно-зеленым отливом, без внутреннего огня. Мертвые глаза, и из-за них лицо казалось мертвым.
Одет владыка Тол-ин-Гаурот в черный, лишь чуть расшитый серебром костюм, на плечах - черный длинный плащ, отороченный волчьим мехом.
Заметив какую-то толпу у ворот, Саурон брезгливо поморщился, но что-то привлекло его внимание. Казалось бы, простые орки... но что-то было неправильно. Повинуясь этому безотчетному чувству, он подошел поближе. Орки попадали на колени, Гортхаура окружила привычная волна ужаса. Стоп! Не все испытывали одинаковый страх перед ним. Вот что было неправильно. Он небрежно бросил:
- Кто такие?
Гхаз поднял голову и почтительно забормотал:
- Господин, мы с разведкой шли, встретили вот этих, говорят - из Твердыни, с вылазки возвращались, а шли не сюда, в обход Острова, и с нами идти не хотели...
Саурон нетерпеливо оборвал орка и обернулся к тому, на кого Гхаз указал - на орка со знаком Повелителя.
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
Эти северяне. Они не боялись его. Именно эта дюжина... или боялись, но не так. Повелитель сумел вывести новую породу? Нужно разобраться.

0

2

Крепость почти не изменилась внешне с тех пор, как он был здесь в последний раз. Те дже камни, те же стены. Только внутри... Здесь все было не так. Всюду орки - они разгуливали здесь везде, бежали куда-то по своим делам, переругивались, шумели. Около двери кладовой - бывшей кладовой стражи - кипела потасовка... Но не это было главным.
Здесь царили страх и ненависть, и не сказать, чего было больше. Хотелось закрыться от этого всего, словно они вдруг оказались в мерзкой, вонючей жиже...  Но и закрыться было нельзя. Слишком важно сейчас было замечать то, что происходит вокруг.
Атмосфера в крепости, вдруг, резко изменилась. Кто-то шел по двору, и не нужно было гадать, кто именно. Страх орков  расходился от него кругами, безупречно показывая, где находился майа.
Финрод, все же, закрылся, хоть и не до конца. Не хотелось, чтобы Саурон мог хоть что-то считать.
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
Саурон подошел к ним и обратился... кажется, к Берену7

0

3

Они вбежали в ворота и остановились во дворе... Таком знакомом Эдрахилю и таком изменившимся. Он чувствовал, что ему тут почти физически больно и тяжело. Изменился сам воздух крепости, словно ее душу вынули и искалечили, исказили почти до неузнаваемости.
Дорогу им преградил здоровенный урук-ай. Снова началась перебранка, на этот раз между ним и их сопровождающими. Впрочем, перебранки тут были слышны отовсюду. Как свора собак...
А потом... потом все стихло. По двору шел... трудно было не понять, кто. Саурон Гортхаур. Высокий, уверенная, чеканная походка, красивое, правильное лицо. А взгляд... мертвый, холодный, внушающий страх и отвращение.
- Кто такие?
- Господин, мы с разведкой шли, встретили вот этих, говорят - из Твердыни, с вылазки возвращались, а шли не сюда, в обход Острова, и с нами идти не хотели...

В другое время Эдрахиль не сдержал бы ехидного замечания... Куда девались самоуверенность Гхаза и его начальственный вид? Сейчас орк бы похож на побитого и скулящего дворового пса.
А Саурон прервал его и обратился к Берену:
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
Все замолчали. Орки - из страха, эльфы - ожидая, что будет дальше.

+1

4

Во дворе замка было шумно. Орки, как обычно, препирались между собой, а затем начала собачиться с теми, кто их привел. Решали, что с ними делать. В итоге решили передать их какому-то Болдогу для дальнейшего разбирательства.
Берен с деланно скучающим видом глазел по сторонам, стараясь представить себе замок таким, каким он бы раньше, при Финроде и Ородрэте. Внешние пропорции, да и внутренняя отделка наверняка остались прежними... только само присутствие тут орков и злой воли Саурона меняло все до неузнаваемости, делая враждебным, подавляющим, мрачным...
Впрочем, все перебранки стихли, когда по двору, чеканя шаг, прошествовал некто, одеты в черное с серебром, с белыми, как снег волосами, красиво рассыпанными по плащу, отороченному волчьим мехом. Саурон. Не догадаться было бы трудно - хотя бы по тишине, которая наступила сразу, как только он появился. И по выражению страха на орочьих мордах.
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
Глаза майя - свтелые, серо-зеленые, вязкие, как болотная тина... Берен почувствовал, как от его взгляда все внутри сжимается. Майа обращался явно у нему.
Адан всем своим видом изобразил раболепие и почтение:
- А мы господин, со срочным донесением в Твердыню... спешили мы. А эти... - он покосился на Гхаза, - нас, значит, пускать не хотели.

0

5

"Да, ты прав. Мы сильней, что бы ни было... Знаешь... мне даже их жаль. Они искалечены... только если искалеченное тело еще может стать здоровым, до душа... наверное, уже нет."
Это был удар под вздох. А чего ты ожидал? Так все считают. Орки - твари, убивать их без разбора, без раздумий! В душе Энвиниона бушевал внезапно вспыхнувший гнев пополам с обидой, он едва успел поставить аванирэ, чтобы не выплескивать все это на молодого нолдо. Но лучшая часть довольно быстро взяла верх. Разве он хотел тебя обидеть? Разве он не прав? Почти что во всем?
"Ты неправ, Тьельпелоссе... Точнее, не совсем прав," - ровно и по возможности без эмоций ответил Энвинион через какое-то время, когда буря в сердце улеглась. - "Жалость - это верно, но все остальное... Ладно, потом поговорим, если будет, когда."
Эльда почувствовал приближение злой, непреклонной силы. Это уже были не орки. Ошибиться было невозможно - к ним через двор крепости шел Гортхаур.
Твари перепугались, и Энвинион попытался изобразить те же раболепие и страх, но отчего-то совсем не боялся. Может быть, это было безрассудство отчаяния, но страха не было вовсе, только странное любопытство.
Майа обратился к Берену, видимо, приняв за командира.
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
- А мы господин, со срочным донесением в Твердыню... спешили мы. А эти... нас, значит, пускать не хотели.

Тот играл орка довольно тщательно, и вспыхнула надежда на то, что удастся выкрутиться из всей этой жуткой каши.

Отредактировано Энвинион (2012-12-24 14:17:48)

0

6

"Ты неправ, Тьельпелоссе... Точнее, не совсем прав,Жалость - это верно, но все остальное... Ладно, потом поговорим, если будет, когда."
Энвинион ответил не сразу... и, пока он молчал, Тьелпелоссэ чувствовал что-то.. странное, хотя мыслей друга не "слышал". Гнев? Обида? Боль? Но... почему?
"Угу.. поговорим.... Энвинион... я ничем не обидел тебя?"
Впрочем, выяснять это уже не было времени. Потому что во внезапно наступившей тишине - особенно отчетливой после царящего тут только что шума, - раздались шаги. Кто-то шел по выложенному камнями двору. И шел прямо к ним.
Все-таки любопытство - странная штука... Тьелпелоссэ, конечно, понял, кто перед ними. И что пора бы уже начать бояться... но не мог ничего с собой поделать и во все глаза смотрел на Саурона. Вот он, значит, какой... Похож на эльфа, очень. Особенно издалека. Лицо - идеально правильное, словно из мрамора вырезанное. Снежно белые волосы в нарочитом беспорядке рассыпаны по черному плащу. Красивый образ... ничего не скажешь. Но...
"Если бы я рисовал или лепил эльфа с подобной внешностью, глаза бы точно сделал другими..."
Потому что от взгляда Саурона в душе поднималось отвращение. Болотные, холодные... неживые глаза.
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
- А мы господин, со срочным донесением в Твердыню... спешили мы. А эти... нас, значит, пускать не хотели.

Берен, надо сказать, довольно удачно изобразил раболепный страх перед майя. Может... пронесет?

0

7

Перебранка у ворот оборвалась как-то разом, словно свеча под резким порывом ветра. Взгляд Орикона метнулся по двору над согнувшимися в глубоком поклоне спинами орков.
К ним шел высокий стройный... нет, не эльф как вначале показалось юному нолдо. Красивый, с тонкими, словно точеными чертами лица... и холодным пустым взглядом, какого просто не может быть ни у одного эльфа. От этого взгляда по спине пробежали мурашки. В памяти всплыло имя, которое даже в Нарготронде  произносили не иначе, как шепотом.
- Кто такие? Почему нарушили приказ?
- А мы господин, со срочным донесением в Твердыню... спешили мы. А эти...  нас, значит, пускать не хотели.
В душе юноши вскипел гнев. Почему друзья так раболепно склоняются перед врагом? Неужели забыли, сколько бед он причинил их народу?

0

8

НПС Саурон

Отряд с северными знаками  внешне ничем не отличался от прочих орков, но Саурон чуял, что что-то не в порядке. Они изображали ужас, а не испытывали его... Кроме того, майа почувствовал на себе несколько взглядов, что было само по себе странно. Орки никогда не поднимали глаз, говоря с ним, по крайней мере, без приказа.
- А мы господин, со срочным донесением в Твердыню... спешили мы. А эти... нас, значит, пускать не хотели.
- Приказ, стало быть, не для гордых орков вроде вас? - добавить лишь чуть-чуть насмешки, но такой, что у нормальных орков шерсть дыбом встанет и зубы застучат... - Забыли, что нарушителей ждет смерть? - его слуги шевельнулись было исполнять еще не отданный приказ, но Саурон небрежным жестом остановил их.
- Кто командир отряда? Что за донесение? Где были, что делали, что видели? - тон вопросов был скучающим, почти безразличным, но на самом деле ответы очень интересовали Гортхаура. И не только ответы сами по себе, но и реакция орков на него.
Почувствовав чей-то пристальный взгляд, Саурон отвел глаза от допашиваемого и нашел мелкого орка, смотревшего на него почти с любопытством. Храбрец... Майа с небрежным интересом ответил на взгляд, пытаясь прочесть мысли орчонка. Смельчаки ему всегда были нужны... и если даже Повелитель хватится пропавшего отряда, это само по себе будет весьма увлекательным.

0

9

Финрод не смотрел на Саурона. Да в этом и не было нужды. Внутренним зрением он видел, нет, скорее даже чувствовал, намного больше. Удивление майа, это интерес и... скуку, пожалуй. Наверное, это так можно было назвать. Ему надоели орки и однообразие того, что происходило вокруг.
Финрод внутренне улыбнулся, хоть лицо и не отразило даже намека на эмоции. Было уже все равно, кто и что скажет в ответ. Саурон не отпустит их, пока не наиграется. А это случится очень не скоро. К этому времени действие любых чар закончится.
Волнения не было. Даже то беспокойство, что терзало его в пути ушло. Теперь, когда выбора не было, он был готов к тому, что предстояло сделать.

0

10

- Приказ, стало быть, не для гордых орков вроде вас? Забыли, что нарушителей ждет смерть?
- Не забыли, господин. -счел нужным вмешаться Эдрахиль. - Но мы решили, что дело у на срочное, потому и торопились.
В голосе Саурона была насмешка. Не слишком явная... но, как понял нолдо, ее надо было бояться. Просто обязательно надо. Несколько орков, приняв слова хозяина за указание, рванулись было исполнять его. Но майя остановил их. Он сейчас очень напоминал кота - большого, сильного и, в общем-то сытого, но склонного немного поиграть. Эдрахиль почувствовал злость, но не дал ей воли. Саурон должен видеть лишь их страх. Поэтому он склонился в поклоне, изображая раскаяние и покорность.
- Кто командир отряда? Что за донесение? Где были, что делали, что видели?
Эдрахиль промолчал, поскольку майя явно продолжал обращаться именно к Берену. Не стоило раньше времени вызывать подозрения и показывать чрезмерную дерзость... Ощущение того, что Саурон подозревает в них что-то не то, было очень сильным.

0

11

- Приказ, стало быть, не для гордых орков вроде вас? Забыли, что нарушителей ждет смерть?
- Не забыли, господин. Но мы решили, что дело у на срочное, потому и торопились.

- Мы, господин, не гордые... просто торопились очень. А эти... -гримаса в строну Гхаза, - Решили что с нами можно, как с шавками обращаться. Да еще думали, что мы награбленное прячем. А мы не ворюги какие-то, мы отряд разведчиков.
Берен коротко рыкнул на рванувшихся было к ним орков. Впрочем, Саурон сам сразу остановил их. Судя по насмешке в его взгляде, он решил растянуть удовольствие...
- Кто командир отряда? Что за донесение? Где были, что делали, что видели?
- Я, господин, - раз уж к нему первому обратились, так лучше себя за главного и выдать. Может тогда другим меньше достанется. - А донесение такое... мы, стало быть, разгромили отряд остроухих... они с разведки шли. Не дошли, - осклабился он.- Мы.. того.. пощипали их малость. Ну и узнали кое-что... Остроухие из Дориата были. Ихний король, кажется, рехнулся и хочет себе камень феаноровский добыть. В пику феанорингам , не иначе.
Берен понимал, что несет несусветную чушь... Но в то же время эта чушь была... правдой. В главном он не лгал. А значит, Саурон не почувствует колебаний в голосе, что было немаловажно сейчас.

0

12

"Угу.. поговорим.... Энвинион... я ничем не обидел тебя?"
Энвиниону стало стыдно за свою вспышку, но он постарался сначала взять себя в руки, а потом ответить.
"Нет, не обидел... больно сделал. Но ты не виноват."
Если они отсюда чудом выберутся, то глупо будет что-то скрывать, тем более и так половина отряда знает. Если же нет - то все скоро станет неважным.
- Приказ, стало быть, не для гордых орков вроде вас? Забыли, что нарушителей ждет смерть?
- Не забыли, господин. Но мы решили, что дело у на срочное, потому и торопились.
- Мы, господин, не гордые... просто торопились очень. А эти... Решили что с нами можно, как с шавками обращаться. Да еще думали, что мы награбленное прячем. А мы не ворюги какие-то, мы отряд разведчиков.

Темный майа очень старался испугать их, и эльфы усиленно этот ожидаемый испуг изображали, но Энвиниона не покидало ощущение, что Гортхаур добивается чего-то, известного ему одному.
- Кто командир отряда? Что за донесение? Где были, что делали, что видели?
- Я, господин, А донесение такое... мы, стало быть, разгромили отряд остроухих... они с разведки шли. Не дошли, Мы.. того.. пощипали их малость. Ну и узнали кое-что... Остроухие из Дориата были. Ихний король, кажется, рехнулся и хочет себе камень феаноровский добыть. В пику феанорингам , не иначе.
Берен явно городил, что в голову пришло, и солгал самым умным способом - сказал часть правды... Только ведь Саурон в такое никогда не поверит. И еще - не заходили разведчики Дориата так далеко на север, никогда не заходили... Но теперь всем оставалось только поддержать эту ложь.

0

13

"Нет, не обидел... больно сделал. Но ты не виноват."
"Прости. Я не хотел этого..."
Тьелпелосэ не очень понял, что он такого сказал... Но сейчас было не время выяснять это. Потом, если будет возможность, он обязательно поговорит с Энвинионом. Если будет... Потому что складывалось все пока как-то не очень.
- Приказ, стало быть, не для гордых орков вроде вас? Забыли, что нарушителей ждет смерть?
- Не забыли, господин. Но мы решили, что дело у на срочное, потому и торопились.
- Мы, господин, не гордые... просто торопились очень. А эти... Решили что с нами можно, как с шавками обращаться. Да еще думали, что мы награбленное прячем. А мы не ворюги какие-то, мы отряд разведчиков.

И Берен, и Эдрахиль были достаточно убедительны в роли перепуганных орков. Но нолдо сильно сомневался, что то, что сходило для Гхаза, сойдет и для Тху.
- Кто командир отряда? Что за донесение? Где были, что делали, что видели?
- Я, господин, А донесение такое... мы, стало быть, разгромили отряд остроухих... они с разведки шли. Не дошли, Мы.. того.. пощипали их малость. Ну и узнали кое-что... Остроухие из Дориата были. Ихний король, кажется, рехнулся и хочет себе камень феаноровский добыть. В пику феанорингам , не иначе.

Ох, ну и чушь... Хотя, надо сказать, в этой чуши была изрядная доля правды. Так что может быть, Берен и прав. Майа скорей не поверил бы гладкой истории, а тут... слишком это было нелепо для лжи. Как говорится, нарочно не придумаешь...
Внезапно он почувствовал взгляд майя - небрежный, мимолетный, но такой, от которого сразу захотелось спрятаться, закрыться. Саурон бесцеремонно попытался влезть в его мысли. Тьелпелоссэ сразу поставил аванирэ - непроизвольно, так, как обычно захлопывают дверь перед нежеланным гостем. Страха не было, как ни странно. Скорее - любопытство. Что ему надо?

0

14

Темный словно не заметил гневного взгляда. Холодные глаза были устремлены на Тьелпелоссэ. Орикон стиснул зубы и с огромным трудом заставил себя перевести взгляд на униженно стелившихся перед Сауроном орков. На большее его не хватило - юноша по-прежнему стоял прямо, едва контролируя свои чувства. Умом он понимал, что может повредить всему отряду, но поделать с собой ничего не мог.

0

15

НПС Саурон

- Не забыли, господин. Но мы решили, что дело у на срочное, потому и торопились.
- Мы, господин, не гордые... просто торопились очень. А эти... Решили что с нами можно, как с шавками обращаться. Да еще думали, что мы награбленное прячем. А мы не ворюги какие-то, мы отряд разведчиков.

Орки неплохо изображали раболепие, но Саурон его не чувствовал. Зато с каждым мигом все яснее понимал, что с этим отрядом что-то очень не так.
- Вы и есть шавки, - небрежно бросил он. Ссоры орков двух крепостей были привычным - эти твари вообще все время ссорились - но Гортхаур всегда поддерживал своих. Особенно когда это было безопасно.
- Я, господин, А донесение такое... мы, стало быть, разгромили отряд остроухих... они с разведки шли. Не дошли, Мы.. того.. пощипали их малость. Ну и узнали кое-что... Остроухие из Дориата были. Ихний король, кажется, рехнулся и хочет себе камень феаноровский добыть. В пику феанорингам , не иначе.
Орк нес такую ахинею, что Саурон с трудом спрятал удивление. И в этот момент он получил "ответ" от того орчонка, которого попытался прочесть. У него было аванирэ! Это было невозможно, но это было! В тот же момент майа понял, что показалось ему необычным в отряде. Чары. Конечно же. Эльфы, чарами сменившие облик... Но чары можно разрушить, и не так-то это сложно, а пока стоит попытаться поймать остроухих в их же ловушку.
- Значит, король Дориата хочет Сильмарилл? Важные новости, - по тону невозможно было понять, издевается Саурон или говорит серьезно. - И какие же меры он принял?
Было совершенно очевидно, что эльф брякнул первое, что пришло в голову. А вот почему пришло именно это - предстояло выяснить. И не складная байка, и не то, что легко сочинить...
- Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен, - мягко улыбнулся Гортхаур. - Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...
С кем он имеет дело? Нолдор или синдар?

0

16

Финрод улыбнулся, уже почти и не скрывая улыбки.  Было бы странно думать, что Саурон не поймет, в чем дело. Только мальчишки еще не поняли того, что происходит и старались сопротивляться. Не в том... Конечно, не в том.  Слишком разными они были - уже. Конечно, можно было придумывать и дальше, сочиняя про выведенную Мрготом новую породу, может быть, так, когда-нибудь, и могло бы быть... Но он знал, что это все бесполезно. Да и чары его,  если захотеть, снять было легко. В этой крепости они ничего не решали.
- Значит, король Дориата хочет Сильмарилл? Важные новости.  И какие же меры он принял? Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен.  Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
Его голос звучал спокойно, без вызова, но в нем не было и следа страха или попыток угодить. Он... Вообще уже не думал о том, что есть  чары, что они должны выглядеть как орки и вести себя так же. Просто не хотелось, чтобы мальчишки не лезли в это дело. А еще - Эдрахиль. Его удержать будет сложнее всего. Он прекрасно знал друга.
Но сейчас - это все было неважно, ничего не важно, кроме   такого нарядно-красивого майа с мертвыми глазами. Смотреть на него было неприятно, но взгляд затягивал...

0

17

- Вы и есть шавки,
- С вашего позволения, господин, мы не шавки. Мы - разведчики.
Эдрахиль возразил скорее из принципа, изображая раболепие и тупость.
- А донесение такое... мы, стало быть, разгромили отряд остроухих... они с разведки шли. Не дошли, - осклабился он.- Мы.. того.. пощипали их малость. Ну и узнали кое-что... Остроухие из Дориата были. Ихний король, кажется, рехнулся и хочет себе камень феаноровский добыть. В пику феанорингам , не иначе.
Берен рисковал... Хотя, с другой стороны, такая откровенная ахинея вполне могла хотя бы на первое время сбить Саурона с толку.
- Значит, король Дориата хочет Сильмарилл? Важные новости, И какие же меры он принял?
Интересно, найдет ли Берен что ответить на это. Эдрахиль судорожно прокручивал в голове возможные способы прийти адану на помощь, если тот растеряется.
А еще... его не оставляла мысль, что Саурон уже что-то понял насчет них. То ли по его тону - то ли серьезному, то ли ироническому, то ли потому, как он прощупывал их всех взглядом.
- Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен, Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...
Эдрахиль метнул быстрый взгляд на Берена - только бы человек не сорвался. Это была уже откровенная провокация... И тут:
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
Финдарато... Что он делает? Эдрахиль почувствовал страх, первый раз за все это время. Настоящий, острый страх за друга. Мысли отчаянно заметались в голове, но уже было понимание того, что все - бесполезно, роли сыграны, а маски долго не продержатся. Он, почти не отдавая себе отчет в том, что делает, встал рядом с Финродом, глядя прямо в глаза Темному майа.

0

18

- Вы и есть шавки,
- С вашего позволения, господин, мы не шавки. Мы - разведчики.

- Так точно, господин. И не надо этим - короткий рык в сторону Гхаза, - с нами так обращаться. Им делать на дороге не хрена, вот они и ищут, к кому прикопаться.
Он пытался понять, как Саурон относится к его лжи. Но, конечно, не мог. Мысли майа точно были для него за семью печатями, а выражение его лица не говорило ровным счетом ничего.
- Значит, король Дориата хочет Сильмарилл? Важные новости, И какие же меры он принял?
- Так и есть... хочет. Правда, каким образом он его добыть собирается, мы так и не поняли. Вроде пока разведкой ограничивается.- он сокрушенно развел руками, - мало мы от остроухих добились... не успели.
Берен скривился, давая понять, что теперь уже и не добьешься.
- Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен, Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...
Берен почувствовал нечто вроде удара под дых. По крайней мере ощущения были похожими - вдруг не стало хватать воздуха. Да как он смеет?! Он вскинулся было, теряя самообладание, но не успел сделать ничего непоправимого, сначала наткнувшись на взгляд Эдрахиля, а потом услышав голос Финрода:
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
Адан замер, пока еще не понимая, что происходит. Что-то менялось. Неуловимо и неостановимо.

0

19

"Прости. Я не хотел этого..."
"Ты ни в чем не виноват," - быстро и горячо ответил Энвинион. Для разговоров уже не было времени, события развивались стремительно. Темный майа не то понял, не то просто заподозрил что-то, по его непроницаемому лицу ничего нельзя было понять - но слова его били в цель.
- Вы и есть шавки,
- С вашего позволения, господин, мы не шавки. Мы - разведчики.
- Так точно, господин. И не надо этим с нами так обращаться. Им делать на дороге не хрена, вот они и ищут, к кому прикопаться.

Ненужная ссора... Только им сейчас вряд ли что-то могло помочь, кроме чуда. Особенно когда Саурон стал задавать вопросы.
- Значит, король Дориата хочет Сильмарилл? Важные новости, И какие же меры он принял?
- Так и есть... хочет. Правда, каким образом он его добыть собирается, мы так и не поняли. Вроде пока разведкой ограничивается, мало мы от остроухих добились... не успели.
Вранье было очевидным - ради таких вестей в Ангбанд спешить не стоило. Даже тупость орков не служила оправданием... Но следующие слова Тху были еще хуже.
- Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен, Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...
Берен дернулся было вперед, и Энвинион испугался, что он кинется на майа и заплатит за такое жизнью... Но человек сумел удержать себя в руках даже сейчас, и неожиданно раздался твердый и уверенный голос короля.
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
Видимо, тот понял, что чары более не будут защитой, и решил поторопить события. Сердце эльда сжалось от страха - что будет с королем? Бессознательно он шагнул ближе к нему.

0

20

НПС - Ворондил

Все ожидания Ворондила от похода сбылись - они попались оркам и предстали перед Сауроном. Другого нолдо и не ожидал, ибо провал их операции был явен еще до ухода. Но бросать друзей в беде - не по-товарищески, даже если они избрали себе верную гибель. "В Мандосе встретимся!" - часто успокаивал себя Ворон, но сейчас эта мысль не успокаивала. Эльф не жалел, что покинул Нарготронд и отправился в безумный поход, но теперь, когда он предстал пред очами Саурона, в облике орка (что не приносило ему особого удовольствия), Ворондил отчетливо осознал, что является мазохистом. А в ином случае зачем ему все это надо? В поход еще этот поплелся. Но нет, он не мог бросить друзей и сейчас, находясь на острие ножа он был рад и горд, что если он и потеряет друзей и, скорее всего, погибнет сам в таком случае, ему не придется жить с чувством вины. И это умозаключение придавало ему духа.
Все это время он молчал. Думал, рассматривал. Друзей, врагов, убранство вражьей крепости. Вот это память будет ему, если он выживет! Большая часть отряда огрызалась с орками, но Ворон не находил это занятие полезным, а на "добродушный" жаргон старался не обращать внимания, дабы не разъяриться и не въехать кому-нибудь из них в морду. При Сауроне он молчал, отведя взгляд в сторону, на стену и рассматривая ее, пока Финрод не произнес роковую фразу. "Ой, дурааак..." - протянул Ворон, зажмурив глаза - теперь он не сомневался, что станет обедом для той волчары, что сопровождала их к Гортхауэру. Теперь Ворондил желал выжить только для того, чтобы убить Фелагунда, который-не-может-держать-рот-на-замке. Но, конечно, потом к эльфу пришло прозрение и он понял, что так государь с Берена принял удар на себя, ибо тот смертный был слишком горяч, чтобы стерпеть такое оскорбление его любимой. Но Ворон предпочитал пока не вмешиваться в диалоги, ожидая дальнейших действий, но уже приготовившись остатком своей жизни смерть нести этим темным тварям.

0

21

"Ты ни в чем не виноват,"
"Надеюсь"
Тьелпелоссэ мысленно улыбнулся другу.
- Вы и есть шавки,
- С вашего позволения, господин, мы не шавки. Мы - разведчики.
- Так точно, господин. И не надо этим  с нами так обращаться. Им делать на дороге не хрена, вот они и ищут, к кому прикопаться.

Берен, да и Эдрахиль, все еще пытались что-то делать. Точнее, пытался Берен, а Эдрахиль, скорее всего, прикрывал его. Только все, кажется, было зря... Он и сам не знал, почему чувствует это. Но с надеждой расставаться тоже нельзя. Никогда. До последнего.
- Значит, король Дориата хочет Сильмарилл? Важные новости, И какие же меры он принял?
- Так и есть... хочет. Правда, каким образом он его добыть собирается, мы так и не поняли. Вроде пока разведкой ограничивается, мало мы от остроухих добились... не успели.
- Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен, Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...

Тьелпелоссэ вздрогнул и посмотрел на Берена. Как бы тот не сделал чего-то непоправимого... Но адан сдержался, хоть и дернулся.
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
Твердый голос Финрода прозвучал неожиданно и странно в этом, пропитанном страхом и ненавистью месте...
Эдрахиль и Энвинион встали ближе к королю. Тьелпелоссэ последовал их примеру. Теперь уже не имело смысл ничего и никого изображать. Он смело посмотрел в глаза Саурону. Страха по-прежнему не было. Наоборот, даже азарт какой-то.

0

22

НПС Саурон

- С вашего позволения, господин, мы не шавки. Мы - разведчики.
- Так точно, господин. И не надо этим с нами так обращаться. Им делать на дороге не хрена, вот они и ищут, к кому прикопаться.

Нахальство эльфов Саурон пропустил мимо ушей. Глупцы. Если они в самом деле рассчитывали обмануть его маскарадом, то для начала следовало засунуть собственную гордость туда, где ей и следует находиться, но ему все эти мелочи были неважны.
- Так и есть... хочет. Правда, каким образом он его добыть собирается, мы так и не поняли. Вроде пока разведкой ограничивается. мало мы от остроухих добились... не успели.
- Эту информацию вы посчитали столь важной, что поспешили в Твердыню, забыв отчитаться здесь?
Отборнейшая чушь. Как видно, эльфы даже красивую историю не удосужились сложить... нужно будет разобраться в том, что из сказанного правда, а что додумано - полностью такую байку не сложит никто. Он все равно задержит лже-орков в Тол-ин-Гаурхот и еще успеет спросить.
Первая же его стрела попала в цель. Командир рванулся вперед, но, к счастью для себя, вовремя опомнился. Зато неожиданно раздался новый для Саурона голос, твердый и решительный.
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
Так вот кто настоящий командир отряда! Гортаур внимательно поглядел на наглого эльфа, как видно, сообразившего, что их раскрыли. Жаль... придется сыграть в иную игру, но сначала...
- Ты полагаешь, что Дориат защищен надежно? Ни женские юбки, ни мужские тайны не защитят твердыни эльфов. Тайны будут раскрыты, и покровы сорваны, - голос майа изменился, стал низким и гортанным, и слова становились странной мелодией - в них вплетались нити магии. - Чары спадут, тайное станет явным, сокрытое - обнаженным...
Вот сейчас ложный облик растает, как снег от огня.

0

23

- Ты полагаешь, что Дориат защищен надежно? Ни женские юбки, ни мужские тайны не защитят твердыни эльфов. Тайны будут раскрыты, и покровы сорваны.  Чары спадут, тайное станет явным, сокрытое - обнаженным...
Финрод чувствовал, что в голос майа вплетаются чары, что сейчас их иллюзия падет... И не попытался  сделать ничего, чтобы  удержать ее. Какой смысл? Чары не были рассчитаны на майа, да и не нужны они были теперь, только силы зря тратить на такие мелочи. А сейчас были важны не они, сейчас каждое мгновение должно быть посвящено одному удару. Если он сможет одержать верх... Да если и нет - все равно не сдастся.
- Наша  главная защита - цели, ради которых мы живем, и надежда, над которой ты и твой властелин не властны.
Потянуть чары на себя, эту тонкую ниточку, которая теперь была самым сильным оружием. Пусть не победить, но схлеснуться с этим противником, который не по плечу никому больше. А он... Он справится, не имеет права не справится. Только бы он на него отвлекся, а не на остальных.

0

24

- Эту информацию вы посчитали столь важной, что поспешили в Твердыню, забыв отчитаться здесь?
Кажется, вопрос уже не требовал ответа. Потому что - Эдрахиль чувствовал это, - Саурон уже все прекрасно понял. Чары рассыпались по злой волей майа... Пока этого не было видно, внешний облик еще держался, но это уже была лишь иллюзия.
- Ты полагаешь, что Дориат защищен надежно? Ни женские юбки, ни мужские тайны не защитят твердыни эльфов. Тайны будут раскрыты, и покровы сорваны, Чары спадут, тайное станет явным, сокрытое - обнаженным...
Голос майа стал ниже, словно шел откуда-то из глубины. Изменился и сам ритм речи - он будто бы не пел, но в то же время странным образом его слова и голос образовывали нечто вроде песни.
- Наша  главная защита - цели, ради которых мы живем, и надежда, над которой ты и твой властелин не властны.
Голос Финрода казался тихим, но...таким тихим бывает костер, прежде чем разгореться в полную силу, взлетая к небу острыми языками пламени.
Эдрахиль встал еще ближе к другу... Да, наверное. из всех них только Финдарато был по плечу такой противник. Больше никому не справиться... Но один сражаться он не должен. Пусть словами не поможешь, а чары такой силы не поддержать. Но быть рядом - этого никто не запретит.
Эдрахиль чувствовал, как ложный облик слетает с них - как будто ветер срывает листья с деревьев. Ну что же... так проще смотреть в лицо врага, не опуская глаз.

0

25

- Эту информацию вы посчитали столь важной, что поспешили в Твердыню, забыв отчитаться здесь?
- Так мы... в Твердыню и шли! Нам велели сначала там отчитаться, господин!
Саурон не верил. Ни одному слову, кажется. Точнее, было куда хуже... он понял, что часть сказанного - правда и теперь хочет узнать, что именно.
После слов Финрода майа обернулся к нему... И тут... Глазами человека все выглядело странно. Он не понимал, что происходит, с чарами был знаком очень поверхностно. Но знал, что сейчас они похожи на ветхую одежду, что держится на нескольких гнилых нитках... Он посмотрел на своих спутников - их лица были словно в туманном мареве - такое бывает в сильную жару, когда воздух словно плывет перед глазами...
- Ты полагаешь, что Дориат защищен надежно? Ни женские юбки, ни мужские тайны не защитят твердыни эльфов. Тайны будут раскрыты, и покровы сорваны, Чары спадут, тайное станет явным, сокрытое - обнаженным...
Голос Саурона словно поплыл над двором, расползаясь и заполняя все пространство. Берен чувствовал, как что-то давит на плечи - с такой силой, что хотелось упасть, и устоять на ногах было тяжело.
- Наша  главная защита - цели, ради которых мы живем, и надежда, над которой ты и твой властелин не властны.
Король принял вызов... Рядом с ним, выпрямившись, сбросив с себя орочью сутулость, встал Эдрахиль... Это бой, понял адан. Такой же, как на войне, лишь с другим оружием... И это бой Финрода, потому что больше никто этим оружием не владел...

0

26

"Надеюсь"
Энивинион ответил на мысленную улыбку, и разговор был окончен. Зато дела отряда принимали совсем скверный оборот.
- Ты полагаешь, что Дориат защищен надежно? Ни женские юбки, ни мужские тайны не защитят твердыни эльфов. Тайны будут раскрыты, и покровы сорваны, Чары спадут, тайное станет явным, сокрытое - обнаженным...
Гортхаур вплетал в слова чары, от которых, уж наверное, их облик должен был туманом развеяться... В голове шумело, и эльда почувствовал, как подгибаются ноги от слабости, но тут...
- Наша  главная защита - цели, ради которых мы живем, и надежда, над которой ты и твой властелин не властны.
Спокойный и сильный голос короля словно бы поддержал его - это был щит, укрывший всех от магии Саурона. Но эльф против майэ? Энвинион замер, не зная, что делать дальше. Его шатало, но на ногах он еще стоял. Жаль, что это не бой на мечах... В чарах от него проку не было.

0

27

- Эту информацию вы посчитали столь важной, что поспешили в Твердыню, забыв отчитаться здесь?
- Так мы... в Твердыню и шли! Нам велели сначала там отчитаться, господин!

Напрасно... Все напрасно. Тъелпелоссэ не был магом и в чарах не смыслил ничего, но он был художником и тонко чувствовал все, что происходит вокруг. Впрочем... сейчас тонкость чувств была не обязательна, чтобы понять - ложный облик Сауроном уже разгадан. а сорвать его для майя - все равно, что сдернуть маску с лица.
- Ты полагаешь, что Дориат защищен надежно? Ни женские юбки, ни мужские тайны не защитят твердыни эльфов. Тайны будут раскрыты, и покровы сорваны, Чары спадут, тайное станет явным, сокрытое - обнаженным...
Голос Саурона набрал силу, заполняя двор. На плечи навалилась тяжелая тоска, такая, что подкосились ноги. Тьелпелоссэ заставил себя стоять прямо, уже зная, что орочьи личины давно испарились. От этой мысли стало даже немного легче - быть собой всегда лучше, даже если это грозит гибелью.
- Наша  главная защита - цели, ради которых мы живем, и надежда, над которой ты и твой властелин не властны.
Голос Финрода взлетел светлым клинком, отражая удар Саурона. Краем глаза эльф видел, что и Эдрахиль, и Энвинион, и все остальные тоже выпрямились, стоя рядом с королем. Теперь им оставалось только это - гордость и надежда... Если бы можно было еще хоть как-то помочь государю...

0

28

- Если синдар вступят в войну, то лучшим нашим трофеем станет принцесса Лютиен. Повелитель был бы рад развлечься с ней... потом поучаствовали бы и особо отличившиеся...
- Не думаю, что такой трофей будет вам по зубам.
В том, что они раскрыты, сомневаться не приходилось. Да вряд ли столило надеяться, что им удастся перехитрить темного майя... Орикон увидел, как дернулся адан в ответ на оскорбительные слова Саурона. Но Король держался с присущими ему выдержкой и достоинством, словно не происходило ничего особенного.
А потом стало происходить что-то странное. В голосе Темного зазвучали протяжно-певуче, в них чувствовалась непонятная сила. Перед глазами все поплыло, юношу ощутимо шатнуло, словно от сильной усталости... Это длилось лишь несколько секунд, а потом Орикон заметил, что наложенный облик медленно сползает с друзей. Следом за Эдрахилем юный нолдо шагнул к Королю, готовый защищать его от всего мира.

0

29

НПС Саурон

Якобы командир отряда еще пытался отвечать на его вопросы, но все было неважно. Все было неважно, кроме его заклинания, от которого наложенные на эльфов чары поплыли, стали таять... пока не случилось неожиданное.
- Наша  главная защита - цели, ради которых мы живем, и надежда, над которой ты и твой властелин не властны.
Вставший против него эльф не просто был дерзок - он попытался отразить атаку! Гортхаур был более чем удивлен самим фактом того, что эльф посмел тягаться с ним, с майа. Поединок Песен Силы... нелепо и странно - ни один эльф не мог быть ровней ему, хотя внезапным ударом наглецу и удалось удержать заклятие ложного облика. И, придя в себя от удивления, Саурон продолжил наступление, хотя весь отряд и собрался за спиной у певца. Глупцы. Думают, что смогут поддержать его.
- Что за цели, которые стоят жизни? Ты глупец, эльф. Что за надежда выживет здесь? Надежда - не более чем глупое упрямство, лишь названное красиво. На что тебе надеяться?
Майа усилил натиск, еще не всю свою мощь вкладывая в магию, но уже и не небрежным жестом первой фразы разбивая чары. Он собирался играть по правилам поединка - обернуть то, что споет эльф, против него же самого.

0

30

Финрод чувствовал где-то на краю сознания остальных - как  маленькие искры, которые ни в коем случае нельзя было потерять, но на которые нельзя было отвлекаться. Ни на что нельзя было... Тоько бы они не вмешивались... А Саурон не придумал какой-то новой подлости. Пока это было самым страшным -  во времяя поединка он никак не мог бы  вмешаться в то, что происходило во дворе.
А напор майа усилился, почти сбивая с ног, чары давили  тяжелым обручем... Только вот - его удар не достиг цели.
- Что за цели, которые стоят жизни? Ты глупец, эльф. Что за надежда выживет здесь? Надежда - не более чем глупое упрямство, лишь названное красиво. На что тебе надеяться?
- Только трусы ценят свою жизнь превыше всего.
Он начал тихо, но постепенно голос эльфа приобретал все большую силу.
- Верность и вера.  Честь.  Какая надежда, говоришь ты? Любая... Та, которая живет. А что за надежда, если ее можно так легко уничтожить? Даже здесь - разве ты не видишь ее? Ту самую, которую так стараешься искоренить, и которая, раз за разом, оказывается сильнее и вновь поднимает голову? Тебе никогда не лишить живущих надежды, как и не лишить их способности мечтать.
В самый темный день - но и эльфы, и люди - все равно будет верить, что будет что-то хорошее. Светлое... Не зря же то, что они хотят видеть, называют  всетлым.

0


Вы здесь » Тайная обитель » Лейтиан » Минас-Тирит